Семь веков вместе

Тренды
Москва, 17.04.2014
«Русский репортер» №15 (343)
Посреди мира находится великая Поднебесная империя, на ее окраинах живут варвары, которые периодически атакуют Китай. Чаще всего их удается разбить, иногда они захватывают страну, но через несколько поколений полностью ассимилируются. У нас о Китае знали уже во времена Киевской Руси: от византийцев известно о стране, откуда привозят шелк. Китаю же в те времена какие-то княжества на дальнем конце Великого шелкового пути были малоинтересны. Первые упоминания о русских появляются в китайских хрониках лишь в XIV веке. Но так или иначе мы знаем друг о друге семь веков. «РР» решил проследить, как в Китае смотрели и смотрят на Россию и русских.

Фото: Imaginechina/Corbis/All Over Press

Вечно верный русский полк императорской гвардии

Первые упоминания о русских в китайских источниках относятся к «Юань ши» — хронике правления династии Юань (1271–1368). Это была династия монгольского происхождения, ее основал хан Хубилай, уничтоживший империю Сун. Впрочем, саму хронику начали писать в 1369 году уже для Чжу Юаньчжана, первого императора следующей династии Мин, которая была вполне китайской. Основной составитель «Юань ши» — историк, литератор и ближайший сподвижник Чжу Юаньчжана Сун Лянь. По китайской традиции хроника состоит из четырех частей: описания правления ханов, хронологические таблицы, трактаты о государственном устройстве и жизнеописания известных людей. И вот на рубеже 1320–1330-х годов в этой хронике появляется упоминание о русском полке под Ханбалыком (так во времена Юань назывался Пекин) — «Сюаньчжун элосы вэй циньцзюнь» — «вечно верный русский полк».

В те времена было принято организовывать гвардейские отряды из пленных или из представителей покоренных народов. Такие солдаты без лести преданы: до родных краев добираться несколько лет, своих мало, язык не очень понимают, а значит, в местных интригах участвовать не будут и на сторону восставшего народа не перейдут — в общем, нормальная практика для больших восточных империй.

Как служили русские юаньским императорам, сведений крайне мало, но, судя по официальному названию, полк считался «вечно верным». Интересно, что это был период смуты в империи: с 1328 года, когда впервые упоминается «Сюаньчжун элосы вэй циньцзюнь», и до 1332 года сменяются четыре императора.

Судя по хронике, речь шла о «военном поселении»: гвардейцам была выделена территория, на которой они должны были сами добывать себе пропитание. О количественном составе русского корпуса подробных сведений нет. Из хроники понятно, что командовал ими темник, то есть командир тьмы (десяти тысяч), но под его началом также находились аланы и кипчаки. О том, что стало с русскими гвардейцами после свержения монголов в результате восстания Красных повязок, неизвестно.

Чехов у истоков современной китайской литературы

Следующий контакт между Россией и Китаем состоялся во времена Смуты. «Китайский император направил послание русскому царю Василию Шуйскому, но не было тогда в России китайского толмача, и письмо пролежало в царском дворце более века и только в 1761 г. было переведено на русский язык», — рассуждает в одном из своих текстов об истории русско-китайских литературных связей крупнейший пекинский славист Лю Вэньфэй. Потом были военные столкновения казаков с китайскими войсками на Амуре, появились постоянные дипломатические отношения, китайская культура, в первую очередь в виде предметов быта, стала проникать в Россию, а вот про русскую в Китае ничего не знали.

Переводов русской литературы на китайский не было до начала ХХ века. В 1903 году выходит «Капитанская дочка» Пушкина, затем приходит черед Гоголя, Толстого, Горького и Чехова. Рассказы Чехова (их начинают переводить в 1907 году) с их тонкой сатирой понравились китайской интеллигенции: проблемы Российской империи и империи Цин казались думающим о будущем страны китайцам похожими.

Лю Вэньфэй считает, что переводчики с русского на китайский оказались в числе участников «Движения 4 мая». После почти столетия унижений, на фоне попыток японцев захватить прибрежные территории китайцы начали задумываться о создании справедливо и разумно устроенного государства. Новой стране была нужна новая литература. О роли русской классики в русской революции китайцы догадывались, поэтому переводы с русского имели стратегическое значение.

Среди участников «Движения 4 мая» был Лу Синь (1881–1936), один из величайших писателей в истории Китая, создатель современной китайской прозы и в том числе переводчик Чехова. В 1918 году он публикует прославивший его текст «Записки сумасшедшего»: название отсылает к одноименному тексту Гоголя, а содержание — как к Гоголю, так и к «Палате № 6» Чехова. Все родоначальники современной китайской прозы испытали на себе сильное влияние русской литературы, и в первую очередь Чехова. Его рассказы переводили и другие классики: Ба Цзинь (1904–2005) и будущий первый министр культуры коммунистического Китая Мао Дунь (1896–1981).

Советская классика как источник мыльных опер

В Китае хорошо развита индустрия сериалов. Один из жанров — сериал героический, где описываются будни времен гражданской войны или войны с японцами либо какой-нибудь стратегически важной стройки. Но нужно понимать, что, даже будучи идеологически выверенным, китайский сериал признает законы жанра: это должна быть мыльная опера с хорошо прописанной любовной историей.

Китайцы превратили в сериалы два произведения советской классики: в 1999 году вместе с украинцами они сняли «Как закалялась сталь» (режиссеры Хан Гин, Жанар Сахат), а в 2005-м вместе с россиянами — «А зори здесь тихие» (режиссер Мао Вэйнин). Роли в обеих картинах исполняют соответственно украинские и русские актеры, переозвученные китайцами. Параноикам, опасающимся китайского вторжения и оккупации, смотреть эти сериалы не рекомендуется, ведь они окажутся в своем самом страшном сне: славянские парни и девушки что-то бодро кричат на чистом китайском языке.

Обе выбранные для экранизации книги показательны: здесь есть все, что востребовано государством и обществом. То есть, с одной стороны, героизм, склонность к самопожертвованию вплоть до готовности отдать жизнь за страну и идеалы, а с другой — романтика, красивые девушки, страстные отношения, которым мешают война или непрерывный трудовой подвиг.

Роман «Как закалялась сталь» был и раньше популярен в Китае, а его экранизация в 2000 году была признана лучшим сериалом страны. Российского зрителя, который читал книгу Николая Островского и видел классические советские экранизации с Василием Лановым и Владимиром Конкиным, поразит неторопливость развития сюжета: небольшая, по сути, книга с линейным сюжетом растянута на 20 серий. В России по телевизору сериал не показывали, но укороченную версию (правда, на китайском) можно найти на ютубе.

Китайская экранизация повести Бориса Васильева основывается на классическом фильме Ростоцкого, но и здесь все разворачивается очень неспешно: 19 серий. Для показа в России сериал сократили до 12 серий, его легко найти в Сети на русском. Снимали картину на границе с Приморским краем, в провинции Хэйлунцзян. Известные мастера создавать новые туристические объекты практически на пустом месте, китайцы сразу же объявили съемочную площадку одной из новых достопримечательностей провинции.

Работа над российскими ошибками

В Китае 2006 год был объявлен Годом России. И тогда же был снят пропагандистский фильм с длинным названием «Нужно проявлять предусмотрительность и принимать меры предосторожности заблаговременно. Исторические уроки гибели КПСС».

Китайские власти решили объяснить своему населению официальную позицию правительства в отношении истории соседнего государства. Современный Китай, с точки зрения туриста, вполне обычная страна. Супермаркеты, бутики, небоскребы, реклама дорогих часов и иностранного алкоголя, улицы забиты машинами, по телевизору попса, все стремятся побольше заработать и купить себе новый айфон — если кто помнит СССР, то на первый взгляд сходства практически никакого.

О том, что у власти находятся коммунисты, напоминают лишь красный государственный флаг и слово «народная» в названии страны. Меж тем коммунизм, хоть и с китайским отличием, — все еще официальная идеология Китая, и властям необходимо объяснить, почему у ближайшего соседа подобная идеология не прижилась. Предполагалось, что восьмисерийный фильм расставит все точки над i. Если у кого-то и есть вопросы, как трактовать кульбиты российской истории, они должны были немедленно отпасть. Первая часть названия — вообще цитата из речи тогдашнего лидера страны Ху Цзиньтао.

Фактически это официальный взгляд китайцев на историю России ХХ века. Создатели фильма, тесно связанные с Китайской академией наук, разбирают историю КПСС и объясняют, что правильными руководителями СССР и партии были Владимир Ленин и Иосиф Сталин. Никита Хрущев и Леонид Брежнев исказили суть социализма, а Михаил Горбачев и вовсе его предал. И только при Владимире Путине Россия начала постепенно возвращаться на правильный путь развития. Самое интересное — это почему китайцам нравится политика Путина и почему они считают ее возвратом к правильному курсу Ленина и Сталина. Российский наблюдатель мог бы подумать, что все дело в усилении мощи России, или в том, что с начала 2000-х наша страна стала увереннее разговаривать с Западом, или в росте экономики. Но для китайцев на первом месте тот факт, что в 2004 году в Москве переиздали «Краткий курс истории ВКП(б)» в качестве учебного пособия для вузов.

Впрочем, более важным сюжетом является сравнение деталей российской и китайской истории. Авторы фильма показывают, что китайский путь был правильный, а российский — нет, притом что у истории коммунистических партий обеих стран есть общие черты. И те китайцы, что не согласны с политикой партии, могут посмотреть на то, как плохо жилось северному соседу, когда его партия перестала быть такой же мудрой, как Коммунистическая партия Китая.

Тем, кто желает подробнее ознакомиться с китайскими трактовками русской истории, стоит прочитать книгу бывшего советского дипломата и опытного китаиста Юрия Галеновича «Взгляд на Россию из Китая».

Русско-китайская дружба на фоне сталинского ампира

В 2010-м китайцы сняли сериал «Ой, цветет калина», посвященный взаимоотношениям России и Китая. Не просто так, а к 60-летию советско-китайской дружбы. У нас фильм не показали, но на сайте китайского телевидения CNTV эту милую, но на редкость занудную ленту можно посмотреть в режиме онлайн с русскими субтитрами. Впрочем, и без субтитров все понятно: когда героям хорошо, музыка радостная, когда плохо — печальная, когда спорят о чем-то важном — тревожная. Жанр «Калины» — мыльная опера про разлученных влюбленных на фоне зигзагов советско-китайских отношений, формат — 30 серий по сорок минут, режиссер — Дай Бин, большая часть актеров — китайцы, но есть и российские артисты.

Работа плейера и скорость развития сюжета тормозят одинаково. Итак, 1950-е годы, Китай только-только оправился от гражданской войны, начинается социалистическое строительство. Молодые китайские специалисты отправляются на учебу в СССР. Один из них, молодой авиастроитель Чень Янь, знакомится с белокурой девушкой Валентиной, у них начинается роман, он уезжает обратно домой на социалистическое строительство, ей чудом удается записаться в группу отправленных в Китай советских консультантов, они женятся, у них рождается сын Сяо Хан, Валентина отправляется в СССР проведать родственников. И все, тут СССР и КНР поссорились, отношения между странами испортились, даже письма и фотографии приходится передавать с контрабандистами, которых иногда отстреливают на границе.

Чень Янь думает, что Валентина в СССР нашла себе другого мужа. В итоге он сосредотачивается на социалистическом строительстве и на интригах вокруг него, женится на китаянке, и лишь в самом конце сериала благодаря подросшему сыну, который пошел по стопам отца и тоже поехал учиться в СССР, Чень Янь и Валентина снова встретятся. Поздний СССР, готический шпиль МГУ и православные храмы, китайцы и русские, любимые и брошенные, хорошая погода, длинные фразы в диалогах героев и патетическая закадровая музыка, непрерывное социалистическое строительство, влюбленные и народы оказываются вместе, хеппи-энд. Мораль: герои познакомились потому, что СССР шел правильным курсом. А когда перестал, героям стало плохо. Правильность курса подчеркивается даже на эстетическом уровне: все хорошее происходит с героями на фоне шедевров сталинского ампира, а все неприятное — в мещанских интерьерах. В общем, вместе хорошо.

У партнеров

    Реклама