Книги

Афиша
Москва, 19.06.2014
«Русский репортер» №23 (351)

Мнение

Бульдозеры наготове?

В датской столице Копенгагене есть небольшой райончик Христиания. Там живут хиппи, безработные, сквоттеры — в общем, не чинный средний класс, как в остальных районах города, а разные немытые бунтари.

Там свободно продаются запрещенные в Дании легкие наркотики, и полиция не вмешивается. Следит, конечно, но активных действий не предпринимает. Периодически, правда, власти пытаются уничтожить Христианию и направляют туда полицию и бульдозеры, но в итоге все возвращаются на исходные позиции. Почему датчане не трогают Христианию? Может, потому что она обеспечивает приток дополнительных туристов. А может, потому что город выглядит глупо, когда вооруженные до зубов полицейские пытаются разогнать тысячу грязных хиппи. А может, потому что копенгагенские власти понимают, что среди чумазых бунтарей в сквотах может появиться какой-нибудь стоящий деятель культуры — художник, певец, писатель. Не обязательно появится, но может. Культуре странным образом проще в грязи, чем в стерильной чистоте.

Российский книжный мир жил в своей Христиании довольно долго. Фильмы снимали с проката, судьбу опер пыталась решать Государственная дума, в мире современного искусства скандал на скандале, а вот в литературу государство не вмешивалось. То ли все дело в туристах, то ли в том, что государство не хотело выглядеть глупо, воюя с тысячей писателей и критиков разной степени чистоплотности. То ли верило, что в наших сквотах что-нибудь непременно появится. И вот хрупкое перемирие рухнуло, как стабильность в Северном Ираке.

Итак, жил да был Московский книжный фестиваль, одно из самых симпатичных событий городского лета. Акт первый: Министерство культуры велит руководству фестиваля снять с программы две пьесы, поскольку эксперты министерства, чьи заслуги человечеству неизвестны, сочли их непристойными. Акт второй: дирекция фестиваля снимает пьесы. Акт третий: абсолютное большинство участников фестиваля, включая тех, кто стоял у его у его истоков, снимают свои программы и переносят их на другие площадки. Остаются те, кто технически не успевает это сделать. Акт четвертый: Министерство культуры утверждает, что никому ничего не велело, а лишь советовало, — его неправильно поняли. Ну что ж, Христианию, кажется, пока отстояли, но бульдозеры стоят с заведенными моторами.

Константин Мильчин, литературный обозреватель «РР»

Ниал Фергюсон

Цивилизация

Издательство Corpus

Шотландский экономист объясняет, почему Запад преуспел больше, чем Восток. Во-первых, благодаря конкуренции: на Западе было много враждующих государств, а на Востоке большие империи. Во-вторых, последние пять веков Восток мало интересовался наукой, а на Западе совершали одно открытие за другим. Третья причина — имущественные права: на Западе их уважали, на Востоке нет. В-четвертых, это медицина, в-пятых, собственно потребительская революция, в-шестых, трудовые отношения, этика.

Дэниел Ергин

В поисках энергии

Издательство «Альпина Паблишер»

Ергин — автор «Добычи», лучшей в мире книги про нефть. Новая работа — фактически продолжение «Добычи», рассказ о том, что произошло за последние 25 лет. Новые рынки сбыта, новые месторождения, слияния компаний, газовые конфликты, война в Ираке и революции в арабском мире. Много интересных фактов, например, про одну американскую компанию, которая в 1996 году пыталась договориться с талибами о строительстве нефтепровода через Афганистан и «наняла известного мусульманского богослова, чтобы попытаться объяснить талибам, что в дейст-вительности говорит Коран по поводу женщин».

Дмитрий Соколов-Митрич

Яндекс.КнигА

Издательство «Манн, Иванов и Фербер»

Заместитель главного редактора «Русского репортера» около года постоянно тусовался в «Яндексе», брал интервью у его создателей и топ-менеджеров и в итоге написал отличную книгу про историю главной русской IT-компании. Раз текст о поисковике, значит, главное здесь вопросы. Прямо как в стихотворении Киплинга «Пять тысяч Где, семь тысяч Как, cто тысяч Почему». Тут их в каждой главе по паре десятков, ответы тоже имеются. Найдется все.

Женя Арабкина, Аня Лукьянова

Мамские советы

Издательство «Самокат»

Небольшая книжка со смешными картинками, которая объясняет детям, как устроены мамы. То есть если один ребенок уже научился читать, а в семье появился новый младенец, эта книга откроет старшему глаза на мир. Папам тоже. «Даже опытная мама при активном вскармливании может забыть, из какой груди последний раз кормила ребенка. Поэтому она надевает браслетик на ту руку, со стороны которой малыш поел. Главное — не забыть поменять его с одной руки на другую во время кормления».

Татьяна Толстая

Легкие миры

Издательство «АСТ»

Сборник повестей и рассказов Татьяны Толстой. За долгие годы ее телевизионной карьеры многие уже забыли, что Толстая по основной профессии писательница, и писательница прекрасная. «Также предстояло идти на дуэль. Почему-то я знала, что мне в будущем надо будет быть писателем. Я не хотела, не знала как, внутренне уклонялась и вообще. Но как будто кто-то велел. А писателей вызывают на дуэль и застреливают. <…> Я спрашивала взрослых: “А если на дуэль вызывают, обязательно надо идти?” “Обязательно”, — с удовольствием отвечали взрослые».

Ричард Доуиз

Утерянное искусство красноречия

Издательство «Манн, Иванов и Фербер»

Книга о красноречии, написанная президентом общества сохранения английского языка и литературы. Самое интересное тут контрольная карта спичрайтера. «Проверьте себя. Точны ли данные: факты, цифры, имена и т. д.?  Насколько уместны цитаты, метафоры, аналогии и т. д.? Достаточно ли они проясняют и освещают содержание? Подходят ли шутки для случая и слушателей? Нет ли в них чего-либо оскорбительного?  Действительно ли общее содержание поддерживает намеченную цель речи? Понятен ли тезис? Отвечает ли речь ожиданиям пригласившей вас организации?»

Новости партнеров

«Русский репортер»
№23 (351) 19 июня 2014
Донбасс
Содержание:
Он погиб в бою за Донецк

На Украине многие уверены в том, что за «сепаратистов» воюют российские военные, в основном чеченцы. На самом деле на тысячи человек, причастных к ополчению, приходятся десятки приехавших из других стран. Подавляющее большинство — это жители самого Донбасса. Добровольцы из Чечни и Осетии там действительно есть. Но преобладают среди приехавших из России все-таки выходцы из различных, в том числе оппозиционных Кремлю «русских» партий и движений. Кто эти люди, которые, не рассчитывая на защиту государства, едут отдавать свои жизни в этой войне? Писатель Сергей Шаргунов специально для «РР» написал рассказ про одного добровольца, погибшего в бою за донецкий аэропорт

Реклама