Кошка Муся и мировая политика

От редактора
Москва, 24.04.2014
«Русский репортер» №16-17 (345)

Этот номер «РР» посвящен котикам и немножко Украине. У меня тоже есть кошка. Правда, когда она только появилась, ее приняли за кота и назвали актуальным по нынешним временам крымским именем Мускат. Чуть позже гендерная принадлежность прояснилась, но вкусного греческого слова «мусака» мы тогда еще не знали, и стала она обычной русской Мусей Карцевой, о чем свидетельствует официальный документ, выданный ветеринарной клиникой.

В ранней юности Муся отличалась чрезвычайно тяжелым характером. «Мерзким» не позволяет его назвать только искренняя любовь и глубокое уважение к возрасту: 17 лет для кошки не шутка!

Так вот. Она совершенно не желала считаться с жизнью хозяев, то есть нас. Орала как резаная до тех пор, пока ей не давали еды, будь хоть двенадцать дня, хоть три ночи. После суровых летних месяцев у бабушки, считавшей, что если у всех пост, то и у кошки тоже, в течение буквально пары недель она переучивалась и начинала жить исключительно по принципу «ваша киска купила бы “вискас”». Правда, ловила мышей и как-то рано утром принесла мне одну прямо в кровать, положила на одеяло, разбудила меня нежным мурчанием и ушла с добычей во рту, только когда после крика ужаса дождалась-таки похвалы. А еще сбегáла, когда в доме появлялся враг, предпочитая грозно шипеть на него из-за двери, а собственно разборку оставлять для нас.

Ну не дура ли? Ведь даже на собственное имя она откликалась, только когда звали есть, а в других случаях и ухом не вела. Так мы думали до тех пор, пока однажды мудрая мама не раскрыла нам глаза: дура, говорите? А еду даем хоть в двенадцать дня, хоть в три ночи. «Вискасом» кормим. За пойманных мышей хвалим. Врагов в конце концов сами выгоняем. А обратить ее внимание, если барышне неугодно, не можем. И кто после этого дураки? И кто умеет добиваться своих целей? И кто тут, в конце концов, хозяин?

Я это все к чему? В последние месяцы, которые, безусловно, войдут в учебники истории, то и дело приходится слышать такого рода рассуждения: «Как же это они свергли Януковича? А демократические процедуры? Трудно было, что ли, годик потерпеть до выборов?» Или: «Как же можно было так нарушать нормы международного права и брать Крым? Нельзя было хотя бы со сроками подождать, как-то цивилизованнее все обставить? А о стратегических последствиях кто думать будет?!»

Это, безусловно, интересно, но только политик тем и отличается от не-политика, что, во-первых, не упускает представившуюся возможность, а во-вторых, делает это, не особенно обращая вни-мание, кто и каким словом его  назовет. Потому что знает, что за год до выборов можно спецслужбы укрепить, противников посадить, даже экономику теоретически поднять — да все что угодно! А за несколько месяцев до референдума пригнать в Черное море американский флот, найти альтернативных «вежливых людей», даже в НАТО теоретически вступить. 

Собственно, трезвое понимание этого и определяет, кто сидит в Кремле, кто  на Банковой улице в Киеве, кто в Ростове-на-Дону, а кто в фейсбуке. У этого понимания свои издержки, в том числе моральные, но и они часть профессии.

Кошка Муся, кстати, с годами изменилась. Живет теперь в согласии с нашим общим порядком. Пищу ест разнообразную, хотя «вискас» все равно предпочитает. До того как прозвонит будильник, как правило, не будит, а когда прозвонит, громко мурчит и нежно гладит лапкой по лицу: пора, мол, вставать. Однажды даже разбудила меня, когда я сказал, что мне обязательно нужно встать в восемь утра, а часы завести забыл. Иногда, впрочем, ничего такого не делает и живет по-своему, потому что дама она уже пожилая и всем все доказала.

У партнеров

    Реклама