Фильмы

Мнение

Летом без билетов

Это нужно смотреть в кино! Сколько раз мы говорили так друзьям, скачавшим в интернете какой-нибудь мегахит — неважно, «Аватара» или «Великую красоту» — и разочарованным просмотром фильма на домашнем лэптопе.

Летом сам бог велел смотреть кино на большом экране — в прохладном зале или под открытым небом. Но именно летом российский прокат являет собой самое депрессивное зрелище. Что традиционно идет на каникулах? Экшен-блокбастеры, с трудом отличимые один от другого, хорроры, авторы которых буквально трясут зрителя, как потерявшие терпение родители, глупые мультфильмы, в меру унылые драмы и легкие комедии, место которым на телевидении.

Стивен Спилберг давно предупреждает, что киноиндустрия — большой перегретый пузырь, и если вдруг хотя бы четвертая часть мегаблокбастеров провалится в прокате, пузырь лопнет. И кинотеатры вынуждены будут ставить в сетку нормальные человеческие фильмы по нормальным человеческим ценам.

А пока то, что мы привыкли называть артхаусом, исчезает из кинотеатров, теперь артхаус — это наш дом. Мы не видим смысла ходить даже на фестивали — зачем куда-то переться, чтобы посмотреть кино, заведомо снятое для домашнего просмотра?

Да, независимое кино отчасти само виновато в случившемся. С радостью осваивая дешевые видеотехнологии, оно всегда зазывало публику к маленькому экрану: там недостатки дешевой видеокартинки были не так заметны. Но сегодня цифровая проекция уже мало отличается по своим потребительским свойствам от пленочной. «Космическая одиссея» наших дней снята на цифру буквально одним человеком меньше чем за сто тысяч долларов. Называется она «Примесь» и на российские экраны, конечно, не вышла.

Один из главных хитов альтернативного мирового проката — большой европейский проект «Сквозь снег», снятый звездой корейского жанрового кино Пон Чжун Хо, — нам тоже не показали. Российская премьера другого фильма, просто предназначенного для большого экрана — граничащего с видеопоэзией «Побудь в моей шкуре» Джонатана Глейзера, — бесконечно откладывается. Ну что ж, пойдем опять посмотрим «Трансформеров» — Майкл Бэй все-таки, один из немногих голливудских режиссеров, фильмы которых с радостью выпускают как в IMAXе, так и на эстетском DVD-лейбле Criterion.

Василий Корецкий, кинообозреватель «РР»

Танец реальности

Алехандро Ходоровски

Псевдоавтобиографическая фантасмагория в духе магического реализма. История очень странной семьи еврейского лавочника-марксиста, живущего в стране с диктаторским режимом. Безумие торжествует в каждом эпизоде, в каждом кадре. К примеру, жена главного героя, мать малыша Алехандрито, изъясняется только оперными ариями. Чем-то напоминает «Амаркорд» Феллини, чем-то — пролеткультовскую буффонаду, чем-то — пародию на политический триллер, чем-то — тревожный сон мальчика, начитавшегося Маркеса и Борхеса.

Велкам хом

Ангелина Никонова

Камерная эмигрантская драма, снятая одним из самых успешных российских инди-режиссеров. Фильм о том, как всем холодно и одиноко в Нью-Йорке, не избежал издержек «второй картины»: тут есть и сравнительная невыразительность сюжета, и легкая расслабленность победителя, и злоупотребление эффектной внешностью главной актрисы Ольги Дыховичной. И тем не менее «Велкам хом» — это важный и нужный пример русского кино с человеческим, очень человеческим лицом, а не ухмыляющимся мурлом очередного телекомика.

Домашнее видео

Джейк Кэздан

Комедия ошибок про злоключения семейной пары (Джейсон Сигел и Кэмерон Диас), главная ошибка которой в том, что супруги позволили своему любительскому секс-видео оказаться в Сети. Весь фильм несчастные пытаются удалить злополучный ролик со всех гаджетов и хостингов, на которых он имеется. Но что могут сделать два человека против самого интернета?

Зимняя спячка

Нури Бильге Джейлан

Главный призер Канн, старательное турецкое подражание Чехову, но без присущей Антону Палычу гуманистической иронии по отношению к своим жалким героям. Три с лишним часа величественных пейзажей, разговоров ни о чем, растерянного стояния у окна, меланхолии и ступора. Великое (в смысле размаха) кино о великой скуке экзистенции.

Самый опасный человек

Антон Корбейн

Мрачная экранизация поздней новеллы Ле Карре, настолько же внимательная к деталям, насколько внимательны к ним ее герои, оперативники германской разведки. Крепко пьющий офицер Бахман (покойный Филип Сеймур Хоффман) расследует связи и источники финансирования исламского подполья в Гамбурге, пытаясь собрать компромат на крупного ученого араб-ского происхождения. Эпизодическую роль чеченского беженца, которого все принимают за отчаянного воина джихада, играет наш соотечественник Григорий Добрыгин.

Властелин разметки

Дэвид Гордон Грин

Абсурдистская и на самом деле немного печальная комедия. Пара никчемных парней устраивается перекрашивать дорожную разметку на шоссе, проходящем где-то в техасской глуши. Самое удивительное, что эта стопроцентная американская лента — ремейк недавнего исландского фильма «Другой дорогой».

Король сафари

Энтони Силверстоун

Африканский вариант «Гадкого утенка»: зебренок Кумба родился наполовину полосатым, наполовину белым. Родня не рада Кумбе, и он уходит из стада в люди, то есть, простите, в саванну. Чтобы вернуться, разумеется, победителем.

Семейка монстров

Грэхэм Эннейбл, Энтони Стакки

«Знакомство с родителями» на сказочный лад — образовательное кино о том, что семьи бывают не только смешанными или однополыми, а вообще черт знает какими. Усыновленный  семейством ужасных троллей- из-коробки человеческий детеныш влюбляется в приличную девочку и долго, почти весь фильм, не решается познакомить ее со своей «картонной» семьей.

Самолеты: огонь и вода

Роберт Ганнавей

Продолжение диснеевской истории про самолетики. В новом фильме героический самолет по имени Дасти, повредивший на гонках двигатель, идет работать в пожарную команду. Там тоже есть место куражу и подвигу.

Почтальон Пэт

Майкл Д'Иса-Хоган

Почтальон Пэт — незаменимый человек в своем городке. Он не только разносит почту, но и снимает с дерева заблудившихся овечек, да и вообще мастер на все руки. Вдобавок Пэт отлично поет, что случайно выясняется на местном конкурсе талантов. Почтальон становится звездой областного масштаба, но характер его начинает стремительно портиться.