Русское чудо?

Сцена
Москва, 29.08.2013
«Русский репортер» №34 (312)

Будущее социологического феномена, который называется «почти всеобщее высшее образование в современной России», нам пока неизвестно. Как любой мощный процесс, его сопровождает много «пены». И все же это — одно из немногих явлений, которые убедительно свидетельствуют, что жизнь в стране не замирает, а, напротив, бурно развивается. Причем наиболее многообещающими оказываются такие общественные процессы, к которым государство не имеет отношения.

Интерес к образованию рванул в постперестроечной России, казалось бы, ни с того ни с сего. Ведь поначалу карьера бандита или ларечника показалась части молодежи привлекательнее корпения над учебниками. «Сколько там они получают-то, инженеришки?» — последние со времен позднего СССР служили символом неудачника. «Я инженер на сотню рублей, и больше я не получу…» — обозначил это явление Борис Гребенщиков.

Однако ближе к нашим дням оказалось, что хороший инженер не просто может найти неплохую работу в России, но и обладает одной из немногих «конвертируемых» профессий — это для тех, кто стремится за границу. В отличие, кстати, от столь популярных у нас специальностей юриста и экономиста. Надо очень постараться, чтобы твой диплом финансового аналитика пригодился за пределами РФ. Хотя в стране пока хватает банков, чтобы обеспечить работой неглупых ребят. Большой спрос и на дипломированных врачей, только вот качество их подготовки вызывает все больше вопросов.

Ощущение такое, что наше многонациональное население прямо-таки ринулось получать образование, как будто прежде ему этой возможности не давали. Впрочем, в Советском Союзе барьеры на пути к высшему образованию были действительно довольно высоки. Пожалуй, нигде в мире не было такой строгой системы экзаменов. Бесплатность обучения оборачивалась дефицитом мест в вузах, в то время как на Западе можно было выучиться и дешево (а то и бесплатно), и без серьезных вступительных испытаний. Недаром после Второй мировой войны в США существенно увеличилось количество университетов. Как в России в 90-е годы.

Так что у нас, похоже, тоже произошло свое чудо, пусть не такое заметное, как китайское в экономике. Это — своего рода образовательное чудо. При всех сетованиях на качество обучения и анекдотах про прием на работу официантов непременно с высшим образованием, не говоря уж о секретаршах, в основе это — безусловно позитивное низовое массовое стремление к улучшению своей жизни максимально цивилизованным путем.

Между прочим, важнейший аспект этого чуда — само выживание средней школы, на которую в начале 90-х трудно было смотреть без слез. Растерянные учителя, сидевшие без денег и по ряду предметов не знавшие, чему учить, сильно пошатнувшийся авторитет старших в глазах школяров… А теперь? Каждый дурак, извините, понимает, что школа дает пропуск в жизнь, где уже не наделяют бесплатными благами, где, чтобы приобрести социальный статус и чтобы жизнь была полноценной, нужно иметь сертификаты знаний и сами знания.

Все-таки мы доказали, что разговоры о приоритете духовности в отношении России и правда не пустой звук. Между прочим, едва ли не самые горячие споры сегодня идут именно вокруг школы и вокруг науки. А значит, там есть не только сложности, но и динамика.

И вот теперь Агентство стратегических инициатив — что характерно, институция государственно-общественная — разрабатывает планы, из которых видно, что российское образование претендует на то, чтобы дальше развиваться на мировом уровне. Одновременно появляется международное исследование, согласно которому наш бизнес тратит на спонсирование высшего образования в расчете на одного учащегося не меньше, а то и больше, чем в наиболее развитых странах. Неожиданный результат, который свидетельствует о том, что контур воспроизводства знаний готов замкнуться. Правда, скорее всего, подсчет был проведен лишь в отношении наших ведущих университетов. Что ж, там как раз и находится то самое искомое качество.

Россия не первый раз совершает образовательный рывок. Были они и в XVIII, а в еще большем масштабе — в XIX веке. Именно после этого появились русская наука как мировое явление, масштабная промышленность и совестливая и беспокойная русская интеллигенция.

Образовательная волна непременно влечет за собой широкую волну перемен. И во многом предопределяет их характер. Так что довольно скоро мы поймем, какие уроки извлекли для себя вчерашние школьники на уроках истории.

У партнеров

    «Русский репортер»
    №34 (312) 29 августа 2013
    Школа будущего
    Содержание:
    Реклама