7 вопросов Дмитрию Белякову, председателю независимого профсоюза «Фельдшер.ру»

Дарья Данилова
5 сентября 2013, 00:00

Москвичка Анна Новикова пять дней подряд вызывала «скорую» к мужу. Везти в больницу мужчину сподозрением на остеомиелит врачи отказывались, ссылаясь на новые правила госпитализации. В больницу его в итоге все же положили, но палец пришлось ампутировать и чудом удалось спасти ногу. Врачей оштрафовали, а приказ отправили на доработку. О том, зачем понадобилось менять привычный порядок, «РР» рассказал председатель независимого профсоюза «Фельдшер.ру» Дмитрий Беляков

1. Почему правила госпитализации решили изменить?

Во-первых, большинство диагнозов можно лечить в поликлинике, в том числе и хирургические. Во-вторых, люди стали злоупотреблять услугами «скорой помощи». Вызывают на все: температура 37°, насморк, оцарапала кошка. У нас есть люди, которые дают тяжелые вызовы: болит сердце, свело руки-ноги, а по приезде выясняется, что надо форточку закрыть. Я считаю, такие пациенты должны платить штрафы. Так что это первые попытки образумить народ.

2. Но ведь когда ампутируют палец — это уже не кошачья царапина.

Во-первых, человек сам запустил свою болячку до такого состояния. До момента вызова «скорой» палец у него уже болел и гноился, и к врачу этот человек не обращался. А потом решил все сделать одним махом: вызвал «03», приехала бригада, посмотрела, отправила его в поликлинику. Да, там хирург его не посмотрел. Но почему во всем виновата «скорая»?

3. Но ведь она отвечает за то, чтобы человек вовремя получил медицинскую помощь.

На момент осмотра не было показаний к госпитализации. Палец можно было вылечить в поликлинике, если бы его достаточно внимательно осмотрел хирург. Ощущение, что народ у нас забыл, как на дом вызывать участкового врача, где находится поликлиника. Им проще набрать 03 и вызвать «скорую». А работники «скорой» устают от этой мелочевки и при таких нагрузках могут реально пропустить тяжелую патологию.

4. Врачи, отказывавшие в госпитализации, говорят, что неправильно поняли приказ…

Приказ можно понимать двояко. Его восприняли не так, как хотело руководство. Там нет запрета на госпитализацию. Там написано: «Обеспечить динамическое наблюдение». Каждый врач обязан осмотреть больного, уточнить, есть ли нужда в госпитализации или с этим справится поликлиническая служба. Если я сочту нужным госпитализировать пациентов, а в каких-то там приказах это будет запрещено, я эти распоряжения спрячу глубоко… куда-нибудь и увезу пациента.

5. А какое наказание может грозить врачу за нарушение такого приказа?

Может, никакого, а может, выговор. Зависит от конкретного случая и отношений с руководством.

6. Какие альтернативы есть у пациентов?

На этот приказ никто уже ссылаться не будет, он отправлен на доработку. Но если в госпитализации отказывают, во-первых, всегда можно вызвать «неотложку» — если жизни ничего не угрожает, а состояние плохое. Телефон «неотложки» люди должны знать наизусть, как и 03. Можно вызвать участкового врача. Можно сходить в поликлинику. Ну и если действительно край, тогда 03.

7. Как нужно исправить злополучный приказ?

Нужно смотреть не только, чем человек болен, но и  какое у него состояние, какой у него анамнез и сопутствующие заболевания. ОРЗ можно лечить в поликлинике, но иногда нужно и в больницу: при тяжелом течении, или, например, если у человека  аллергия на какие-либо лекарственные препараты.

Как Анна Новикова боролась за мужа

14/08/2013. Поздно вечером у мужа Анны Новиковой поднялась температура — до 38,6°, а на большом пальце правой ноги прорвался абсцесс.

15/08/2013. Во второй половине дня врачи «скорой» отказали ему в госпитализации, сославшись на то, что в соответствии с новыми правилами, утвержденными буквально несколько дней назад, этот случай подлежит амбулаторному лечению.

15/08/2013. Вечером Анна с мужем с большим трудом добрались до поликлиники. Хирург отказался делать первичный осмотр, отправил больного на перевязку к медсестре и велел лечиться дома самостоятельно.

20/08/2013. Была проведена экстренная операция. Палец пришлось ампутировать. По словам хирурга, сделавшего операцию, еще несколько дней — и речь бы шла об ампутации стопы.