Евразийская высоковольтная дуга

Сцена
Москва, 30.01.2014
«Русский репортер» №4 (332)

Перепалки на тему «Восток — Запад» возникают у нас частенько исходя из того, что Восток — это Россия и есть. Если бы так! Точнее, так это для Украины. А у России свой Восток: Япония, Китай, страны Центральной Азии.

Между тем исторически Россия усиливается, когда ее соседи с обеих сторон слабеют, и сталкивается с трудностями, когда те и другие в форме. Как мы вспоминали в прошлом номере «РР», с начала XIII века западные крестоносцы обосновались в дружественном нам Константинополе, а в монгольской степи возникла Орда. И вскоре Русь попала в длительную зависимость от нее. Освобождение произошло в результате упорной борьбы русских, но и по мере того как дробилась и слабела сама Орда.

А настоящий расцвет русского государства начинается, когда Восток невиданно слаб, а Петр I нейтрализует все угрозы с Запада.

Закономерности этого длинного исторического цикла ярче всего проявились в начале и конце XX века. В начале века были поочередно утеряны позиции на Востоке, когда была проиграна Русско-японская война, и на Западе — в ходе затяжной и неуспешной для нас Первой мировой. Все закончилось крахом империи и кратковременным распадом страны.

А в конце века, к удивлению многих, сбылся прогноз, сделанный американским социологом Рэндаллом Коллинзом в 1979 году. Он предрекал высокую вероятность распада СССР при наличии военного напряжения одновременно на Западе и на Востоке. Прогноз был воспринят в США недоверчиво. Но к концу того же года мы начали втягиваться в афганский конфликт, а еще через пару лет было введено военное положение в Польской Народной Республике, причем Советскому Союзу пришлось держать на западной границе усиленную военную группировку.

К чему сегодня об этом вспоминать, да еще в украинском контексте? Первые соображения на сей счет действительно возникли вне связи с событиями на Украине. Будем честны и трезвы: Запад, один из полюсов силы рядом с нами, похоже, выходит из очередного кризиса. Там копят инвестиционный потенциал, и на прошедшем Давосском форуме говорили о возвращении промышленности в США, Великобританию и Германию, откуда она особо и не уходила. А на другом полюсе у нас давно уж сильный Китай. Да, еще в Давосе можно было услышать от главы крупной китайской компании в сфере развлечений и недвижимости, что «США, Европа и Китай отличаются друг от друга по культуре, государственному устройству и языку. Но важнее всего не различия, а сотрудничество. Мы должны работать вместе». Ага. А мы?..

Будучи трезвы и честны, не станем и сгущать краски. Но не обращать внимания на обоюдную силу двух оппозитных нам полюсов тоже глупо. И вот начинаем рассуждать: да, Россия вновь меж двух мощных огней, но где же это проявилось? Экономика не в лучшем положении, но, может, виноваты мы сами? Где-то сами, а где-то и подтолкнули нас, но все же пока не экономика главный симптом геополитических проблем. Им является Украина.

Механизм, через который этой стране передается экономическое и геополитическое напряжение в Евразии, имеет две тяги. Западная тяга, зацепившись за Львов и отчасти за Киев, тянет Украину к себе в том процессе общего усиления западного полюса, который был отмечен выше. Восточная тяга держит открытой дверь в Таможенный союз. Но с обещанием закрыть эту дверь совсем, если западная тяга вытянет-таки из Украины соглашение об ассоциации с ЕС.

Это результат естественного стремления России определиться с союзниками в условиях, когда, оказавшись меж двух полюсов силы, она спешно консолидирует ресурсы и поддержку в рамках Таможенного союза с переходом к Евразийскому экономическому союзу (переговоры о его создании ведут РФ, Казахстан и Белоруссия). В ряде областей Украины хотели бы войти в эту дверь, в других однозначно сцеплены с западной тягой. Кто-то предпочел бы, чтобы от него вообще отстали, но так, к сожалению, уже не получится. Огромным успехом стало бы длительное перемирие в форме парламентско-президентской федерации.

А РФ может получить в итоге две зоны, требующие военного контроля своих границ. В Центральной Азии, где США выводят войска из Афганистана, де-факто предоставляя ШОС заниматься этим районом мира, и рядом с опасно нестабильной Украиной. Так трудно нам не приходилось со времен холодной войны, но тогда у страны была мощная экономика. Сегодня ясно, что повышенный оборонный бюджет не был данью чьему-то лоббизму и желанию поиграть мускулами. Неясно другое — приведет ли нашу страну это высокое напряжение в тонус или это будет труднопереносимый для нее удар током.

Новости партнеров

«Русский репортер»
№4 (332) 30 января 2014
Кризис на Украине
Содержание:
Революция. Первая кровь

Революционные события последних двадцати пяти лет говорят о том, что первая кровь редко проливается из-за сознательного желания властей добить протестующих

Вехи
Реклама