Книги

10 октября 2013, 00:00

Мнение

Ей сосед ее шпарит Хераскова

В русской литературе есть множество забытых, но некогда популярных произведений. Читать их не обязательно, но иметь представление о них стоит. Отправившись на выходные в Казань, я закачал себе в телефон поэта Хераскова.

Его поэму «Россиада» вы вряд ли знаете, но вот эти строки наверняка хоть раз читали: «Заняв луга и горы, с вершины, как орел, бросал на град он взоры. За станом повелел соорудить раскат, и в нем перуны скрыв, в нощи привесть под град». Это эпиграф к десятой главе «Капитанской дочки» и цитата из «Россиады» Михаила Матвеевича Хераскова, действительного тайного советника, екатерининского вельможи, поэта, который писал шестистопным ямбом на тяжеловесном русском XVIII века. Отечественная литература в те времена напоминала нынешнюю русскую поп-музыку. Трендов она не создавала и не пыталась создавать, зато охотно адаптировала западные литературные тенденции. Молодая русская культура нуждалась в своей «Иллиаде» и «Одиссее», и Херасков взялся за этот труд.

Херасковым сейчас мало кто занимается всерьез. Мне повезло присутствовать на семинаре, где молодой ученый Н читал доклад о «Россиаде». Сравнивая текст Хераскова и другие эпические поэмы, Н дошел до «каталога», а это важный элемент жанра. В эпической поэме должен быть каталог, тот самый «список кораблей», который Мандельштам прочел до середины. В «Россиаде» это — список войск, которые идут на Казань. Н принялся читать длинную цитату, предупредив, что в этом месте он всегда очень волнуется. И вот идет перечисление войск, которые собрались идти на Казань, и на словах «ко подкреплению отечества и трона приходят ратники с извившагося Дона» Н начинает рыдать в голос.

Не надо смеяться: ученый, который плачет над изучаемым текстом, — это одна из самых прекрасных картин, которую только можно себе представить. Текст Хераскова критиковали еще современники. Вяземский писал: «Державин рвется в стих, а втащится Херасков». «Россиада» занудна, затянута и совершенно неполиткорректна в отношении второй государствообразующей нации. Но если этот текст и 200 лет спустя заставляет плакать исследователя, в нем что-то есть.

Константин Мильчин, литературный обозреватель «РР»

Пелагея Александрова-Игнатьева

Практические основы кулинарного искусства

Издательство Corpus

Самый популярный в начале ХХ века русский учебник для поваров-любителей. Тут и теория, с отдельным введением в мясную науку, и рецепты, как понятных блюд, так и блюд неведомых вроде «щучины из 25 ершей», супа «Борщок» и гипергренок под названием «дьябли». «Зайца-русака всегда следует предпочитать зайцу-беляку, ввиду того, что последний питается, между прочим, почками осины, от которых мясо его получает горький вкус».

Дмитрий Жуков

Стой, кто ведет?

Издательство «Альпина нон-фикшн»

Работа российского биолога о поведении людей и животных, которая еще в рукописи попала в лонг-лист премии «Просветитель», а затем благополучно добралась до финала. Книга может перевернуть ваши представления о мире: например, «цингу вызывает не само отсутствие витамина С, а нарушение его обмена в организме, что уменьшает синтез коллагена. Если обменные процессы нарушены, то даже при избытке витамина С в диете цинга все равно разовьется. И это нарушение обмена часто происходит при депрессии».

Леонард Млодинов

Евклидово окно

Издательство Livebook

Млодинов — физик и математик, соавтор и друг Стивена Хокинга, популяризатор науки. В данном случае он написал остроумную историю геометрии. «Главный переводчик Евклида на латынь, римский сенатор из почтенной семьи Анций Манлий Северин Боэций — своего рода редактор “Ридерз Дайджест” римских времен. <...> На современном жаргоне можно было бы назвать этот труд “Евклид для “чайников” или рекламировать по телевизору с подписью “Звоните 1-800-докажи-ка”, но во времена Боэция это была вполне авторитетная работа.

Умберто Эко

История иллюзий

Издательство SLOVO/СЛОВО

По сути, это очередные черновики к романам Эко. «Профессор», как его уважительно называют в Италии, рассуждает о географических легендах, как древности, так и нашего времени. Скажем, здесь есть подробный рассказ о том, как искали библейскую страну Офир. Разброс от Полинезии до Зимбабве. А вот современная легенда: почти все убеждены, что в Средние века считалось, что Земля плоская. Да нет же, даже в самые темные века было известно, что наша планета — шар. А рисовали ее плоской, потому что это были скорее схемы, чем карты.

Александр Эткинд

Внутренняя колонизация

Издательство «Новое литературное обозрение»

Научный, но легко читающийся труд, о том, что Россия на протяжении последних трех веков истории была собственной колонией. «Россия была европейской державой наряду с Британией и Францией и одновременно территорией, куда цивилизация приходила с Запада, как она приходила в Индию или Африку». Речь идет не только о покоренных народах, но и о русских губерниях, к которым столичные мыслители относились как к колониям, которые надлежало и дальше колонизовывать и цивилизовывать.

Дэвид Брукс

Общественное животное

Издательство «АСТ»

Знаменитый американский публицист Дэвид Брукс описывает жизнь супружеской пары с цинизмом и отстранением биолога-вивисектора и рассуждает о принципах человеческого поведения. «Большинство людей уверены, что у каждого баскетбольного снайпера бывают удачные или неудачные полосы. В то же время объективные исследования свидетельствуют, что таких полос просто не существует. Согласно статистике NBA, после двух удачных бросков у любого игрока есть высокий шанс при третьем броске не попасть в кольцо».