7 вопросов Рустаму Рахматуллину, координатору общественного движения «Архнадзор»

Андрей Молодых
4 июля 2013, 00:00

Более трех месяцев «Архнадзор» отстаивает дом № 9 по улице Воздвиженка, также известный как дом Болконских, в борьбе с «Центром развития межличностных коммуникаций», который является собственником здания и осуществляет его варварскую реконструкцию. В ночь на 25 июня члены общественного движения забрались на купол здания, чтобы предотвратить его демонтаж. Акция оказалась успешной — координаторам предоставили ордер, запретивший вести строительные работы по этому адресу еще три месяца назад. Но работы продолжаются

Фото: Анатолий Жданов/Комсомольская Правда/PhotoXPress

1. Вы действительно пристегивали себя наручниками?

Наручники не имели смысла, там, наоборот, была нужна мобильность. Ночью нам позвонили наши дежурные и сказали, что к сносу приступила техника, что крюк монтируют цепями к куполу. Я подумал, что купол — точка невозврата. Самая узнаваемая часть дома. Попасть наверх было легко: охрана там вообще никакая. Увидел рядом еще двоих своих товарищей. Заранее ни о чем не договаривались. Каждый принимал решение сам.

2. К вам вышли переговорщики со встречными требованиями?

Вышли с просьбами, а требовали мы. Подошли рабочие вместе с сержантом полиции — и вскоре согласились на демонтаж крепления крюка. Кран опустился, но не уехал, поэтому мы остались на куполе. Нам хотелось дождаться начала работы мэрии. В половине восьмого офицеры полиции предложили нам спуститься — уже в категорической форме. После того как наши товарищи увидели, что нас увозят, был второй прорыв на купол. А позже туда поднялся депутат Владимир Родин, которого нельзя было снять с купола: он неприкосновенный.

3. Все-таки депутат на куполе имеет больший вес, чем вы?

День закончился тем, что Владимир Романович добыл копию предписания ОАТИ (Объединения административно-технических инспекций. — «РР») о приостановке работ с 11 марта. И тут все увидели, что мы больше ста дней бегаем вокруг дома, в котором валяется запрет на работы. Приехал инспектор ОАТИ, все подтвердилось. Нам казалось, что после таких событий должен наступить перелом. Но мэрия продолжала молчать, через два-три дня застройщик продолжил с того же места. А инспекторы ОАТИ просто «соскочили»: не зашли на стройку, чтобы подтвердить собственное предписание.

4. Вы не пытались взывать к гражданским чувствам рабочих?

С рабочими было сложно общаться, потому что они не понимают по-русски. У меня один раз возникла мысль поговорить с ними про аллаха и про Льва Толстого. Но не стал. А те немногие, для которых русский язык родной, демонстрируют предельный цинизм. То делают грустные глаза вроде «вы же понимаете, у нас семеро по лавкам», то шипят что-то злобное: «А мы сейчас болгаркой». Общаться с ними совершенно бессмысленно.

5. С точки зрения вашего движения Собянин лучше Лужкова?

Я вижу разницу между ними. Бездействие Собянина — это неспособность управиться с федеральным застройщиком. Инвестиционный бум в центре снижен, лужковские строители взяты «к ногтю». А федералов Собянин приструнить не может. Мы не знаем, возражает ли он им вообще. Сегодняшняя задача — сделать так, чтобы преференции для придворных стали невозможны. Чтобы люди, которые вместе «едят глухаря», понимали: лучше не надо.

6. Эти неведомые федералы как-нибудь персонифицированы?

Это, например, некто Кирилл Ковальчук, сын некоего другого Ковальчука и племянник некоего третьего. Видимо, род столь же славный, как Волконские, не знаю. Но гербовый щит на фасаде по проекту исчезает. А это знак. Фамильные гербы сбивали при советской власти. Агрессия плебейства, полагающего, что оно — элита. «Вишневый сад».

7. Чем закончится это противостояние?

Мы не прогнозируем. Надо делать, что делаешь. Купол к концу недели был утрачен, но еще остались половина белокаменного карниза, прекрасный декоративный фриз и тот самый гербовый щит.

Хроника общественных акций «Архнадзора» по защите дома Болконских

29/11 — 2/12/2012

NON/FICTION, ЦДХ: сбор подписей в защиту «дома старика Болконского». Итог: 3000 подписей под письмом президенту.

12/03/2013

Воздвиженка, 9: Л. Толстой и «Архнадзор» пикетируют против разрушения «дома старого князя Болконского». Фотография Л. Толстого с плакатом на груди вызывает поддержку прохожих.

26/03/2013

«Центр развития межличностных коммуникаций» вручает Горьковскую литературную премию. К пикету «Архнадзора» подключается А. М. Горький.

12/06/2013

Экскурсии по Воздвиженке. Экскурсии — одна из самых интересных и многолюдных форм общественного протеста, которые практикует «Архнадзор».

25/06/2013

Ночью участники движения забираются на дом Болконского, чтобы остановить демонтаж купола. С этого момента акции заканчиваются и начинается открытое противостояние.