Еще не умерла

5 декабря 2013, 00:00

Катастрофа

Поступки

Оппозиция

Продолжая декларировать мирный характер протеста, некоторые лидеры оппозиции (например, Олег Тягнибок из националистической «Свободы») делают ставку на его радикализацию — партийных боевиков из подготовленной молодежи и западных регионов страны. Одновременно усиливается и протест киевского среднего класса, которому на площади рассказывают про мифический «российский спецназ» и жертв кровавого режима. Не исключаются политические убийства и отравления — все это уже было в новейшей истории Украины.

Олигархи

Представители крупного бизнеса решают, что Виктор Янукович и его ближний круг («семья») — отыгранные фигуры, и разворачиваются в сторону оппозиции: легализуют финансовые отношения с ней, интенсифици-руют контакты с представителями Запада, обещая поддержку евроинтеграции.

Госаппарат

Региональные администрации, мэрии городов Западной Украины и представители силовиков объявляет о неподчинении «преступной власти», на индустриальном Востоке пытаются мобилизовать население как бы в защиту власти, а на самом деле против «оранжевых».

Президент Виктор Янукович реализует самый жесткий из возможных сценариев подавления протеста («Очистить площади Киева любой ценой!») при недостатке властных ресурсов его реализовать.

Запад

Представители ЕС и США на словах осуждают насилие, но прямо дают понять, что приветствуют немедленное свержение Януковича, оказывают оппозиции материальную и медийную поддержку.

Россия

На словах призывает к прекращению насилия, но дает понять, что не осудит применение властями силы и начинает работу с активными пророссийскими группами населения.

Что будет

После первой настоящей крови начинается тотальное насилие, причем не только на улицах Киева. Пока протест носил мирный характер, проевропейская публика выигрывала, но когда начнется драка, в ней и пророссийская вряд ли проиграет. Вряд ли также силовики в полном составе примут чью-то одну сторону — вооруженные люди в случае радикализации конфликта тоже разделятся.

Никто не пойдет защищать Януковича, но активизация боевиков-националистов с украинского Запада точно найдет ответ на Востоке. Причем крупный бизнес перестанет контролировать жителей восточных регионов, как только его прозападническое «предательство» станет очевидным.

Легитимная власть в стране рушится, возникают конкурирующие «власти», начинается неконтролируемый распад с жертвами и насилием. Даже взятие «Бастилии», где лечится в заточении Юлия Тимошенко, не решает вопроса о национальном лидере: слишком много у нее врагов. Запад и Россия не смогут уйти от прямого или опосредованного вовлечения в бойню по грузинскому сценарию, только с гораздо более трагическими последствиями. 

Регионализец-1

Поступки

Оппозиция

Используя силовые отряды, удерживает контроль над протестом.

Олигархи

Представители крупного бизнеса колеблются: не желая класть все яйца в одну корзину, они аккуратно стимулируют своих политиков в правящих кругах переходить на сторону оппозиции, давят на власти с тем, чтобы президент принял условия ЕС и США и гарантировал плавный переход власти.

Госаппарат

Региональные администрации, мэрии городов Западной Украины и представители силовиков ведут себя осторожно: там, где можно не выполнить приказы сверху, не выполняют, но на открытый конфликт не идут.

Президент

Виктор Янукович склоняется к переговорам, обсуждает условия досрочных выборов, варианты обеспечения конкурентных президентских выборов в 2015 году.

Запад

Представители ЕС и США убеждают Януковича в необходимости либо немедленной сдачи на приемлемых условиях, либо «честной» и постепенной смены власти в 2015 году, то есть вынуждают не играть на победу.

Россия

Не оказывает поддержки Януковичу, считая его ненадежным союзником. Но в ситуации смены власти на враждебную минимизирует какое-либо сотрудничество с властями и начинает работу прямо с населением Востока Украины и местными элитами.

Что будет

Этот сценарий — точное повторение 2004 года. Тогда представителям Запада удалось убедить Януковича (или он сам решил) не проливать кровь, не форсировать противостояние и практически отдать власть добровольно.

Это может быть сделано и постепенно: сначала переформатируется большинство в парламенте, правительство поменяется на коалиционно-«оранжевое», а потом и вся власть перейдет к оппозиции на очередных или внеочередных президентских выборах. Естественно, из тюрьмы выходит Тимошенко.

Но уже весной становится очевидно, что Украина не просто вступает в евроассоциацию, а фактически стано-вится, как при Ющенко, государством прямо и бескомпромиссно враждебным России и собственному русскоязычному населению. Это усугубляется экономическими пробле-мами (коррупция не прекращается — наоборот, начинается новый передел), связанным с ними евроскептицизмом, а также появлением реальной границы, которая ударит по интересам миллионов семей по обе ее стороны.

На Востоке Украины начинается бурление — проходят межрегиональные съезды с требованием автономизации «пророссийских» регионов. В зависимости от силы и вменяемости «новооранжевой» власти происходит либо мирный и постепенный, либо быстрый распад Украины по сценарию отделения юго-восточных регионов.

Регионализец-2

Поступки

Оппозиция

Удерживает контроль над протестом настолько, что боевики и безумно-национали-стическая часть толпы просто не могут играть в нем существенную роль. Провокации пресекаются.

Олигархи

Представители крупного бизнеса колеблются, но демонстрируют преданность Януковичу.

Госаппарат

Региональные администрации, мэрии городов Запада Украины и представи-тели силовиков, кроме некоторых оригиналов в западных регионах, ведут себя вполне лояльно. Прямые приказы исполняются.

Президент

Виктор Янукович демонстрирует уверенность в своих силах и удерживает ситуацию под контролем.

Запад

Представители ЕС и США сворачивают помощь революции, концентрируясь на задаче смены власти в результате выборов 2015 года, а пока продолжают считать Януковича субъектом переговоров.

Россия

Оказывает экономическую поддержку Украине, не требуя немедленной интеграции в Таможенный союз.

Что будет

Этот сценарий как если бы «ничего не было». Но перемены уже случились. Краткосрочный план команды Януковича, судя по всему, был в том, чтобы найти средства для экономической стабилизации и некоторого увеличения социальных выплат и выиграть выборы 2015 года.

Впрочем, даже при хорошем раскладе для этого понадобилось бы вывести из игры не только Юлию Тимошенко, но и кандитата-боксера Виталия Кличко, и даже не самого сильного политика — заместителя Тимошенко по партии Арсения Яценюка: все они, по опросам, побеждают Януковича во втором туре.

Идеальным был бы вариант, при котором во второй тур выходят он и националист Олег Тягнибок. Но в этом случае, особенно на фоне протестов, возникнет сильнейшая поляризация по линии восток — запад с возможным появлением сразу двух президентов: одного поддерживают США, другого — Россия. А это либо еще один Майдан и революция, то есть возвращение к предыдущему сценарию, либо активизация сепаратизма уже западных регионах на фоне всеобщего недовольства коррумпированной, эстетически непривлекательной власти команды Януковича.

В зависимости от силы и вменяемости власти происходит либо мирный и постепенный, либо быстрый распад Украины по сценарию отделения Запада и, возможно, даже центра. Дальше — попытка вступить в ЕС ряда регионов Украины. Как только западные районы поймут, что Янукович или любой «застой» надолго, они пожертвуют целостностью страны и отделятся от «совкового» и «москальского» балласта под черными флагами Бандеры и Шухевича.

Чудо. Есть ли хороший вариант?

Поступки

США и «новая Европа» Отказываются от политики сдерживания России, то есть от политики в стиле холодной войны — прямой поддержки недружественных сил и режимов на границах России.

Германия и «старая Европа»

Продолжая сотрудничать со всеми, рассматривают хотя бы теоретическую возможность создания единого экономического пространства «от Лиссабона до Владивостока», снижая тем самым напряженность линий раскола в Европе, то есть прежде всего на Украине.

Россия

Активно лоббирует сближение с ЕС, выстраивая одновременно Евразийский союз как сообщество равных, без избыточного политического и экономического (в интересах крупных российских компаний) давления на партнеров.

Украинские элиты: и власть, и оппозиция

Начинают искать компромиссные решения и понимать, что не может одна сила или «семья» долго удерживать монопольную власть, а главное — что нельзя переделать половину страны — «совков» в бандеровцев или наоборот.

Что будет

Это, конечно, было бы чудо. В хорошем сценарии внешние силы не играют на революцию и раскол, а призывают Украину к гражданскому миру и согласию.

Тактически это означает, скажем, сохранение власти Януковича (но только до 2015 года) при немедленном создании коалиционного компромиссного кабинета на фоне совместных заявлений представителей ЕС и России, обещающих помощь Украине. Накал страстей снижается, политические силы и общество готовятся к выборам и (возможно) референдуму.

До президентских выборов 2015 года идет реальная полемика по поводу плюсов и минусов разных путей экономической интеграции, причем признается, что речь идет всего лишь о способе европеизации институтов и модернизации (для начала — сохранении) экономики, а не о «цивилизационном выборе». Продолжают приниматься полезные европейские стандарты управления, одновременно усили-вается экономическая кооперация с Россией: атом, авиастроение, оборонка.

На конкурентных выборах (референдуме) побеждает экономическая интеграция либо с ЕС, либо с ТС. Но вопрос политических союзов не обсуждается: уровень политического напряжения не нагнетается внешними игроками, ЕС и Россия в любом случае демонстрируют настрой на партнерство.

Если побеждает евроассоциация, то договор должен быть подготовлен так, чтобы его условия не разрушили приоритетные связи с Россией и, соответственно, промышленность Украины. Если Таможенный союз, то под лозунгом совместного пути к общеевропейскому дому. Политическую и историческую напряженность внутри Украины можно попытаться снизить постепенной и аккуратной федерализацией с признанием права регионов на культурную, языковую, а отчасти и экономическую политику.

Этот сценарий почти невероятен. Он мог бы осуществиться только в том случае, если бы разделяющие большую Европу агрессивные политические и идеологические границы, в агитпропе именуемые «цивилизационными» (в смысле — вечными), остались в прошлом. А для этого необходимы усилия как России (в части политической и экономической модернизации), так и ЕС (в части большей самостоятельности и рациональности политической игры).

Если же пропасть между «цивилизованными» странами (с агрессивным национализмом, ритуальными маршами ветеранов СС на про-сторах от Таллинна до Львова) и «восточными варварами» (которые еще почему-то помнят, кто победил во Второй мировой) останется, этот раскол пройдет, увы, прямо по Украине.

Не-сценарий. Все будет, как и раньше

Чудо маловероятно, а все катастрофические сценарии распада Украины следует делить на десять. При таком внешнем давлении, экономических и политических проблемах предсказать распад страны несложно. Но каким-то невероятным образом до сих пор украинскому народу удавалось избегать худшего. Дело тут прежде всего в очень рациональном и умеренном национальном характере, обладатели которого высоко ценят частную жизнь и не так высоко — абстрактные политические идеи.

Политикам всегда удавалось остановиться перед пропастью, киевляне в массе готовы протестовать, но не хотят масштабного насилия. Символом надежды стали мирные протестующие, которые в воскресенье встали живым щитом между боевиками «Братства» и милицией.

Украина может существовать в прежнем цикле, когда пророссийский президент становится прозападным, а прозападный сменя-ется пророссийским. При умеренном внешнем давлении и удачной экономической конъюнктуре не-выбор Украины может продолжаться так долго, что граждане привыкнут к своей стране, западенцы к схиднякам и наоборот, и уже не будут так страдать из-за политической неопределенности и унылой невнятности политической системы.

Если данный «не-сценарий» будет реализован, мы увидим еще не одну попытку выйти на радикальную траекторию. Динамичное экономическое развитие и модернизация общества невозможны без выбора. Несостоявшимся государством можно быть долго, но нельзя всегда.