Фильмы

Афиша
Москва, 19.06.2014
«Русский репортер» №23 (351)

Фото www.kinopoisk.ru

До свидания мама

Светлана Проскурина

Мнение

До свидания мама

Фильм Светланы Проскуриной получил госфинансирование как современная версия сюжета классической русской литературы. «До свидания мама» действительно напоминает «Анну Каренину» Толстого с той лишь разницей, что сюжет супружеской измены разыгрывается тут в декорациях современного социума, который никак нельзя назвать обществом в толстовском смысле.

Нет никакого давления приличий, света, условностей. Просто женщина и двое мужчин. В общем, есть соблазн назвать все это женским взглядом на придуманный мужчинами сюжет. Только вот определить кино Проскуриной как «женское», значит, увести ассоциации в сторону немного другой гендерной модели — феминистской волны, эмансипированного реализма, левачества и прочих прогрессивных понятий. Нет, Проскурина не такова. Ее кино бабское. Не в уничижительном смысле, а в том же, что и «Мужики и бабы» или «Жила-была одна баба». Это нечто медленно-текучее, болотистое, обволакивающее, убаюкивающее и укачивающее. Монотонный стук колотушки, дорога, ведущая неведомо куда, зло и добро с личинами карнавальных масок.

Все женское в этой картине мира — определенно злое. Женщина — гибель мужчины, словно говорит фильм. Без ее парадоксально равнодушной страсти невозможно грехопадение мужчины. А та непристойная мелодрама с истериками и страданиями, которую мы видим на экране, — это, безусловно, хроника падения.

Не под поезд, поезда в фильме нет. Нет и Левина, героя-резонера. Зато есть православная соседка по даче, тихая настойчивая баба, медленно, как паучиха, опутывающая «Каренина» заботой, отправляющая его сына в православную гимназию и вытравливающая память о гулящей маме. Этот персонаж, в сигаревском сценарии явно гротескно-антипатичный, словно позаимствованный из пьес Островского, в изображении Проскуриной не так уж и ужасен, не хуже прочих. Ведь, производя редукцию русского романа, «До свидания мама» сокращает и его первое предложение. Каждая семья теперь просто несчастлива. И все.

Василий Корецкий, кинообозреватель «РР»

Смешанные

Фрэнк Корачи

И снова на экране красивая женщина Дрю Бэрримор с комиком Адамом Сэндлером. Незнакомые прежде герои Сэндлера и Бэрримор покупают горящую семейную путевку на сафари-курорт в Африку, чтобы дешево развлечь детей на весенних каникулах. Разумеется, отдых превращается в романтическую комедию с неловкими ситуациями и массовкой из штампованных африканцев, сервильных и музыкальных. Такое изображение Африки взбесило прогрессивную американскую критику.

Оборотень

Уильям Брент Белл

Традиционный для лета фильм ужасов, на этот раз про американского оборотня в Париже. История адвоката, обнаруживающего, что его субтильный подопечный — ликантроп (человек-волк), рассказана популярным последние несколько лет языком «найденных кадров». Записи с видеокамеры, полицейская хроника, новостные репортажи. Иллюзия «здесь и сейчас» достигается активным применением эстетики современных медиа, способных убедить зрителя даже в реальности  воскрешения графа Дракулы и гетмана Мазепы.

Кайт

Ральф Зиман

Игровая версия манги (а также снятого по ее мотивам мультфильма) про девочку-убийцу по имени Кайт. Немного смягченная по сравнению с оригиналом, но все же. Мир после финансового апокалипсиса, коррупция и корпоративный ад. Маленькая девочка с пистолетом вместо традиционной для японского комикса катаны и взрослый дядя (Сэмюэл Джексон) мстят лизоблюдам и подонкам за смерть девочкиных родителей. Все будут наказаны!

Пластик 

Джулиан Джилби

Британская криминальная комедия об умных студентах из Майами. Группа умников двадцати с небольшим лет развлекаются мошенничеством с кредитками. Все идет неплохо, пока компания не запускает руку в карман мстительного криминального босса. Тот ставит друзей на счетчик, и мелким жуликам приходится играть по-крупному: теперь речь идет не о безнале, а о бриллиантах.

Новости партнеров

«Русский репортер»
№23 (351) 19 июня 2014
Донбасс
Содержание:
Он погиб в бою за Донецк

На Украине многие уверены в том, что за «сепаратистов» воюют российские военные, в основном чеченцы. На самом деле на тысячи человек, причастных к ополчению, приходятся десятки приехавших из других стран. Подавляющее большинство — это жители самого Донбасса. Добровольцы из Чечни и Осетии там действительно есть. Но преобладают среди приехавших из России все-таки выходцы из различных, в том числе оппозиционных Кремлю «русских» партий и движений. Кто эти люди, которые, не рассчитывая на защиту государства, едут отдавать свои жизни в этой войне? Писатель Сергей Шаргунов специально для «РР» написал рассказ про одного добровольца, погибшего в бою за донецкий аэропорт

Реклама