Фильмы

Афиша
Москва, 11.07.2013
«Русский репортер» №27 (305)

Камилла Клодель, 1915

Бруно Дюмон

Мнение

Лицо как кино

В прокат выходит «Камилла Клодель, 1915» француза Бруно Дюмона — чистое, прозрачное и бездонное кино, которое не перескажешь словами. Пересказывать и нечего: весь сюжет исчерпывается начальными и финальными титрами, скупо сообщающими, что Камилла Клодель (Жюльетт Бинош) — французский скульптор, сестра Поля Клоделя, любовница Огюста Родена, заточенная своими родственниками в психиатрическую клинику, откуда она тщетно пыталась вырваться и где провела почти всю жизнь.

Все, что между титрами, между словами, — это лицо и фигура Жюльетт Бинош, ее глаза, походка, жестикуляция, движения, неподвижность, выражающие при абсолютной сдержанности актерского рисунка весь спектр состояний, которые испытывает всякий свободно рожденный человек в условиях тотальной несвободы.

В картине отчетливо показан контраст между Камиллой, больной и безумной, потому что больны и безумны люди, лишившие ее возможности жить и творить, и настоящими умалишенными, сыгравшими у Дюмона самих себя. Причем тюрьмой Камиллы становится уже не только физическая реальность — изолированная территория больницы, — но и собственное тело, которое, лишаясь свободы, тоже тянет человека на дно, превращается в еще одни кандалы.

Это, пожалуй, лучшая за многие годы роль Бинош. Готовясь к «Камилле», она долгое время жила в реальной психиатрической клинике и даже, прочитав письма и дневники своей героини, стала писать от ее имени, как бы продолжая ее опыт в настоящем времени. Результат впечатляет и по воздействию больше всего напоминает «Страсти Жанны Д'Арк» Дрейера — снятый на крупных планах шедевр немого кино, впервые показавший, на что способно на экране человеческое лицо.

Камилла в некоторой степени и есть Жанна — мученица, гений, бунтарь, возведенная на огненный алтарь за то, что, как и всякий художник, была не такой как все и хотела лишь быть собой и принадлежать только себе. А не семье, обществу и богу.

Евгений Гусятинский, кинообозреватель «РР»

Танго либре

Фредерик Фонтейн

Главный герой — тюремный охранник — в свободное время ходит на занятия танго и постепенно влюбляется в свою партнершу по танцам. Однажды они неожиданно сталкиваются в тюрьме, где он работает и куда она приходит на свидание к мужу-заключенному... Французская любовная драма, соединившая красоту танго с суровостью тюремных будней. Специальный приз жюри на последнем Венецианском кинофестивале.

Властелин любви

Майкл Уинтерботтом

Англия рубежа 1960–1970-х. Авантюрист Пол Раймонд открывает первый стрип-клуб — начинание оказывается успешным и вскоре превращается в настоящую империю развлечений для взрослых с хозяином-миллионером.
Впоследствии он захочет передать свой бизнес дочери, но ее трагическая судьба не позволит отцовской империи жить вечно... Познавательный байопик о Раймонде и семидесятых — короткой эпохе, когда было возможно все и даже больше, но за которую потом ее героям пришлось платить по полной.

Обезьяна

Джоэль Потрикус

Стендап-комик Тревор живет в богом забытом городишке и вечерами подрабатывает в клубе, тщетно пытаясь развеселить немногочисленную публику. А еще он пироманьяк, с пламенной страстью поджигающий все, что попадается на глаза. Когда парня выгоняют с работы, он выходит на тропу войны… Очередное независимое американское кино о том, как среда заела очередного маленького человека, доведя его до точки кипения.

Перед полуночью

Ричард Линклейтер

В 1995 году Линклейтер снял культовое кино «Перед рассветом» — романтическую историю двух попутчиков (Итан Хоук и Жюли Дельпи), которые познакомились в поезде, провели вместе всего один день и расстались, договорившись видеться хотя бы раз в году. Спустя девять лет режиссер снял сиквел — «Перед закатом», посмотрев на своих героев спустя почти десятилетие. И вот теперь третья часть, в которой они вновь встречаются и проверяют свои чувства. Ностальгическое кино о времени, которое стремительно меняет все, кроме людей, остающихся теми же самыми, что и двадцать лет назад.

У партнеров

    Реклама