7 вопросов Карлосу Салдане, режиссеру мультфильма «Рио»

Интервью
Москва, 13.03.2014
«Русский репортер» №10 (338)
Карлос Салдана родился в Бразилии в 1968 году, в 1991-м перебрался в США, где к середине нулевых превратился в одного из самых кассовых режиссеров-мультипликаторов современности. Он снял все четыре «Ледниковых периода», «Роботов» и «Рио». Вторая часть мультфильма «Рио», в котором положительному попугаю Голубчику вновь придется противостоять злодейскому попугаю Найджелу, выходит в российский прокат 20 марта

Фото: Gabriel Bouys/AFP/East News

1. Ваш первый полнометражный мультфильм — «Ледниковый период» — вышел в 2002 году. Сильно поменялась с тех пор анимация?

Очень сильно. Понимаете, снимая каждый новый фильм, мы сталкиваемся с новыми вызовами. И каждый раз нам нужно придумывать новую технологию. Когда я снимал свой первый «Ледниковый период», нам нужно было не только придумать характеры основных героев, но и понять, как рисовать снег. Придумали. Поняли. Дальше, уже во второй части, у нас есть герои, но теперь непонятно, как рисовать воду. Тогда мы придумали, как рисовать воду. Дальше, когда нужно было делать третью часть фильма, встал вопрос: как рисовать динозавров? Для «Рио» нам необходимо было придумать, как рисовать птиц, как рисовать крылья в полете. Или как нарисовать людей, танцующих самбу. Когда мы начали снимать второй «Рио», у нас появились новые проблемы. Но зато мы могли использовать все наработки, которые придумали за последние 12 лет. Ну, разве что техника рисования льда нам не пригодилась: в «Рио» он просто не нужен.

2. А характеры героев за эти 12 лет тоже поменялись?

Конечно! Характеры стали гораздо сложнее! По мере того как улучшается анимация, у нас появляется больше возможностей передавать эмоции, делать более сложные выражения лиц. Герои стали интереснее, а у нас появилось пространство для творчества.

3. Вы думаете о том, чтобы ваши шутки были понятны всему миру?

В мультфильмах юмор бывает двух видов: визуальный и сценарный. Визуальный понятен всем без исключения. Над крысобелкой Скратом смеются во всем мире. А вот сценарный, конечно же, делается для американского зрителя, и каждая страна его по-своему переводит для национального проката. Мне всегда интересно смотреть, как разные страны адаптируют шутки для своего рынка.

4. Вы часто пародируете сюжеты классических фильмов —  скажем, сцены из «Звездных войн» в «Ледниковых периодах». Вам важна пародийная составляющая?

Мы все происходим из мира кино. Любой гэг так или иначе восходит к тому, что делали на заре комедии Чарли Чаплин и Бастер Китон. Иногда получается сделать что-то действительно новое, но чаще всего мы просто переосмысливаем старые образы или сценки. При этом в анимации любая отсылка к классике оказывается смешной, ведь здесь все немного комично.

5. В «Рио» вы делаете рекламу Бразилии как стране вечного карнавала. Но в новостях была и совсем другая Бразилия — страна масштабных социальных протестов.

Да, сегодня Бразилия гораздо интереснее, чем вчера. Когда я представлял в Рио-де-Жанейро первый «Рио», люди были уверены, что ничего нельзя поменять, что будущее будет таким же, как сегодня. И вдруг люди проснулись. Они сказали: подождите! У нас плохие школы, плохие коммунальные службы, плохое образование, плохая медицина. Когда все это поменяется?

6. Может, вам стоило поменять сценарий?

Мы думали об этом. Но, по сути, я и так рассказываю историю про надежду, про героя, который борется за свои права. Просто у меня свой ракурс и свои приемы.

7. Вы родились в Рио-де-Жанейро. «Рио» для вас более важный фильм, чем «Ледниковые периоды»?

Ну как сказать… Конечно, я люблю все мои фильмы, но да, «Рио» для меня очень личная история. Когда мы делали этот фильм, я организовал для актеров, которые должны были озвучивать героев, поездку в Бразилию. И я показывал им Рио, разный Рио. Мне было очень важно, чтобы бразильские зрители понимали, что хоть я и снимаю мультфильм про птиц, но это правдивая история о Рио.

Полнометражные мультфильмы Карлоса Салданы

  • 2002. Ледниковый период
  • 2005. Роботы
  • 2006. Ледниковый период — 2: глобальное потепление
  • 2009. Ледниковый период — 3: эра динозавров
  • 2011. Рио
  • 2012. Ледниковый период — 4: континентальный дрейф
  • 2014. Рио-2

У партнеров

    «Русский репортер»
    №10 (338) 13 марта 2014
    Украина
    Содержание:
    Крым: последний рубеж111

    На 16 марта назначен референдум о статусе Крыма. Жителям полуострова предложено определиться, останется ли республика, пусть и с расширенными правами автономии, в составе Украины или войдет в состав Российской Федерации. Наши корреспонденты увидели, как переживали ополченцы, военные по обе стороны окопов и простые крымчане, возможно, самую напряженную неделю за последнюю четверть века мировой истории. Всю эту неделю чередовались утечки как о предельно жестком столкновении России с западными странами, так и о прогрессе в переговорах о судьбах Украины. Не исключено, что в следующем номере нам придется обсуждать новый мировой порядок

    Фотография
    От редактора
    Вехи
    Культура
    Среда обитания
    Реклама