Фильмы

Афиша
Москва, 27.02.2014
«Русский репортер» №8 (336)

Трудно быть богом

Алексей Герман

Мнение

Кино каменно-угольного периода

«Кино — наиболее быстро устаревающий вид искусства», — посетовал недавно Александр Сокуров. «Трудно быть богом», фильм другого великого русского режиссера — Германа, снимался больше десяти лет. За это время кино изменилось если и не до неузнаваемости, то, во всяком случае, до недопонимания. Исчезла пленка. Фэнтези вышло и благодаря «Игре престолов» снова вошло в моду. Субъективная камера стала общим местом в игровом и уж тем более недорогом документальном кино. Заново родилось 3D, и вымерли целые кинопрофессии — в первую очередь мастера по гриму и некомпьютерным спецэффектам. Наконец, умер сам Герман.

Как смотрится его финальный фильм сейчас? Этот поздний ребенок скончавшейся советской кинематографии, в которой режиссер и оператор были подобны военачальникам, командовавшим если не тысячами, то сотнями рядовых и создававшим километры коммуникаций, выглядит каким-то библейским чудовищем — Левиафаном, выброшенным на берег. «Уже не кажется таким авангардным», — написала итальянская критика после премьеры «ТББ» на дружественном Римском фестивале.

В Канны фильм посылать не решились не только из-за давней обиды на холодный прием «Хрусталева», но и из-за очевидной анахроничности. «Трудно быть богом» во многом повторяет и эстетику, и композицию в свое время не понятого европейцами «Хрусталева». Но та картина очевидно опережала свое время. А эта… Тот же бесконечный лабиринт душных каморок, холодных улиц, та же галерея болезненных лиц, тот же запах разложения целой страны, но перенесенный веков на семь назад. И сам Герман, кажется, тоже совершает это путешествие назад во времени. Все эти годы он плыл против течения и, кажется, так в этом преуспел, что добрался до истока, заново изобретя все находки режиссуры, звук, историю Европы, актера Ярмольника и себя самого.

Василий Корецкий, кинообозреватель «РР»

Филомена

Стивен Фрирз

Типично британская история об ужасах католицизма и причудливых перипетиях жизни. Юная Филомена Ли воспитывалась в приюте для девушек в такой строгости, что даже не знала, откуда берутся дети. Однажды она познакомилась на ярмарке с молодым человеком и тут же отдалась ему возле загона с осликами. Спустя десятилетия постаревшая Филомена просит безработного журналиста Сиксмита помочь ей найти сына, которого после рождения отобрали монашки.

Даласский клуб покупателей

Жан-Марк Валле

Рон Вудруф — настоящий техасский ковбой: в ярмарочные дни он скачет на быке перед посетителями родео и на девушках без комплексов за кулисами шоу. Случайно он узнает, что болен СПИДом. В панике Рон начинает копаться в журналах и узнает о существовании антиретровирусных препаратов, пока еще не одобренных к применению комиссией по продуктам и лекарствам. Тогда ковбой начинает ввозить препараты из Мексики и Европы, одновременно воюя с комиссией и фармацевтами. Довольно актуальная история о том, как органы, созданные для защиты населения, превращаются в бюрократический ад, мешающий всем жить.

Она

Спайк Джоунзи

Самый странный из четырех «оскаровских» фильмов, выходящих на этой неделе в наш прокат. Суперромантическая мелодрама режиссера-эксцентрика Спайка Джоунзи о романе чувствительного усача (Хоакин Феникс) и операционной сис­темы нового поколения. Очаровательная ОС говорит хриплым голосом Скарлетт Йоханссон, получившей приз за лучшую женскую (аудио-) роль на Римском кинофестивале. Очевидно, что смотреть такое кино в дубляже — значит лишить себя ровно половины удовольствия.

Небраска

Александр Пэйн

Мрачноватое роуд-муви о том, как немного безумный пенсионер едет за тысячу километров (в Небраску) в надежде получить миллион долларов по вкладышу в журнале. С самого начала ясно, что это рекламный трюк. В пути деда сопровождает сын-неудач­ник, позже присоединяются другой сын, успешный, их мать. Кипят мелкие страсти маленьких людей, давит низкое небо над Великими равнинами, очень не хочется стареть.

У партнеров

    Реклама