Его Украина

Сцена
Москва, 29.05.2014
«Русский репортер» №20 (348)

«Спустя десять дней после того, как правительство и оппозиция обнародовали совместное коммюнике об окончании войны, пришли известия о первом восстании, поднятом полковником Аурелиано Буэндиа на западной границе. Немногочисленные и плохо вооруженные отряды повстанцев были рассеяны меньше чем за одну неделю. Но в течение года, пока либералы и консерваторы делали все возможное, чтобы страна поверила в их примирение, полковник Аурелиано Буэндиа организовал еще семь вооруженных выступлений». Так повествует Маркес в одном из самых знаменитых романов ХХ века, написанном на континенте, где гражданские войны стали обыденностью. И мы должны ему поверить: эти войны в один день не кончаются. Для их завершения недостаточно поставить подписи в «компьенском вагоне», как после Первой мировой. А нужно, чтобы люди, которых на войну никто не гонит и которые сами выбирают ее вначале как образ действий, а затем уже и как образ жизни, сами приняли решение не воевать.

Победитель украинских выборов Петр Порошенко проснулся в понедельник в другой стране. Не то чтобы она переменилась за ночь в результате его победы. Он проснулся в другой стране лично для себя. Предвыборную кампанию он вел так, как если бы никакой войны не было. Кампания велась в некой виртуальной Украине, где Луганская и Донецкая области вообще не являются вопросом повестки дня — существуют только абстрактные террористы и российские диверсанты. И это был тактически удачный ход. Его выбрали как президента не-войны, человека, который не имел к ней никакого отношения и для которого ее как бы не было. То есть как кандидата, который сумел от этой реальности максимально дистанцироваться.

Теперь у избранного президента Порошенко, чья инаугурация должна состояться совсем скоро, есть считаные дни, чтобы принять решение, как действовать не в вымышленной, а в существующей ситуации. Хотя он явно не чужой для нынешней украинской верхушки, до сих пор все ее ошибки и преступления на юго-востоке его не коснулись. Развязывание без необходимости войны против части собственного народа с применением всех средств ведения боевых действий и даже без попытки наладить контакт на политическом уровне — это все не к Порошенко. Но совсем скоро это может стать и его политикой.

Перед началом боевых действий в Чечне как в 1994-м, так и в 1999 году было по несколько лет «худого мира» — уже после того как эта республика действиями сепаратистов наносила серьезнейший ущерб суверенитету и безопасности РФ. Другое дело, что эти мирные периоды не были использованы должным образом — как первая большая передышка после того, как в 1991 году там захватили армейские склады и расположения военных частей, провозгласив курс на выход из состава России, так и следующая, после Хасавюртовских мирных соглашений 1996 года. И наведение порядка армейскими средствами после провалов мирного урегулирования иначе как трагедией не назовешь. Но сам факт длительных попыток выстраивания мирных отношений с явно мятежной территорией, очевидно, и послужил базой для достижения по итогам второй военной кампании не просто победы, а согласия. Причем с явным и скрытым признанием особого статуса Чечни в составе Российской Федерации.

А что происходит в иных случаях, когда выступления сепаратистских или оппозиционных ополчений просто подавляются силой даже без попыток достижения национального согласия? История показывает, что победившая сторона — правительство — вынуждена устанавливать диктатуру. Кроме того, вариант подавления вообще может не увенчаться успехом. Например, в Анголе УНИТА сражалась больше 25 лет, пока не ушел из жизни ее лидер.

Если Петр Порошенко хочет быть президентом реальной Украины, ему придется потратить по крайней мере часть своего блестящего рейтинга на мирное, подчеркнем это, урегулирование ситуации в Луганской и Донецкой областях и залечивание одесской раны. На наш взгляд, это возможно — увидеть в восставших не врагов, а граждан своей страны, которая переживает очень трудный период, порожденный революционным насилием со стороны отнюдь не тех людей и сил, кто сейчас восстал. Что мешает побыть президентом — отцом нации? Тем более что о формировании «новой европейской нации в муках» столько говорят…

Помешать могут внешние, западные, конкретно американские патроны политического кризиса на Украине, чья деятельность для непредвзятых наблюдателей вполне оче-видна. И сейчас бывшему министру иностранных дел могут пригодиться его крестьянские, собственнические корни и психология. В конце концов, теперь это его Украина.

У партнеров

    Реклама