Такая приятная победа

Спорт
Москва, 22.08.2013
«Русский репортер» №33 (311)
Семь золотых, четыре серебряных и шесть бронзовых медалей завоевали российские атлеты на первенстве планеты. Эти результаты позволили нашей команде выиграть неофициальный командный зачет, впервые за 12 лет обойдя сборную США. На стадионе в Лужниках, где обычно проходят суровые футбольные битвы, зрители под конец заняли все свободные места и показали, что в России тоже любят легкую атлетику и умеют болеть не хуже, чем в Европе

Фото: Grigory Dukor/Reuters

По трибунам стадиона «Лужники» проходит волна. Зрители синхронно встают, вскидывая руки, и так же дружно садятся, как будто уже репетировали это раньше. Смотрится этот особенно эффектно, так как Большая спортивная арена забита до отказа. Тишина пустого стадиона осталась в прошлом. Билеты в кассах давно закончились. Гул, крики, болельщики развернули плакаты, гремят аплодисменты. Бегунья Антонина Кривошапка, получив эстафетную палочку от Ксении Рыжовой, первой пересекла финишную черту и принесла сборной России седьмое золото домашнего чемпионата мира. Трибуны взрываются, люди не могут усидеть на месте, прыгают и размахивают флагами.

Пока внимание зрителей было приковано к эстафетчицам, Сергей Клюгин, олимпийский чемпион Сиднея, пристально наблюдает за сектором для прыжков в высоту. Там его ученица Светлана Школина берет 2,03 м — и впервые в карьере становится чемпионкой мира.

Потом россиянка признается, что восторженное буйство, царившее на стадионе, ей только помогло, а недостаток внимания к ее лучшему прыжку нисколько не испортил ощущения от победы. «Трибуны так поддерживали наших девчонок, которые бежали четыре по четыреста, и внутри у меня что-то заиграло. Я видела, что мы лидируем, это меня настолько взбудоражило, я поняла: надо прыгать сейчас. У меня появилась уверенность — возьму», — говорила она через 40 минут в микст-зоне. Рядом ее соперница Бригитта Барретт что-то громко пела американским журналистам.

Разбег

Последние дни чемпионата мира по легкой атлетике собрали аншлаги — к радости организаторов, спортсменов и журналистов. Теперь можно вздохнуть с облегчением: не так часто россиянам удается просто от души порадоваться за своих. Вечное стремление к идеалу портит радость от любой победы. Четвертое место на Олимпиаде — плохо: почему не третье? А о том, что медалей завоевали больше, чем в прошлый раз, забываем. Золото у фигуристов? А почему не во всех видах программы? Стремление к совершенству — это, конечно, хорошо, без него в спорте ничего не добьешься, но хорошо бы и меру знать.

В первые дни, когда чемпионат только набирал обороты, людей, причастных к его организации и проведению, тревожили мрачные мысли. Пустые трибуны удручали не только хозяев, гости — чемпионы и мировые рекордсмены — недоумевали, почему в Москве они никому не интересны, а иностранные и российские СМИ возмущались пустыми трибунами. «Способна ли вообще Россия организовать крупномасштабные спортивные мероприятия?» — спрашивала немецкая Deutsche Welle.

Как ни горько было слышать такие слова, нужно признать, что упрек был по делу. «Настроение тухлое, заснуть можно. Нельзя отдавать чемпионат мира в страну, которая вообще не интересуется легкой атлетикой», — возмущался чемпион Европы десятиборец Паскаль Беренбрух.

— Конечно, я ожидал, что трибуны будут заполнены, — это же чемпионат мира! Поэтому я даже не знаю, что сказать... Но, с другой стороны, я понимаю, что в будний день все работают. Ведь я сам сейчас здесь выполняю свою работу, — прокомментировал ситуацию Райан Уилсон, серебряный призер чемпионата в беге на 110 метров с барьерами.

Более сдержанно, но не менее разочарованно высказывались и россияне.

— Мне кажется, что здесь огромное количество зрителей. Ведь стадион громадный, а люди рассредоточены на трибунах, поэтому и кажется, что он несильно заполнен, но посещаемость для Москвы, для «Лужников» просто огромная, — пыталась оправдать соотечественников прыгунья в длину Дарья Клишина. — За границей на коммерческих стартах стадионы меньше, и они забиты. Порой, когда я заканчиваю соревнования и хочу посмотреть на трибуне старты в других видах, мне нет места. Приходится сидеть на лестнице или стоять.

Удивление спортсменов можно понять. Чемпионат мира по легкой атлетике — крупнейшее спортивное событие в Москве со времени Олимпиады 1980 года. Обычно в мире такие соревнования собирают полные стадионы, а у нас даже Усэйн Болт бежал стометровку перед полупустыми трибунами.

Опасения на этот счет у наших организаторов были с самого начала. «Мы очень хорошо знаем привычки и традиции нашего зрителя принимать решения в последний момент. К сожалению организаторов соревнований, это касается не только легкой атлетики и происходит каждый раз. Конечно, мы немножко нервничаем», — говорил за месяц до чемпионата генеральный секретарь Всероссийской федерации легкой атлетики Михаил Бутов.

Очевидно, что после чемпионата России, который прошел в июле в тех же «Лужниках» при пустых трибунах, ждали самого худшего, поэтому дирекция турнира пошла на радикальный вариант — раздала билеты бесплатно через районные управы. Но, как показала практика, проблема была вовсе не в высоких ценах — к последнему дню соревнований были раскуплены все билеты, даже самые дорогие. В «Лужники» пришли десятки тысяч зрителей, и это вполне можно назвать маленьким спортивным чудом. Ситуация изменилась за неделю, и стало очевидно, что мы сами не знаем потенциала зрительского интереса. Наша публика может и хочет ходить на стадион, ей нравится легкая атлетика, вот только она сама об этом не подозревает.

Елена Исинбаева не смогла установить  29-й мировой рекорд, но одержала победу в прыжках с шестом rr3313_052_1.jpg Фото: Phil Noble
Елена Исинбаева не смогла установить 29-й мировой рекорд, но одержала победу в прыжках с шестом
Фото: Phil Noble

— Обычно я смотрю чемпионаты по телевизору, боюсь ходить с ребенком на стадион, футбольные фанаты слишком агрессивные, а на легкой атлетике оказалось все совсем по-другому, — говорит болельщица Ирина, с которой мы разговорились на маркет-стрит — центральной аллее, ведущей к стадиону от ворот «Лужников». Здесь развлекательная зона для зрителей: палатки и павильоны, квас и вареная кукуруза, бесплатные моментальные фотографии и одежда с символикой чемпионата.

На сцене — конкурсы, рядом площадка, где каждый может поближе познакомиться с легкой атлетикой: примериться к копью или, например, пройти под планкой для прыжков в высоту — она установлена на уровне мирового рекорда, 2 метра 39 сантиметров. Люди задирают головы с недоверием: не представляют, что человек может взять такую высоту.

Как оказалось, публика вообще слабо разбирается в современных реалиях легкой атлетики. «А кто такой этот Болт?» — слышала я разговоры на трибуне у себя за спиной. Шестикратный олимпийский чемпион, обладатель действующих мировых рекордов в беге на 100 и 200 метров, выдающийся спортсмен современности — его имя для наших зрителей было пустым звуком.

Угрюмый ямаец завоевал в Москве свое первое золото и пожаловался: «Я привык, что стадион во время выступлений бывает заполнен». Что делать, Усэйн, есть только одно имя в легкой атлетике, которое знает каждый россиянин. И именно ей, Елене Исинбаевой, мы обязаны переломом в зрительских настроениях.

— Я бы не сказала, что весь мир может похвастаться полными стадионами в течение всех официальных соревнований, но для меня главное, что даже в квалификации наш сектор был забит, — сказала двукратная олимпийская чемпионка и рекордсменка мира. — Нужно просто популяризировать легкую атлетику, делать больше рекламы, привлекать больше ребят в этот вид спорта. Для этого необходимо создавать условия, тогда все трибуны и стадионы будут битком, появится больше звезд. Нужна просто поддержка свыше.

Прыжок

Выступления Исинбаевой и стали лучшей рекламой для чемпионата в Москве. Впервые сектор действительно был забит во время ее квалификации, а к финалу женских прыжков с шестом на стадионе собралось уже около 45 тысяч человек. Московские зрители очень хотели увидеть мировой рекорд. Лучше всего, конечно, Исинбаевой, но и Болт тоже подойдет. К сожалению, не вышло, хотя Лена очень старалась. Полчаса люди не уходили с трибун, подбадривали свою любимицу.

— Эта любовь и поддержка, которую я здесь чувствую, меня буквально несет на руках, — сказала потом Исинбаева. — Мне приятно, что все, что я просила отрегулировать в секторе, было сделано. Я это говорила не от своего лица, а от лица всех спортсменов, которым предстояло выступать. Сектор у нас получился идеальным. Ладно, мы, русские, привыкли ко всем катаклизмам, но чтобы иностранцы не подавали протесты, мы рассказали, что нужно переделать.

Рекорда от Исинбаевой болельщики не дождались, но и совсем без рекордов не остались. Главные вехи прошедшего чемпионата — это выступление Александра Менькова: 22-летний атлет в этот день не прыгал, а летал и дважды побил рекорд России; победа сборной России в неофициальном командном зачете, чего не было с 2001 года; и новый рекорд посещаемости чемпионатов мира по легкой атлетике.

За восемь вечерних сессий в «Лужниках» побывали более 270 тысяч зрителей, не считая журналистов и официальных лиц — это на 9 тысяч больше прежнегой максимума, зафиксированного в Тэгу в 2011 году. Гордиться этими цифрами можно и нужно смело. Здесь нет излишнего пафоса — просто повод похвалить российских зрителей за чуткость. Распробовав, что такое чемпионат мира, они ринулись на трибуны, чтобы поддержать нашу сборную, не жалели аплодисментов и для иностранных спортсменов.

И все же, почему москвичи и гости города не сразу пришли на стадион? Президент Всероссийской федерации легкой атлетики Валентин Балахничев считает, что сам формат чемпионатов во многом устарел:

Усэйн Болт выиграл в Москве три золота из трех возможных — в беге на 100 м, 200 м  и в эстафете 4х100 rr3313_052_2.jpg Фото: Dylan Martinez/Reuters
Усэйн Болт выиграл в Москве три золота из трех возможных — в беге на 100 м, 200 м и в эстафете 4х100
Фото: Dylan Martinez/Reuters

— Популярность легкой атлетики снижается во всем мире. Мы должны менять правила, иначе рискуем потерять публику, в первую очередь детей. Нужно сделать доступный, соответствующий современным требованиям к зрелищам формат, более близкий современному зрителю, в том числе молодежи. Привнести в легкую атлетику некоторые элементы шоу-бизнеса. Например, я считаю, что легкую атлетику надо проводить не днем, а только вечером. И нужно фокусировать внимание на том или ином событии, которое является главным. Можно играть со светом: если идут прыжки в высоту, то освещать именно этот сектор. Можно изменить правила. Например, прыжки в длину как измерялись в Древнем Риме от какой-то палочки, так и измеряются. А надо считать с места отталкивания. Потому что люди из шести попыток часто делают только две, остальные теряют из-за заступа.

Если формат соревнований станет более динамичным, легкая атлетика наверняка приобретет и в зрелищности, и в популярности у зрителей. Но и в нынешнем виде она, безусловно, интересна, пусть и не может тягаться с игровыми видами спорта вроде футбола или хоккея.

— Во время соревнований тебя ведут в туалет, а тебе все: «Давай, давай, Россия, вперед!» Заводит на самом деле. Хотя наш главный тренер сказал: стены помогают, а мы зашли на стадион, а там стен-то нет! — десятиборец Илья Шкуренев не завоевал медали, зато выиграл соревнования в прыжках с шестом.

— Поддержка была просто фантастической, — вторит ему Сергей Шубенков. Он завоевал бронзу в барьерном беге. — Я чувствовал ее очень сильно. По сравнению с зарубежными соревнованиями при своей публике выступать намного легче. Не могу сказать, как именно результат зависит от поддержки, но сам процесс был великолепен. Не секрет, что легкая атлетика в  России не так популярна, как в европейских странах или в США. Поэтому я в свои выступления стараюсь привносить какие-то элементы шоу, поскольку спорт, как и искусство, существует для зрителей. Но чтобы делать из соревнований такие же шоу, как это удается Усэйну Болту, надо сначала добиться всего того, что удалось ему. Хотя бы третьей части.

Сергей Шубенков понимает, что без «шоуменов» популярность легкой атлетики в мире выше не станет. И, в отличие от многих коллег, готов взять на себя эти функции.

— Буду ходить на все вечеринки в преддверии соревнований, возможно, попробую себя в роли диджея. Но сначала тренировки и соревнования. Надо выиграть медали, а потом уже популяризировать легкую атлетику таким образом.

У Шубенкова есть все, чтобы стать одним из самых известных в мире российских легкоатлетов: привлекательная внешность, талант, возраст, умение живо и интересно говорить. Кстати, английским Сергей владеет ненамного хуже, чем русским. Но главное — бегун действительно добился значительного прогресса: два года назад на чемпионате мира в Тэгу он не вышел даже в полуфинал, а в Москве попал в финал с лучшим временем.

Чемпионат мира завершился, теперь, как водится, наступает пора аналитики и выводов. Пока что торопиться некуда, Олимпиада в Рио будет только в 2016 году, до следующего чемпионата тоже неблизко. Наша молодая сегодня сборная имеет все возможности для дальнейшего роста — деньги, любовь зрителей, поддержку государства — и может развиваться, не ощущая ненужного груза ответственности. По привычке хочется найти какой-нибудь подвох, но сейчас для этого нет оснований. Победителей, как говорится, не судят.

У партнеров

    «Русский репортер»
    №33 (311) 22 августа 2013
    Новый пролетариат
    Содержание:
    Реклама