Мы и Ленин

От редактора
Москва, 13.03.2014
«Русский репортер» №10 (338)

Острая фаза нынешнего украинского кризиса так или иначе закончится. Надеюсь, без новых жертв. Наш корреспондент Игорь Найденов говорит, что украинские солдаты, конечно, выполнят приказ, если он будет, потому что «всякая власть от бога», но в иной ситуации предпочли бы воевать с русскими солдатами скорее бок о бок. Тем не менее вооруженные люди друг напротив друга — это всегда опасно.

В любом случае России надо понимать мотивы не только русских в Крыму, но и настроения и образ мыслей разных групп украинского общества — просто потому, что итогом должен стать какой-то новый мир, в котором будут иметь значение не только армия и нервы, но и доверие граждан.

В спецслужбах всех стран учат, что опаснее всего для работы поверить в собственную пропаганду. На простых граждан это тоже распространяется, если они не хотят стать толпой, нерассуждающей массовкой для митинга.

Наша пропаганда не врет или почти не врет, когда называет собственно боевиков Майдана неонацистами. Сами они могут не всегда любить Гитлера (хотя есть и такие), некоторые просто считают, что «Украина превыше всего», но москалей точно видят врагами все. Впрочем, для прессы, а также для «мирного» Майдана крайне националистические и антирусские высказывания они более-менее маскируют. Наш коллега, корреспондент киевского «Репортера» Игорь Бурдыга, внедрился в «Правый сектор» и достаточно там наслушался и увидел, включая избиения мнимых и реальных врагов. Многие из простых бойцов — запутавшиеся в идеологическом мусоре подростки, ровно такие же, как российские парни, вступающие в радикальные группировки. Но сама идеология укоренена глубоко, и она вражеская — еще с прошлой войны — и будет вражеской, здесь ничего не сделаешь.

Но киевские друзья, в том числе русские, евреи, носители всех сочетаний разных наших наций, как раз этот тезис считают русской пропагандой. Они думают: раз нормальных людей, не фашистов на Майдане было значительно больше, то и эксцессы ненависти и насилия — это временная пена, «естественная» реакция на насилие власти, недостойная внимания. Сейчас для них больший враг — Россия, которая, по их мнению, напала на их родину. В России это плохо понимают. 

Это «европейский» класс Украины, который не за нацию, а за демократию и свободу. За 25 лет доминирования идеологии украинской независимости, особенно агрессивной во времена Ющенко, семена ненависти проросли глубоко. Россию они тоже не любят, не знают и считают нас зомбированными рабами Путина. Но с ними-то как раз можно будет разговаривать, когда пройдет полувоенная истерия, а неонацисты и временное правительство покажут себя во всей красе.

Наконец, пророссийски настроенные жители востока и юга Украины. Их в России тоже понимают плохо. Считается, что это «советское» аморфное население, неспособное к действию, «отрезанный ломоть». Но справедливости ради надо сказать, что Россия за все эти годы ничего или почти ничего не сделала, чтобы им помочь.

И тем не менее восток Украины сейчас сопротивляется, проявляя, пожалуй, больше смелости и упорства в защите ценностей нашей цивилизации и культуры, чем «большая» Россия.

И тут возникает самый больной вопрос. Если разговаривать с людьми, важно иметь ответ: а в чем наши ценности, цели, в чем наша вера? Если мы цинично за интересы русской нации, то чем мы отличаемся от националистов с той стороны? А за что мы тогда?

Рассказывают, в Харькове защитник памятника Ленину в сердцах сказал:

— Вообще я не люблю большевиков и ненавижу их преступления. Но я все равно защищаю памятник Ленину, потому что больше не осталось ничего, что бы я мог защищать.

В чем антифашистская программа сегодня? Есть ли у нас что защищать? Не в смысле цинично понятых «национальных интересов», а по большому счету?

У партнеров

    «Русский репортер»
    №10 (338) 13 марта 2014
    Украина
    Содержание:
    Крым: последний рубеж

    На стене бойлерной в Симферополе надпись: «Поздравляем всех женщин с наступившей весной!» Как трогательно, можно было бы сказать, если бы чуть выше уже другой рукой кто-то не добавил: «русской весной». До чего же все-таки просто из праздника сделать митинг

    Фотография
    От редактора
    Вехи
    Культура
    Среда обитания
    Реклама