Жизнь после твиттера

Актуально
Москва, 03.04.2014
«Русский репортер» №13 (341)
На муниципальных выборах в Турции победу одержала правящая Партия справедливости и развития (ПСР). И это несмотря на то, что весь прошлый год страну сотрясали мощные протестные движения, громкие отставки и коррупционные скандалы. Впрочем, победа партии премьера-долгожителя Реджепа Эрдогана оказалась далеко не столь впечатляющей, как того ожидали власти. Более того, по мнению некоторых наблюдателей, она может стать для Эрдогана и его партии и вовсе последней. Гибель шести человек в перестрелках между сторонниками конкурирующих кандидатов — грозное предупреждение

Фото: Murad Sezer/Reuters

ПСР одержала победу в большинстве округов 75-миллионной страны, в том числе в ключевых городах: в столице Анкаре и экономическом центре страны Стамбуле. Многие как в самой Турции, так и за ее пределами склонны были рассматривать эти выборы как своего рода референдум о доверии главе правительства. И премьер Эрдоган, находящийся на посту уже одиннадцать лет и уступающий по этому показателю лишь преемнику Ататюрка Исмету Иненю, подтвердил свой мандат на власть. Однако победа далась ему дорогой ценой. Череда скандалов и протестных акций накануне голосования привела к резкому падению рейтинга правящей партии.

Серьезные неприятности начались у Эрдогана прошлой весной, когда локальный стамбульский протест против вырубки под коммерческую застройку небольшого городского парка перерос в могучую национальную акцию гражданского неповиновения. В ходе так называемых протестов Гези на улицы турецких городов вышли около трех миллионов человек. В ход шли «коктейли Молотова» и булыжники, погибли более десяти человек, тысячи были ранены и арестованы.

Уличные акции велись в круглосуточном режиме, к ним подключились бойцы из числа футбольных фанатов. Требования и действия протестующих постепенно радикализировались, сочувствие им выразили даже некоторые представители местных властей, а Запад выступил с жесткой критикой правительства. По схожему сценарию развивались зимой события на Украине.

Однако нервы у турецких властей оказались крепче, зависимость от мнения Запада ниже, поддержка избирателей выше, а госаппарат сработал четче. Протесты удалось взять под контроль, даже парк Гези, с которого все началось, в конце концов вырубили. Явно намекая на роль Запада, премьер заявил тогда, что «Турция не банановая республика», чтобы позволить набирать очки тем, кто стремится сделать это в обход избирательных участков.

Одолев улицу, Эрдоган сам перешел в наступление на своих политических оппонентов. Уже в августе были арестованы более 200 человек по делам националистических организаций «Эргенекон» и «Молот», их обвинили в заговоре с целью захвата власти. Национализм этих организаций выражался в недовольстве политическим исламом и желании восстановить роль армии в качестве гаранта светской государственности. А в ноябре власти принялись закрывать частные школы влиятельной религиозной организации «Хизмет» (в переводе с турецкого — «служение» или «услуга»), возглавляемой живущим в США авторитетным исламским общественным деятелем Фетхуллахом Гюленом. Именно ее активисты только что помогли властям нанести очередной удар по светским оппонентам режима, но чрезмерное усиление «Хизмета» не входило в планы Эрдогана.

И тут же разразился мощнейший коррупционный скандал, больно ударивший уже по самому премьеру. В ходе полицейских рейдов были арестованы сыновья сразу трех министров: в их домах хранились миллионы незадекларированных наличных долларов. Была обнародована запись телефонного разговора Эрдогана со своим сыном Билалом, в ходе которого премьер просил того срочно избавиться от миллиарда наличных долларов. В результате трое членов кабмина подали в отставку, еще семерых уволил сам премьер, в одночасье лишившийся половины своей правительственной команды.

Ответом властей стало ужесточение контроля над интернетом: в стране был заблокирован твиттер, потом ютуб, силовики получили полномочия закрывать любые сайты без санкции суда. Начались чистки в МВД и прокуратуре: были уволены тысячи заподозренных в нелояльности властям сотрудников, ограничены полномочия влиятельного Совета судей и прокуроров. Эрдоган заявил, что под прикрытием борьбы с коррупцией враги Турции стремятся посеять в стране хаос и свести на нет успехи действующего правительства, пообещав в ответ «переломать руки» врагам. В то же время ему пришлось пойти на уступки в деле «Эргенекона», амнистировав около полусотни осужденных по обвинению в заговоре.

Все это привело к тому, что рейтинг правящей ПСР, до того имевшей шансы триумфально выиграть муниципальные выборы, начал падать. Особые же проблемы создала премьеру его размолвка со вчерашним союзником Гюленом и его движением «Хизмет». Именно они, по мнению наблюдателей — а власти заявляли об этом прямо, — стояли за чередой громких расследований против высокопоставленных чиновников и членов их семей, а также за обнародованием компромата на премьера. Во всяком случае прокурора, инициировавшего антикоррупционную кампанию, называют сторонником Гюлена. И таких сторонников в турецком госаппарате, судя по всему, немало. Турецкие власти поспешили назвать «Хизмет» «государством в государстве» и обвинить в попытке «бюрократического переворота». Именно этим объяснялись масштабные чистки в полиции и прокуратуре.

О степени влияния приверженцев Гюлена на турецкую бюрократию можно гадать, однако их число по всей стране составляет более миллиона человек. «Хизмет» объединяет сеть частных школ более чем в 140 государствах, медицинские клиники, благотворительные фонды, студенческие общества, лояльные СМИ, финансовые организации. Такие школы считаются в Турции более престижными и качественными, чем муниципальные.

Гюлен призывает делать упор на развитие светских науки и образования, жестко осуждает любые формы терроризма, придерживается весьма либеральных для исламского религиозного мыслителя взглядов по женскому вопросу, выступает за многопартийную демократию и межконфессиональный диалог. Впрочем, и прозападными его взгляды назвать сложно. Участники возглавляемого им движения — в основном представители городского среднего класса: студенты, учителя, специалисты, журналисты, представители мелкого и среднего бизнеса. В противовес типичному избирателю Эрдогана — как правило, выходцу на небогатой глубинки.

«Хизмет», официально не участвующий в политике, трижды помогал Эрдогану побеждать на парламентских выборах. Однако теперь ПСР обвиняет организацию и ее лидера в работе на США и Израиль, проникновении в судебный и полицейский аппарат и прослушке высокопоставленных чиновников. Похоже, разгрома светских противников премьеру показалось мало, и он намерен сдать в политический утиль и наиболее влиятельных союзников-исламистов. У тех другие планы.

Жажда власти уже стоила Эрдогану уверенной победы на муниципальных выборах. Дальше будет только хуже. До последнего времени популярность премьера во многом опиралась на стабильно высокий экономический рост страны. Рост сохранился, но темпы его заметно упали, а мировой экономический кризис и вовсе ничего хорошего не сулит. Теперь победа правящей партии — сначала на президентских выборах, потом парламентских — выглядит уже далеко не столь вероятной.

Возможно, для Эрдогана это начало конца. Успешный харизматичный лидер, он обеспечил стране значительный экономический рывок и впервые с кемалистских времен открыто вернул ислам в публичную политику. В то же время, ограничив неформальное влияние военных, традиционно ориентированных на США, он сделал Турцию более самостоятельным игроком на международной арене. А заодно сделал куда более конкурентной внутреннюю политику, от чего сам теперь и страдает.

О трениях внутри правящей партии говорит, например, то, что блокировку твиттера назвал незаконной даже ближайший соратник Эрдогана президент Абдулла Гюль. Но независимо от развязки политической драмы сама длительность непрерывного пребывания ПСР у власти и даже победа на выборах в столь непростых условиях свидетельствуют о мощном запросе на модернизационную политику, проводимую Эрдоганом. Пусть даже от него самого турки и устали.

России такая ситуация выгодна. Разбираясь с собственным будущим, Турция не в состоянии уделять должное внимание ни сирийской гражданской войне, в которой она поддерживает повстанцев, ни событиям в Крыму, где она потенциально могла бы оказать большое влияние на татарское население. 

У партнеров

    «Русский репортер»
    №13 (341) 3 апреля 2014
    Фигура и мозг
    Содержание:
    Французская мода, или Дюкан вам в помощь

    Диет и систем питания для похудения — миллион. Но одна из них, диета Дюкана, в последнее время стала особенно популярной не только в России — в мире. «РР» решил обратиться к первоисточнику и взять интервью у ее основателя, французского диетолога Пьера Дюкана

    Реклама