Прощай, кино

Актуально
Москва, 15.05.2014
«Русский репортер» №18 (346)
14 мая открылся 67-й Каннский кинофестиваль. Так уж вышло, что сам по себе фестиваль давно уже превратился в событие, которое важнее, чем фильмы, которые там показывают. Тем не менее в этом году в Каннах есть что посмотреть. «РР» выбрал несколько наиболее интригующих работ предстоящего киносмотра

«Прощай, язык», Жан-Люк Годар

Тридцать девятый фильм последнего классика XX века — прирожденного авангардиста и революционера Годара, не раз пережившего «смерть кино», «смерть политики» и, что особенно важно, смерть политического кино.  Название новой ленты в этом смысле говорит само за себя и служит исчерпывающим комментарием к современности, в которой язык — в широком смысле слова — заболтан до невозможности, превращен в оружие антикоммуникации и утоплен в информационном шуме. Несмотря на эстетический и философский радикализм, Годару всегда были присущи чувство юмора и гениальная ирония. Кажется, они есть и в новом фильме, который рассказывает о странном любовном треугольнике между женщиной, мужчиной и собакой. А снято все в 3D — этот формат Годар уже опробовал в своей недавней короткометражке «Катастрофа».

«Левиафан», Андрей Звягинцев

Единственный российский фильм в основном конкурсе. Звягинцев будет представлен в Каннах в третий раз. Новая картина снималась в атмосфере повышенной секретности. Известно немногое: съемки проходили в холодном Мурманске, сюжет строится вокруг запутанных межличностных отношений, ну и еще в кадре должен появиться гигантский скелет кита. Звягинцев начинал как чистый символист («Возвращение», «Изгнание»), но уже в «Елене» впервые попытался соединить свой метафоричный стиль с актуальными социальными реалиями. Судя по всему, «Левиафан» станет кульминацией этого сближения.

«Майдан», Сергей Лозница

События на Украине не могли не вызвать интереса у документалистов. Сразу несколько режиссеров стали снимать происходящее изнутри, выкладывая свои видео в интернет, — так создавалась непосредственная летопись новейшей истории. Лозница, учившийся и работавший в Киеве, сосредоточился на Майдане, но снял не только и не столько политическое кино. Состоящий из длинных медитативных планов и лишенный какого-либо закадрового текста, фильм сразу выходит за границы «политической повестки дня» и просто хроники. История киевской революции предстает здесь как универсальный цикл из архетипических ритуалов: рождение, песня, мобилизация, бой, гибель, жертвоприношение, плач. 

«Два дня, одна ночь», Жан-Пьер и Люк Дарденн

Новый фильм каннских завсегдатаев Дарденнов, которые уже дважды получали «Золотую пальмовую ветвь» (за «Розетту» и «Дитя»). История молодой женщины, представительницы рабочего класса, предлагающей коллегам отказаться от ежегодных бонусных поощрений, чтобы не потерять свои рабочие места. Это драма о ежедневном выживании во вроде бы приемлемых условиях, о неутихающей классовой борьбе и капитализме как новой природе, изменяющей природу человеческих отношений, а также способности ему сопротивляться. 

У партнеров

    «Русский репортер»
    №18 (346) 15 мая 2014
    Украина
    Содержание:
    Фотография
    Вехи
    Реклама