Может ли свободный человек быть ленивым?

Сцена
Москва, 10.04.2014
«Русский репортер» №14 (342)
К 19.00 в клубе «Завтра» на Сретенке начинает собираться разношерстная публика: больше всего активных студенток и молчаливых молодых людей, но есть и пара взрослых женщин, и даже двое мужчин вполне солидного возраста.

Григорий Тарасевич. Здравствуйте все! Очень рад вас видеть, хотя очевидно, что хорошая погода уменьшила наши ряды, но, может быть, остальные опаздывают, прокрастинируют и так далее. Нас здесь тоже немного, но надеюсь, мы справимся. Это я и Александр Сосланд. Как вас лучше представить?

Александр Сосланд. Психотерапевт, психолог. Здравствуйте!

Г.Т. Тема нашей сегодняшней встречи — прокрастинация. Кто знает значение этого слова?

Почти все поднимают руки.

Г.Т. На всякий случай поясню, что речь идет о таком психологическом феномене, когда человек все время откладывает дела на потом и из-за этого страдает. Здесь вообще много людей, которые, положа руку на сердце, признаются, что за последний месяц хоть раз прокрастинировали?

В зале лес рук.

Г.Т. Та-а-а-ак, а вот скажите, кто, откладывая, заходит в социальные сети или на сайты смотреть новости?

Многие снова поднимают руки.

Г.Т. У меня к вам  просьба. Наша беседа записывается, и если вы задаете какие-либо вопросы, представляйтесь так, как хотели бы войти в историю, например: «Я Мария, студент-психолог, прокрастинирую каждую субботу с 8 до 9».

А.С. В субботу невозможно прокрастинировать: это выходной день, другой статус праздности.

Г.Т. Давайте определим границы прокрастинации.

Сосланд принимает удобную позу, подносит микрофон ближе и начинает степенно, размеренно объяснять.

А.С. Ясно то, что люди не просто откладывают вещи, дела, события, написание статей, женитьбу, рождение детей все дальше и дальше. Дело в том, что они порою этого так и не делают. Ведь дело не только в откладывании. Дело в том, что издавна зовется словом «лень». В разные времена в разных странах и разных культурах это абсолютно разные вещи. Лень стала прокрастинацией при вполне определенных условиях — когда работают все, нет праздного класса, в рамках жесткой американской трудовой дисциплины. В чистом виде ни прокрастинации, ни лени не существует. Эти понятия всегда с чем-то связаны. Самое распространенное — прокрастинация как некое сопротивление. Ленивым может быть раб у надсмотрщика, рабочий у хозяина, ребенок у родителей. Тот, кто принуждает к работе, ленивым не может быть никогда. Он не откладывает, он дает задания.

Другой очень важный ас-пект прокрастинации — это то, что связано с эмоциональными нарушениями. Леность и уныние в определенный период обозначались одним словом. И мы ленимся, будучи немного печальными, мы избегаем задач потому, что мы не горим, нет энтузиазма, депрессивно пребываем в меланхолическом состоянии. Лень имеет свою географию — чем ближе к Востоку, чем дальше от Северо-Запада, чем дальше от тех стран, в которых в свое время возобладала протестантская этика… Вот мы сразу вспоминаем какого автора? (Обращается к Тарасевичу, степенно пьющему в это время чай.)

Г.Т. Вебера?

А.С. Да, Макса Вебера. И чем ближе к Югу, Африке и странам, где бананы растут сами, а не надо выращивать пшеницу на скудной и каменистой почве… Дикарь ленив. Этот сюжет всегда оправдывает колониальный захват. В страны со слабо развитой трудовой этикой несли высокую трудовую этику, заставляли работать. То есть леность, равно как и прокрастинация, всегда встроена в какие-то отношения. Это можно прочитать как послание: «Или кто-то заставляет меня делать, или внутри меня существует инстанция, которая просто говорит: я не хочу, ну не хочу! А они ждут и напоминают». И человек придумывает каждый раз отговорки.

Порой эта тема встроена в клиническую картину: откладывают часто люди с нарциссическим расстройством. Нарцисс боится всякого рода оценки, он живет в своем мире, и поэтому происходит откладывание разного рода вещей на потом.

Часто прокрастинация связана с тревожными расстройствами. Мы тревожимся, что должны достичь какого-то результата, получить оценку. И это повод для волнения и для того, чтобы предъявление результата откладывать как можно дольше. Возможно, Григорий нам подбросит еще идей?..

Г.Т. По-моему, вы не правы, смешивая лень и прокрастинацию. Ведь те, кто прокрастинирует, зачастую самые трудоспособные. Я беру пример даже не с себя, а со студентов, с которыми общаюсь. Вот чем активнее человек, чем больше он в своей жизни делает, тем чаще он впадает в прокрастинацию.

А.С. И как же они это делают при таком раскладе?

Г.Т. У меня есть одна студентка, ей можно позвонить в любое  время дня и ночи и попросить написать текст, и она скажет только: «Да, я возьмусь. Я первая». Я знаю, что она учится в МГУ, работает на телевидении, пишет еще для пяти мест. И боится сказать нет, чтобы не быть невостребованной. Она нагрузила себя и вынуждена теперь…

А.С. (Перебивает.) Нет, это вообще не прокрастинация! Она должна успеть и туда и сюда. Она эту статью если и не закончит, то не потому, что будет откладывать, а потому что просто не успеет. Прокрастинация — это когда у тебя одна задача, один квест, и ты должен это дело сделать, не оставить незаконченным. А когда ты не успеваешь из-за обилия других задач, это, Гриша, точно не прокрастинация, даже наоборот.

Г.Т. Э-э-э, подождите, по учебнику прокрастинация — это откладывание дел на потом, которое приводит к каким-то болезненным психологическим эффектам. Можно отложить что угодно: приобретение нового телефона, написание статьи. Я вот недавно отложил покупку мороженого. Зашел в магазин, увидел мороженое, мне его хотелось, но я подумал, что в другой раз куплю — никуда не денется.

А.С. Совершенно нет.

Г.Т. Как нет: я без мороженого остался!

В зале смех.

А.С. Не всякое непринятие решения связано с прокрастинацией, это связано с трудовой задачей! Самая большая прокрастинация в том, что связано с творческим интенсивным усилием. Очень часто мы слышим от какого-нибудь писатели:  «Я десять лет писал этот роман». Да не писал он этот роман десять лет! И знаменитый художник Иванов не рисовал картину двадцать лет — большую часть времени он прокрастинировал. И это связано с боязнью общественного суда. А ваше мороженое — это ну совсем не то.

Г.Т. Спасибо! Давайте поговорим с залом. Кто первый?

С задних рядов поднимается молодая высокая блондинка в полосатой кофте — Алена, студентка 4-го курса МИФИ. Первые две минуты уходит на борьбу с микрофоном, кто-то из-за зала шутит, что у микрофона тоже началась прокрастинация.

Алена кладет руки на грудь с клятвенной интонацией. Я студент и профессиональный прокрастинатор.

Алена (бодрым голосом). Почему так часто бывает, что до экзамена осталось два часа, один из которых точно уйдет на дорогу до института, а у студента еще ничего не готово? Александр, это скорее все-таки к вам вопрос: студентом движет страх, а он все равно ничего не делает. Почему? Чаще всего за этим стоит какой-то человек — родители, которые принуждали выполнять все. А теперь к ним не пойдешь и уже ничего не сотворишь. Вот как бороться со всем этим?

А.С. Это хороший вопрос. Когда нам задают такие вопросы, то ждут быстрого и надежного решения. Сосредоточиться, создать в себе часть, ответственную за выполнение работы в срок, и так далее. Но это может быть сделано только в процессе длительной, глубокой работы. Быстрое, техническое совладание — это иллюзия нашего времени. Теперь о студенчестве.

Вспомним книгу Отто Ранка «Травма рождения». Так вот, Ранк сказал бы, что экзамен для студента — эквивалент рождения. Он сводил большую часть неврологических переживаний к процессу появления на свет. А экзамен — это событие, нагруженное особой тревогой. И лучше дробить зачеты и экзамены и сдавать их постепенно в виде контрольных и коллоквиумов, чем копить запасы знаний к сдаче в один день.

Г.Т. Спасибо большое за ваш вопрос. Давайте следующий!

Микрофон берет скромная девушка с первого ряда. Тихим голосом она сообщает, что ее зовут Марина, она работает эйчаром и учится в Московском институте аналитической психологии и психоанализа. А сама иногда откладывает такие вещи, как поздравление человека с днем рождения.

А.С. «Другой» — он не только вне нас, в каждом из нас интерниализованные внутренние «другие», которые нас контролируют. Масса внутренних инстанций побуждает нас и в то же время сдерживает. Идет некая борьба. Чтобы разобраться в проблеме внутренней, которая без внешнего принуждения и облика дедлайна, нужно опять-таки это. Отличный пример — день рождения: одних мы поздравляем с внутренней радостью, всей душой, а других что-то мешает поздравить, к телефону подойти, ограничиваемся SMS…

Г.Т. (Перебивает.) А что же все-таки делать с прокрастинацией: пойти на курсы тайм-менеджмента или все-таки разобраться в себе?

А.C. Только второй способ. Функциональные пути решения здесь часто отказывают.

У партнеров

    «Русский репортер»
    №14 (342) 10 апреля 2014
    Лень
    Содержание:
    Реклама