Ансамбль духовных «скрепачей»

Дарья Данилова
4 июля 2013, 00:00

Воронежский общественный деятель Евгений Мазепин предложил запретить вступать в четвертый и последующие браки иначе как по решению суда. Свою инициативу он собирался провести через думский комитет по делам семьи, члены которого, правда, поспешили от нее откреститься. Между тем она лежит вполне в русле многих идей, уже выдвинутых депутатами в последние месяцы. «РР» представляет рейтинг государственных деятелей, наиболее активно озаботившихся «духовными скрепами», о необходимости которых полгода назад заявил президент Путин

01. Елена Мизулина, председатель комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей

«Любая благополучная семья опирается на традиционные ценности. В первую очередь это союз мужчины и женщины, второе — регистрация брака, третье — совместное воспитание нескольких детей, четвертое — авторитет родительской власти и пятая традиционная ценность — любовь к детям и отказ от аборта как проявления ненависти к детям»

В прежние времена депутат Мизулина была известна прежде всего тем, что в качестве члена думской фракции «Яблоко» занималась юридическим оформлением так и не состоявшегося импичмента президента Ельцина. Переключившись на дела семейные, Мизулина, по ее собственному признанию, «серьезно изменила свои взгляды на либерализм». Теперь она среди авторов законов о защите чувств верующих и детей от «вредоносной информации» в интернете, а также «закона Димы Яковлева».

В июне возглавляемый ей думский комитет опубликовал «Концепцию государственной семейной политики до 2025 года». Авторы предлагают, в частности, «изымать» усыновленных детей, если выяснится, что они проживают в однополой семье, а с разводящихся брать своеобразный налог. Спустя два дня после публикации этого документа о своем «цивилизованном разводе» объявила чета Путиных. А позже выяснилось, что некоторые его концептуальные положения практически слово в слово списаны с университетского курса «Семьеведение» Томского политеха.

02. Виталий Милонов, депутат заксобрания Санкт-Петербурга.

 rr2613_034_2.jpg

«Дело не в гомосексуалистах, конечно. Гомосексуалисты, в общем, нас вообще не интересуют. Мы говорим о совокупности наших ценностей и традиций. Это некая декларация морального суверенитета нашей страны»

Неизвестно, понимал ли депутат Милонов, сколько внимания будет привлечено к ЛГБТ-сообществу благодаря инициированному им запрету пропаганды нетрадиционных сексуальных связей в одной отдельно взятой культурной столице. Всего за год борьба с геями стала темой номер один в России и важной чертой ее зарубежного имиджа.

Вот уже и Совет Федерации одобряет запрет гей-пропаганды на федеральном уровне, а у Госдумы под помидорно-яичные залпы митингуют отечественные ЛГБТ-активисты. Путина в Амстердаме встречают возмущенные голландские геи, в криминальных сводках все чаще появляются сообщения об избитых и убитых за не ту ориентацию, а сотрудники российской миссии при ОБСЕ жалуются, что вся их работа свелась к ответам на возмущенные запросы евродепутатов. Сам же депутат Милонов, хоть и не устает повторять, что гомосексуальной тематикой не интересуется, прослыл по ней главным специалистом.

03. Павел Пожигайло, председатель комиссии Общественной палаты по культуре и сохранению историко-культурного наследия

 rr2613_034_3.jpg

«Мое личное мнение таково: идея литературы ХIХ века — что власть по определению виновна, а народ по определению чист — и привела к революции. Салтыков-Щедрин в своих произведениях делает виноватым власть, чиновника, превращает их в дремучее царство, а народ везде чист. Но народ не чист»

Филологические штудии бывшего замминистра культуры натолкнули его на мысль о создании единого школьного учебника по литературе, в котором «Ревизор» был бы сбалансирован «выбранными местами из переписки с друзьями». Он даже объявил, что получил одобрение Минкульта, но никто из его руководителей официально инициативу Пожигайло до сих пор не поддержал.

Впрочем, на литературных экзерсисах он не остановился и предложил «на какое-то время» прекратить обучать российских школьников иностранным языкам: мол, у нас и так трудно с демографией, а тут многие еще и на чужбину рвутся… Однако эта идея никакого внимания властей тоже не привлекла.

04. Ирина Яровая, глава комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции

 rr2613_034_4.jpg

«Лицемерно и недопустимо говорить о заботе о государстве Российском, если свое собственное благополучие и будущее семьи связываешь с другими государствами»

Депутат Яровая, в прошлом активная «яблочница», а ныне один из лидеров «патриотической платформы» «Единой России», стоит в авангарде борьбы против зарубежных счетов российских депутатов. Из-за соответствующих законов стены парламента пришлось покинуть сразу нескольким народным избранникам.

Сама Яровая здесь кристально чиста: ее квартиру стоимостью 3 млн долларов нашли не где-нибудь в Майами, а в элитном жилом комплексе в центре Москвы. Владелицей официально числится дочь Яровой, которой на момент приобретения собственности исполнилось 17 лет. После появления компромата Яровая заявила, что ее позиция останется «жесткой и принципиальной». Других последствий скандал не имел.

05. Владимир Жириновский, лидер ЛДПР

 rr2613_035_1.jpg

«Надо русский язык освобождать от мусора и иностранных слов. Наш законопроект указывает на то, что нельзя использовать иностранные слова, если есть русские аналоги»

Предложение штрафовать журналистов за использование иностранных слов при наличии русских аналогов пролежало в Госдуме четыре месяца. В итоге, так и не дотянув до первого чтения, документ вернули Жириновскому и соавторам на переработку — за расплывчатость формулировок. Выдохнувшие журналисты продолжают партию Жириновского именовать либерально-демократической (от лат. liberalis — «свободный» и древне-греч. δημοκρατ?α — «власть народа»), самого Жириновского величать депутатом (от лат. deputatus — «посланный») и тихо страдать английским сплином, короче — русской хандрой.

06. Василий Бочкарев, губернатор Пензенской области

 rr2613_034_5.jpg

«Не сбросил вес, не привел себя в порядок — уходи из правительства»

Здоровый дух, как известно, обитает в здоровом теле. Видимо, поэтому в рамках общероссийской кампании по борьбе за нравственность губернатор Бочкарев озаботился внешним видом своих подчиненных. Начало должен положить министр здравоохранения области Владимир Стрючков, которому поручено за полгода похудеть на 16 кг. Схожие распоряжения получили еще несколько чиновников. Мы будем внимательно следить за исполнением губернаторских наказов.

07. Сергей Железняк, депутат Госдумы

 rr2613_035_2.jpg

«Мы считаем, что мат никоим образом не соотносится ни со свободой слова, ни с достижениями демократии. Больше двух третей наших избирателей против использования нецензурной брани в СМИ. Мы выполнили их волю»

С момента принятия закона о запрете мата в СМИ прошло почти три месяца. Волна творческих экзерсисов редакций на тему «как выматериться так, чтобы за это ничего не было» уже спала, а вот мат из медиа — пусть и в завуалированном виде — никуда не делся. Роскомнадзор бьет тревогу: матерщинников продолжают «запикивать», а иностранная нецензурная брань и вовсе сохраняется в первозданном виде. Несколько редакций уже получили за это предупреждения, однако пока обошлось без прекращения работы.

08. Валерий Трапезников, депутат Госдумы

 rr2613_035_3.jpg

«Если любишь родину, должен учиться у нас. У нас прекрасные вузы, даже в провинции. Вспомните Антона Павловича Чехова, писателя и земского врача. Надо ориентироваться на такие духовные ценности»

После того как парламентарии приняли «закон Димы Яковлева» и вырвали российских детей из лап американских усыновителей, настал черед позаботиться о будущем собственных детей. Научить чиновничьих отпрысков родину любить последовательно, но безрезультатно пытается депутат-токарь Валерий Трапезников. Сначала он хотел возвращать детей госслужащих на родину после учебы за границей. Потом решил, что даже и выпускать их в иностранные учебные заведения не следует. Но по странному стечению обстоятельств до официального обсуждения его инициатив парламентариями, среди которых немало заботливых пап и мам, таких как вышеупомянутый депутат Железняк, дело так и не дошло.

09. Андрей Луговой, депутат Госдумы

 rr2613_035_4.jpg

«У нас и не запрещено публично оскорблять государственную власть. Я считаю это наглостью, свинством, ублюдством и непорядочностью. Вот с подобными ублюдскими высказываниями мы будем действовать жестко и принципиально в соответствии с  законом. Мы не говорим о том, что мы запретим иметь двойное, тройное или какое угодно — пятерное — гражданство. Мы говорим о том, что если ты не являешься гражданином страны и, пользуясь возможностью, вещая на всю страну, оскорбительно себя ведешь по отношению к многомиллионному государству, то нечего тебе делать на федеральном канале. Пендаля таким под задницу — и до свидания»

После того как в эфире «Первого канала» Владимир Познер раскритиковал «закон Димы Яковлева» и назвал Госдуму «Государственной дурой», депутаты обиделись всерьез. Четверо из них во главе с Андреем Луговым из фракции ЛДПР предложили законодательно запретить работать на госканалах лицам с иностранным гражданством (у Познера помимо российского есть еще французский и американский паспорта).

Рассматривать «закон Познера» в итоге не стали: сначала журналист вторично извинился за свою «оговорку», позже генеральный продюсер «Первого канала» Константин Эрнст заявил, что провел с Познером «серьезную разъяснительную беседу». На том и успокоились.

10. Александр Михайлов, депутат заксобрания Забайкальского края

 rr2613_035_5.jpg

«В крае необходимо принять закон, по которому десантники имеют право хватать геев и тащить на площадь, где казаки будут хлестать их нагайками»

Идея депутата Михайлова обошла все выпуски новостей и стала мемом в твиттере. К счастью, в законотворческий оборот ее не взяли, восприняв, скорее, как неудачную шутку, за которую Михайлова даже и журить особенно не стали: это же не гей-пропаганда среди детей какая-нибудь.

Фото: Сергей Пятаков, Рамиль Ситдиков, Владимир Федоренко, Илья Питалев, Андрей Козлов/РИА Новости; Сергей Ермохин/Интерпресс, Сергей Фадеичев, Александра Мудрац/ИТАР-ТАСС; Григорий Собченко, Сергей Киселев/Коммерсантъ