Имперские мысли либерала

От редактора
Москва, 19.06.2014
«Русский репортер» №23 (351)

Регулярное чтение ленты Фейсбука приводит к расстройству желудка и опорно-двигательной системы, но иногда позволяет сделать некоторые интересные наблюдения.

У меня в ленте довольно много украинских друзей, часть пишет по-русски, часть по-украински, кто-то вообще по-английски, но особой разницы между жителями наших стран нет. Обычно все пишут примерно одно и то же: котики, работа, путешествия, фотки из командировок и с тусовок. Даже когда в ноябре начался евромайдан, особой разницы заметно не было: были русские друзья, восхищавшиеся майдановцами, были украинские, его не одобрявшие.

Реальная разница появилась с началом боев в Донбассе. Украинские друзья в массе своей начали писать о войне до победного конца. Русские разделились: кто-то поддерживал повстанцев, кто-то переживал за украинских военных, большая часть ужасалась самому факту войны.

Сейчас я начну употреблять в своем тексте один специфический термин — интеллигенция. У нас это слово используют то в ругательном значении, то, наоборот, видят в нем нечто элитарно-героическое. Я же хочу употреблять его в словарном значении как «общественный слой людей, профессионально занимающихся умственным, преимущественно сложным, творческим трудом, развитием и распространением культуры». А еще в словаре сказано, что это люди, склонные к рефлексии. Так вот, мои друзья — это как раз люди, профессионально занимающиеся умственным трудом и склонные к рефлексии.

В России интеллигенция чаще всего находится в оппозиции к действующей власти, причем власти любой. Это такая русская особенность, причем вполне объяснимая. Парламентаризм и независимая судебная система у нас никогда не были особо развиты, но обществу все равно нужен какой-то, хоть слабый противовес власти. Им как раз и была интеллигенция. Поэтому у нас «поэт больше, чем поэт»: у нас поэт, писатель, художник и режиссер с драматургом еще и отдуваются за сенат, палату представителей, большое жюри присяжных и судью в мантии. Это тяжелая миссия, и далеко не всегда интеллигенция с ней справлялась хорошо.

А вот украинская интеллигенция сейчас в массе своей почти единодушно приветствует антитеррористическую операцию, кажется, напрочь игнорируя саму идею переговоров с повстанцами. При этом у меня есть смутное подозрение, что, если бы все пошло по-другому и это в наших пограничных областях горел огонь разжигаемой соседом гражданской войны, русские интеллигенты выходили бы на митинги «Остановите войну, вступайте в переговоры». Как делали это многие из них во время двух чеченских кампаний, во время войны с Грузией и как сейчас есть те, кто выходит с плакатами «Простите нас!» к украинскому посольству в Москве.

Я хочу подчеркнуть: я никого не осуждаю и никем не восхищаюсь. Я лишь констатирую факт и пытаюсь его объяснить. Для украинской интеллигенции на первом плане нация и ее интересы. Для русской — гуманизм и справедливость. И то и другое объяснимо. Украина, несмотря на вторую по размеру территорию на континенте и седьмое по численности население, по сути, маленькая европейская страна. Россия — большая империя, всегда ей была и всегда ей будет. Это разные философии, несмотря на общее прошлое и похожие языки. Империя — это не только колонны штурмовиков на парадах, танки и самолеты. Это еще и попытка понять другого. Не всегда успешная. Для того чтобы выиграть кампанию, скорее пригодится интеллигенция, которая может по законам военного времени сплотиться и поддержать армию. Для того чтобы выиграть войну, скорее пригодится интеллигенция, которая будет все время сомневаться. Поэтому империя у нас не из-за штурмовиков, а из-за вечно сомневающихся.

Новости партнеров

«Русский репортер»
№23 (351) 19 июня 2014
Донбасс
Содержание:
Он погиб в бою за Донецк

На Украине многие уверены в том, что за «сепаратистов» воюют российские военные, в основном чеченцы. На самом деле на тысячи человек, причастных к ополчению, приходятся десятки приехавших из других стран. Подавляющее большинство — это жители самого Донбасса. Добровольцы из Чечни и Осетии там действительно есть. Но преобладают среди приехавших из России все-таки выходцы из различных, в том числе оппозиционных Кремлю «русских» партий и движений. Кто эти люди, которые, не рассчитывая на защиту государства, едут отдавать свои жизни в этой войне? Писатель Сергей Шаргунов специально для «РР» написал рассказ про одного добровольца, погибшего в бою за донецкий аэропорт

Реклама