Откуда у нас руки растут

Сцена
Москва, 22.08.2013
«Русский репортер» №33 (311)
Новая индустриализация названа первым слагаемым нашего будущего исторического успеха в манифесте Общероссийского народного фронта. Но кто будет ее осуществлять? Квалифицированные рабочие — одна из главных потерь страны за двадцать лет реформ. Некоторые производства не открываются только из-за того, что некому встать к станку. В этом году Россия впервые участвовала в Международном чемпионате молодых рабочих WorldSkills International в Лейпциге. Это главное событие года для тех, кто еще не разучился работать руками. Однако славы там наши не снискали

Фото: Андрей Молодых

—Я когда беру в руку держак или горелку, то чувствую себя в своей тарелке. Я именно это люблю, — у сварщика Ильи Кулакова даже глаза светятся, как искры от сварки.

Илья говорит о сварке как о поэзии. Здесь и режим подобрать нужно, и формирование шва — он же должен укладываться и ровно, и с определенной чешуей. Пока Илья говорит, я в свою очередь пытаюсь уложить его в личный стереотип сварщика — матерящегося подвыпившего мужика со сверкающей фиговиной в руках. Не укладывается.

— У каждого сварщика свой почерк. Найти двух, которые одинаково варят, невозможно, — подытоживает Илья.

Илья — тамбовский парень, ему девятнадцать лет. В пятнадцать он попал на завод «Комсомолец», и там на него снизошло сварочное озарение. Там, где обычный человек закрывает глаза, Илья открыл свой внутренний мир, полный творчества. И, как у творца, у Ильи есть амбиции, которые он приехал реализовывать в Лейпциг.

В пяти огромных павильонах местного Экспоцентра соревнуются около тысячи выпускников профессиональных учебных заведений: косметологи, сварщики, повара, столяры, ландшафтные дизайнеры — в общем, пятьдесят специальностей. Здесь слова о том, что нет ничего приятнее, чем смотреть на то, как работают другие, обретают предельный гедонистический смысл.

Обыкновенные герои

Отдельный павильон на чемпионате предназначен для национальных учебных заведений — там происходит соревнование за будущее: знакомство с образовательными программами, стоимость обучения, стоимость преподавателей.  Российская стойка пока лишь излучает патриотизм. И правильно делает: наши профессиональные училища со своими образовательными предложениями выглядели бы там смешно. По этой причине наши ребята, которые отстаивали пролетарскую честь страны на чемпионате, по сути, легли грудью на амбразуру. То есть они — герои.

Вот герой Голдобин Иван, он из Пермского края, село  Верх-Рождество, ему двадцать лет. Ваня соревнуется в компетенции «кузовной ремонт».

— Кузовному ремонту ты в колледже обучался? — уточняю.

— По идее, было все так, — Иван расставляет точки над i. — Жестянщик главный, грубо говоря, забухал. Начальник говорит: «Вот, Ванька, тебе машина. Надо ее сделать в ближайшие сроки. На, делай». Я не в коня овес. Приходится делать. Сделал. Вроде начальнику понравилось. Сперва жестянщиком. Потом потихоньку меня в подготовку пересунули. Так все и понеслось.

Ремесло, в котором Иван соревнуется на чемпионате мира, он освоил не в учебном заведении, а в гараже. Для отборочного чемпионата в России Ваниных навыков, таланта и гаража хватило, чтобы занять первое место. Для чемпионата мира представители WorldSkills Russia вытащили Ивана на стажировку в BMW-сервис в Москву.

На конкурсном стенде Ваня столкнулся с проблемой: по стандарту соревнований детали кузова замеряются с помощью электронной аппаратуры, управляемой
по-английски. На время Иван впал в ступор. Эксперт пригласил его в комнату для обсуждения проблемы. Выход нашли простой — делать замеры линейкой. Другие эксперты специально приходили посмотреть на это «чудо».

Беги, робот, беги!

Лидерство в некоторых специальностях закреплено за странами, где определенное производство является одной из ведущих отраслей. Например, движущиеся роботы. Наших тут, понятно, нет. Задача команды — создать робота, который способен на дистанционном управлении собрать из мелких деталей фигурку деревянного человечка.

Южнокорейский парнишка в носках устанавливает на полу штуковину с колесами и движущейся рукой, этот парень — инженер-конструктор, ему не больше 22 лет, так положено по условиям конкурса. Парню в носках ассистирует инженер — оператор робота. Они проверяют наличие контакта машины с пультом. Контакт есть. Робот пританцовывает, двигает рукой, разжимает и сжимает «пальцы». Эксперт, выполняющий роль бокового судьи, поднимает большой палец вверх — корейцы к сборке деревянного человечка готовы. 

Соседи корейцев — французы. Их робот на фоне корейского выглядит инвалидом: у него нет «руки», которой он будет собирать детали и устанавливать их в пазы. Робот больше похож на пылесос. Молодая француженка устанавливает свое детище на поле боя и что-то шепчет над ним. Парень у пульта нажимает кнопки. Пылесос дергается и забивается в угол. За бортом по своему полю гордо проезжает корейский робот. Француженка нервничает и заламывает руки. Над ней склоняется эксперт. Есть контакт? Контакта нет. Упрямый пылесос ни в какую не хочет выбираться из своего угла. На щеках француженки слезы.

У ребят из Южной Кореи и ребят из Франции были абсолютно равные условия: одинаковое оборудование, одинаковое количество времени, одинаковые детали, и те и другие — лучшие в своей стране. Разница в профессиональном опыте. Поэтому за равное количество часов одни собрали упрямый пылесос, а другие — робота.

Точно по такому же «географическому» принципу французы взяли свое золото в соревнованиях «фэшн» и «поварское дело».

Роман с камнем

Юрий Александров из Марий Эл показывает свое мастерство кирпичной кладки. У его соперников готовы три объекта, у него только два. Юра не рискует пилить кирпич болгаркой. Он просил свое образовательное учреждение выслать ему инструмент для резки кирпича, но его неправильно поняли. Теперь у него есть болгарка, но кирпич резать нечем.

— У меня и транспортира не было, — рассказывает Юра о своих сложностях. — Тетрадочку в клеточку нашел, сделал себе угол, отмерил. Это только русские могут из такой ситуации выйти.

Сила наших ребят, несомненно, в пресловутой смекалке. Эти истории до какого-то момента воспринимаются как забавные и даже патриотичные, но потом становится грустно. Словно цивилизация конкистадоров встретилась с индейцами, и индейцы на этот раз — мы. 

У каменщика Влада Чеченева из Башкирии участие в соревновании складывалось негладко еще на отборочном этапе в России. Он показал хороший результат по области, но у руководства учебного заведения были сомнения, может ли Республику Башкортостан представлять не башкир. Вероятно, ответственные лица все-таки догадались, что подобные сомнения отдают дискриминацией.

— Я здесь впервые столкнулся и с этим типом камня, и с оборудованием, — говорит Влад. — Мы с таким инструментом не работаем. Там давление воздуха идет, и когда нажимаешь кнопку, то регулируешь силу его подачи. Когда несколько часов работаешь, руки с непривычки немеют. 

Владу предложили поучиться в Строгановке. Он считает это предложение серьезным и интересным, хотя переживает, что парню из провинции там будет сложно. Есть и другие варианты.

— Вообще мне говорили, что заказы в основном на ритуальные услуги, — заглядывает Влад в свое будущее, — склепы, скульптуры, бюсты. Предлагали попробовать. Я думаю, в скором времени так и произойдет.

Революция в кастрюле

В 1947 году чемпионат организовали для обмена технологиями между Испанией и Португалией. Им нужно было отстраиваться после войны, а технологии строительства были разными. С помощью чемпионата тогда решили вопрос миграции рабочих из одной страны в другую. Спустя пять лет этот опыт повторили на мировом уровне. Одна из задач Worldskills — сделать из рабочего профессионала, который нигде не пропадет. По крайней мере там, где приняты стандарты WS.

Столяр Иван Паршаков, как и Иван-кузовщик, из Пермского края. Только Ваня-столяр северянин, а Ваня-кузовщик южанин. В остальном их истории схожи: дед тракторист, отец тракторист. Вроде бы и Ивану суждено было стать трактористом, но судьба в лице дяди из Екатеринбурга предложила Ивану неожиданный ход — стать столяром.

— Он предложил это мне и моему брату-двойнику, — поясняет Иван.

— Вы с братом близнецы? — уточняю я.

— Не, мы из разных яиц. Мы двойняшки, — Ваня на секунду уходит в воспоминания. — Честно, когда он в армию ушел, я испытывал дискомфорт. Мы с ним всегда вместе. А тут раз — и нет его. Но он уже больше полугода отслужил, осталось недолго. У меня брат такой разгильдяй, вечно куда-нибудь влипает. Хотя если захочет, то будет лучше меня.

— Представления о столярном деле здесь и дома сильно расходятся?

— Отличие кардинальное. Все российское обучение столярке просто устарело, — Ваня не скрывает уязвленной профессиональной гордости. — Я пока здесь был, много чему научился. Вообще Россия должна работать по общеевропейским стандартам. Потому что иначе это приведет к деградации.

Михаил Кощеев соревнуется в поварском деле. Ему девятнадцать лет, живет в Москве. Дома выбирает для работы рестораны с иностранными шеф-поварами: у них есть чему учиться. В свой колледж приходит только сдавать экзамены. К конкурсу готовился самостоятельно: сам меню продумывал, сам готовил, сам себя тренировал.

— Честно сказать, наша кухня, то, чему учат наши мастера, — это алес полный, — с ходу рубит Миша. — Абсолютно не сравнить с мировыми тенденциями. Наш колледж — это стандартная русская кухня: котлеты, мясо, картошка. Это неинтересно.

Миша хочет совершить революцию. Маленькую, поварскую, но революцию. Он собирается с другими молодыми ребятами создать экспериментальную поварскую площадку, где будет возможность организовать новую кухню.

— Российские профессионалы, которые судят в Москве, состоят из сплошных «нельзя», — негодует Миша. — Нельзя класть сырые цветочки, нельзя то, се. Говорят, что технология нарушается, — в итоге отравление. Ни хрена подобного! Многие хотят эту тенденцию поменять.

Виталина Мардарьева из Татарстана стрижет. Ее специальность — парикмахерское дело. После первого дня соревнований Виталина поняла, что вряд ли победит. Но она мыслит позитивно: решила во что бы то ни стало набрать больше очков для общего командного рейтинга. Пришлось учиться буквально на месте.

— Я просто не знала, как ставятся широкие пластинки из волос, меня этому не учили! — радостно сообщает Виталина. — И когда я соображала, как же мне сейчас за пять минут придумать стрижку и ее оформить, у меня взрывался мозг. Но тут появились свободные пять минут, пока мыла голову модели. И я в это время смотрела по сторонам. Кореянка — она, значит, пшикает утюжком и ставит. Я думаю — вот оно! Все! И пошла!

Эту историю Виталина рассказывает всем ребятам, которые собрались после соревнований подвести предварительные итоги. Все искренне рады за Виталину. 

— У нас здесь такие обстоятельства сложились, — эмоционально продолжает Виталина. — У всех трудности. Все расстроенные. Но мы все равно сделаем и пойдем. Я думаю, блин, так реально только русские могут.

— Ощущение родины проявляется? — уточняет лидер команды Борис.

— Я знал, что выступаю за огромную страну, — отвечает за Виталину кто-то из ребят. — И у меня реальная гордость была за огромную Россию. Что я один из своей компетенции представляю Россию. Не облажаться. Работать до конца. Меня угрызения не мучают. Я считаю, что моя совесть чиста.

Эти наивные слова звучат как эмоциональный взрыв. От их искренности пробирает до мурашек. Потому что желание все сделать хорошо здесь сталкивается с тотальной беспомощностью.

Позади планеты всей

Вместе с ребятами предварительные итоги подводит директор департамента госполитики в сфере подготовки рабочих кадров и дополнительного профессионального образования Министерства образования и науки России Наталия Золотарева. Наталия управляет этой сферой недавно, после смены министра. Она успокаивает ребят: их вины здесь нет, и,  несмотря на отсутствие современного оборудования и умения на нем работать, в России много Кулибиных. И конечно же, будет отдельный разговор с конкретными людьми, ответственными за их образование. И еще что-то, такое же ободряющее и, несомненно, важное.

— Вам было неудобно, когда ребята вслух говорили, что им не хватило знаний, не хватило навыков работы на современном оборудовании? — спрашиваю я Наталию.

— За кого неудобно? — переспрашивает она. — За колледжи? Учитывая, что государство первый раз участвует в подобных соревнованиях…    

— Почему мы хотя бы в одной специальности не сильны?

— Я не готова оценочно относиться к этой ситуации, — Наталия старается быть аккуратной в формулировках. — Возможно, мы долгие годы были сосредоточены на высшем образовании. Потому что нужно было развиваться. А в любом развитии ресурсы ограниченны. Акцент был сделан на высшее и общее образование. Сейчас также усиливается акцент на среднее профессиональное.

— Наше современное профессиональное образование отвечает запросам работодателей? — спрашиваю я.

— Все зависит от того, в какое образовательное учреждение ты идешь, — объясняет Наталия. — Если учреждение имеет хорошего директора, который настроен на работу с бизнесом, выстроил хорошую команду, то эта связка бизнес — образование позволяет и обучать на хорошем оборудовании. Вы же слышали: основная претензия — это не вполне современное оборудование.

— Разве не Министерство образования контролирует образовательный процесс, в ходе которого ученик должен освоить современные технологии на современном оборудовании?

— Министерство образования не может всех обеспечить финансированием. В 2007 году был приоритетный национальный проект, когда массово шло финансирование профессиональных образовательных учреждений при софинансировании предприятий. Мы стимулируем развитие партнерских связей.

На церемонии закрытия тьма народу. Болельщики поддерживают своих конкурсантов. Грохочут надувные «батоны», верещат дудки. В общем, праздник. Абсолютным чемпионом стала Швейцария: четырнадцать золотых медалей. Большое количество медалей ушло в азиатские страны. Много в Бразилию. Удивил Иран — три медали. Для сравнения: США участвуют в WS с 1973-го — за все эти годы у них в зачете была всего одна медаль, в этом американцы получили еще одну. Иран является членом WS с 2000 года.

Наши ничего не выиграли, хотя в трех специальностях у ребят были шансы получить высокие баллы: сварка, косметология и поварское дело.

Лучшим в российской сборной стал сварщик Илья Кулаков, он получил медаль Best of Nation. Косметолог Ольга Попова из Москвы очень расстроена, чуть не плачет. Оля фанат массажа. В Лейпциг попала по случайности: на чемпионате России Оля заняла второе место, но потом выяснилось, что золото выиграла девочка из Молдавии, а по условиям конкурса участник должен быть гражданином страны, за которую он выступает. Поэтому поехала Оля. Но среди своих сверстниц в России она лучшая.

В этом году Оля закончила колледж МЧС, ее отделение косметологии было там «белой вороной» — открылось для привлечения учащихся в колледж. В этом году был последний выпуск: отделение, которое выпустило специалиста мирового уровня, теперь закрыто.

Где и как готовят на рабочих
Сколько получает пролетариат

У партнеров

    «Русский репортер»
    №33 (311) 22 августа 2013
    Новый пролетариат
    Содержание:
    Реклама