Мотыльковое существование

Актуально
Москва, 30.01.2014
«Русский репортер» №4 (332)
Организованная фондом Михаила Прохорова премия «НОС» в этом году досталась русскоязычному прозаику из Эстонии Андрею Иванову за роман «Харбинские мотыльки». Второй год подряд жюри премии возглавляет редактор отдела культуры «РР» Константин Мильчин. Он  любезно согласился ответить на собственные вопросы

Фото: Екатерина Чеснокова/РИА Новости

Объясни, что за книга получила премию?

Роман Андрея Иванова «Харбинские мотыльки», книга про русских эмигрантов в Таллине. Действие разворачивается в период между мировыми войнами, мир романа — маленький осколок дореволюционного Петербурга. Герои — те, кто выжил после одного апокалипсиса и живет в ожидании следующего, в состоянии постоянной истерики. Немного похоже на Ремарка, безусловно похоже на Газданова и раннего Набокова. Книга вышла крошечным тиражом в крошечном эстонском издательстве, но примерно через месяц должно выйти новое издание в АСТ в «Редакции Елены Шубиной».

А почему именно Иванов, а не кто-нибудь другой?

Премия «НОС» расшифровывается как «новая словесность» или «новая социальность». Я себе объясняю так: открываю присланную на премию книгу и смотрю, про что и как это написано. Или можно еще объяснить это понятиями «актуальность» и «инновационность». Мне кажется, что роман о русских в Эстонии в 20–30-е годы — это самое актуальное, что можно сейчас рассказать нам о нас. И истерика, в которой живут герои, и их зыбкое мотыльковое существование — все это очень многое рассказывает именно о нас самих. Не говоря уже о том, что Иванов, как я понимаю, прочитал довольно большой корпус неизвестных широкой публике эмигрантских текстов и писал свою книгу под их влиянием. Так что это еще и возвращение забытой части русской литературы, ее языка и проблематики. Это и есть инновационность. Литература — это повторение. Просто нужно знать, когда и что повторять.

Но осенью фаворитом казался роман Евгения Водолазкина «Лавр». Ты это знаешь не хуже меня.

Трудно поспорить. С тех пор «Лавр» получил «Большую книгу» и не получил «Букер». Я сам всегда рад поругать премию «Русский Букер» за то, что она никогда не вручает приз автору, уже что-то получившему в этом году. Но, конечно, когда ты оказываешься внутри жюри, то смотришь на ситуацию по-другому, ревнуешь книги и авторов к другим премиям. Тут, впрочем, важнее другое. Книга Водолазкина прекрасна. Но нужно понимать, что, сидя в жюри, ты не просто решаешь, кому из писателей дать денег, а кому не дать. Деньги были важны в девяностых. Скажем, тогда писатель получал «Русского Букера» — 10 тысяч долларов — и мог почти год не работать. Ну хорошо, полгода. 700 тысяч рублей за «НОС» — это приятно, но важнее все-таки внимание, которое притягивают к себе деньги. Прекрасный роман «Лавр» уже получил свою порцию внимания. Почему бы не использовать свой шанс и не обратить внимание читателей на другую прекрасную книгу? К тому же я все-таки настаиваю, что для сегодняшнего момента текст Иванова важнее.

Председатель жюри  премии Константин Мильчин rr0414_035_2.jpg Фото: Екатерина Чеснокова/РИА Новости
Председатель жюри премии Константин Мильчин
Фото: Екатерина Чеснокова/РИА Новости

Ирина Прохорова как глава фонда и модератор премии давит на жюри?

Давит. Еще как. Ее цель — добиться от жюри четкой позиции. И чтобы жюри эту позицию могло защитить на дебатах. Собственно, основное отличие «НОСа» от других премий — то, что, выражаясь вульгарно, ты должен отвечать за базар. Включил в шорт-лист — обоснуй. Вручил премию — обоснуй.

Каковы главные минусы участия в жюри?

Среди номинантов каждый год все больше людей мне лично симпатичных. Хороших знакомых, коллег, приятелей, даже друзей. И этих людей приходится вычеркивать из различных списков. Ты обнародовал шорт-лист — обидел всех, кто туда не попал. Кажется, мне удалось ни с кем не поссориться, но точно я не уверен. А главное, всем все равно не угодишь. Не было еще премии, результатами которой все были бы довольны. Особенно тяжело в финале: писатели сидят в зале и смотрят на тебя голодными глазами. С надеждой и ненавистью. В некоторых залах они сидят так близко, что между твоей ногой и зубами прозаика каких-то два метра. Страшно. 

Новости партнеров

«Русский репортер»
№4 (332) 30 января 2014
Кризис на Украине
Содержание:
Революция. Первая кровь

Революционные события последних двадцати пяти лет говорят о том, что первая кровь редко проливается из-за сознательного желания властей добить протестующих

Вехи
Реклама