7 вопросов Отцу Андрею Кураеву, протодиакону

Дмитрий Карцев
16 января 2014, 00:00

С конца прошлого года не утихает скандал в Казанской духовной семинарии: несколько семинаристов обвинили свое начальство в сексуальных домогательствах. Широкой публике детали происходящего известны в основном благодаря блогу протодиакона Андрея Кураева, который уверяет, что в руководстве православной церкви существует настоящее гей-лобби. Его оппоненты упрекают протодиакона в самопиаре на скользкой теме

Фото: Петр Ковалев/Интерпресс/ИТАР-ТАСС

1. Вы постоянно говорите о том, что в руководстве РПЦ есть высокопоставленные представители гей-лобби. Но почему вы не называете имен?

Потому что у меня нет прямых доказательств.

2. А опубликованные у вас в блоге анонимки — это разве прямые доказательства?

Для меня это не анонимные письма, я знаю их авторов по именам. У меня есть договоренности с авторами всех писем, что, если дело дойдет до суда, они раскроются. 

3. Между тем отец Всеволод Чаплин предположил, что ваше увольнение из Московской духовной академии может быть связано не столько с нынешним скандалом, сколько банально с недовольством вашей работой.

Отец Всеволод не является преподавателем Академии. Опровергнуть его тезис, будто я прогуливал лекции, проще простого — пойти и взять классный журнал, где после каждого занятия стоит моя подпись. Официальная формулировка, с которой меня уволили, — «за деятельность в блогосфере».

4. Проблема гомосексуализма действительно сегодня самая актуальная в Русской православной церкви?

Прежде всего, я совершенно не собирался вести такого масштаба кампанию и не скрываю, что, наверное, совершил в декабре ошибку. Дело в том, что я счел поездку комиссии от патриархии в Казань для расследования жалоб семинаристов доказательством того, что политика в таких воп­росах изменилась. А раз так, то появился шанс хотя бы в одном месте добиться результата и оказать поддержку семинаристам. 

5. При нынешнем патриархе ситуация в этом отношении как-то изменилась?

Есть по меньшей мере один факт: из четырех епископов, обвиненных в такого рода девиантном поведении во времена патриарха Алексия, трое реабилитированы и возвращены на архиерейские кафедры. Мне говорят: да что вы делаете, да зачем поднимать шум, почему не пойти обычным путем… Вот вы мне позвонили, а только что мне пришло письмо от священника, который был лишен сана именно за то, что он о своем митрополите отправил свидетельства мальчишек в пат­риархию, апеллировал в общецерковный суд. И вот результат: митрополит служит, священник лишен сана. Причем священника на суд даже не вызывали.

6. Ваше служение в церкви — миссионерское. Как вам кажется, своими разоблачениями не порочите ли вы облик церкви, вместо того чтобы привлекать неофитов?

Как миссионер я как раз хорошо знаю, что все люди церковными никогда не станут. Разнообразие в мире людей — факт антропологический. Поэтому отменять назревший ремонт в своем доме под предлогом того, что людям с соседних улиц может не понравиться линолеум и цвет обоев — это очень странно. И потом, если я как миссионер приглашаю людей в свой дом, то как минимум не должен встречать их с помойным ведром у порога. Если действительно будет проявлена воля к очищению, вот тогда образ церкви станет очень и очень привлекательным.

7. Одна из главных претензий к вам — что скандал особенно активно раскручивался в рождественские дни.

Знаете, у нас, у православных, как-то все некстати: то праздник, то пост. В пост надо молчать, а в праздник — говорить о празднике. А о другом-то когда? О нашей жизни, о ее непарадной стороне?