Межсезонье

Сценарий «Межсезонья» Дмитрия Соболева — это история современных Ромео и Джульетты, рассказанная на материале чеченской войны. У Шекспира смерть Ромео и Джульетты мирит две враждующие семьи, но что было бы, если б Ромео ради своей любви перешел на сторону Капулетти, промышляющих терроризмом? Россвязьохранкультуру просим не беспокоиться.

Иллюстрации: Иван Григорьев

Даже для неокрепших душ этот текст абсолютно безвреден. Полный вариант сценария к фильму «Межсезонье» можно прочитать на нашем сайте. Здесь мы публикуем его начало.

 

Пусть будут прекрасны ноги того, кто придет, чтоб объявить мне о смерти…

Альфред де Виньи

Голос Андрея (за кадром). Иногда лучше забыть все, что происходило с тобой до этого момента, но это не всегда получается. Память назойливо возвращает тебе картины из прошлого.

На экране возникает название фильма:

Межсезонье

Зима. Перрон вокзала в Краснодаре. Падают крупные снежинки. Андрей в одиночестве сидит на перроне верхом на пластиковом чемодане с колесиками, рядом с ним стоит спортивная сумка. Андрею на вид лет двадцать пять, он одет в красную спортивную куртку, джинсы, кроссовки, на голове красная бейсболка. Андрей пьет виски из двухсотграммовой бутылки, прямо из горлышка.

Голос Андрея (за кадром). Бывают такие моменты в жизни, когда алкоголь перестает действовать, вы пьете бутылку за бутылкой, как будто это минеральная вода…

Останавливающийся скорый поезд заслоняет фигуру Андрея, прежде чем тот успевает закончить фразу.

Андрей протягивает билеты и паспорт проводнице, стройной крашеной блондинке лет двадцати с бейджиком на груди, на котором написано: «Наташа». Проверив документы, девушка возвращает их Андрею, жестом приглашая его пройти в вагон.

Наташа. Счастливого пути!

Андрей. Спасибо (читает имя девушки на бейджике), Наташа.

Девушка отвечает Андрею улыбкой. Новый пассажир ей явно нравится.

Купе спального вагона. Андрей возится со своими вещами, за ним с нижней полки молча наблюдают женщина лет тридцати пяти и двое ее детей: мальчик и девочка лет семи. Андрей забрасывает спортивную сумку на верхнюю багажную полку. Потом открывает чемодан. Чемодан полон стеклянных двухсотграммовых бутылок с виски, больше в нем ничего нет, если не считать дешевого бульварного детектива в мягкой обложке, который лежит поверх беспорядочно наваленных бутылок. Андрей берет из чемодана бутылку виски и книжку, кладет их на верхнюю полку. Захлопывает чемодан и ставит его на багажную полку рядом со спортивной сумкой. Прямо в одежде забирается на верхнюю полку, ложится на спину, открывает бутылку и делает из нее несколько глотков, берет книжку, начинает листать ее в поисках нужной страницы. Вдруг из книжки вываливается цветная фотография, сделанная поляроидом. Андрей берет фотографию, рассматривает. На ней изображена красивая девушка восточной внешности, одетая в красный купальник.

В этот момент дверь купе открывается, на пороге появляется проводница Наташа.

Наташа (Андрею). Пойдемте, я дам вам постельное белье.

Дмитрий Соболев  rr2814_044_2.jpg Иллюстрация: из личного архива Дмитрия Соболева
Дмитрий Соболев
Иллюстрация: из личного архива Дмитрия Соболева

Купе проводников. В узком пространстве купе прямо перед лицом Андрея стройные ноги проводницы, которая, стоя на приставной лестнице, достает из ящиков под потолком постельное белье и подает его Андрею. Аккуратно сложенный комплект ложится на подставленные руки Андрея.

Голос Андрея (за кадром). В жизни все повторяется, именно поэтому невозможно избавиться от своего прошлого.

Экран маленького цветного телевизора. На экране хроникальные кадры боевых действий в Чечне. Спецназ штурмует какое-то село. Камера движется беспорядочно, бегут какие-то люди в камуфляжной форме, прячутся за домами и сараями, ведут беспорядочный огонь. Где-то недалеко взрывается граната. Над селом зависли два вертолета федеральных сил. Они наносят удар неуправляемыми ракетами по его окраине.

На руки Андрея ложится комплект постельного белья. Перед Андреем снова возникают стройные женские ноги, но на этот раз они принадлежат не проводнице Наташе, а кастелянше общежития МГУ, неприятной даме с узким сухим лицом в морщинах. И находится наш герой не в поезде, а в общежитии МГУ на складе постельного белья. Телевизор, по которому показывают боевые действия в Чечне, стоит здесь же.

Голос Андрея (за кадром). В тот год я поступил на химфак МГУ. С этого, в общем-то, все и началось.

Лето. Сталинская высотка главного здания МГУ в Москве.

Холл главного здания МГУ. Андрей стоит посередине небольшой кучки юношей и девушек, столпившихся перед стендом, на котором висят списки поступивших в университет абитуриентов. Палец Андрея скользит по столбцам имен и фамилий, останавливается под именем Суханов Андрей Юрьевич. На секунду наступает тишина. И вдруг она нарушается криком Андрея: «Вау!» Андрей подпрыгивает над толпой с победно вскинутой вверх рукой и замирает в верхней точке. СТОП-КАДР. В этот момент взгляды всех людей, находящихся в холле главного здания университета, устремлены на него. Среди них и девушка, которую мы видели ранее на фотографии, выпавшей из книги.

Голос Андрея (за кадром). Как иногороднего студента меня поселили в общежитие университета.

Андрей и кастелянша входят в лифт общежития. Кастелянша нажимает на кнопку с цифрой 11. Двери лифта закрываются. Лифт, натужно гудя, ползет вверх. Андрей со стопкой белья в руках от нечего делать изучает стены лифта. Его взгляд останавливается на надписи маркером над дверью лифта. Надпись гласит: «Оставь надежду всяк сюда входящий». Надпись вызывает у Андрея улыбку. Касте-лянша, не понимая, чему Андрей так радуется, недовольно смотрит на него.

 rr2814_046.jpg Иллюстрации: Иван Григорьев
Иллюстрации: Иван Григорьев

Андрей с охапкой белья в руках и кастелянша идут по пустому коридору общежития, останавливаются возле двери с номером 1107. Кастелянша стучится в дверь комнаты, но никто не открывает, тогда она стучит еще раз, снова тишина. Тогда кастелянша достает из кармана увесистую связку ключей, находит в ней нужный, вставляет его в замочную скважину, открывает дверь и распахивает ее перед Андреем.

Через маленькую импровизированную кухню Андрей и кастелянша проходят в небольшую комнату с одним окном. Из мебели в комнате две полуторные кровати, два письменных стола. На одном из них стоит компьютер с огромным плоским монитором, на котором светится программа хранителя экрана. Два шкафа для одежды. На стене постер с изображением Джона Леннона. В углу почти до потолка высится груда книг. Вдоль стены стоит батарея пустых бутылок. Причем можно увидеть как бутылки из-под дешевой отечественной водки, так и солидные графины из-под дорогих французских коньяков. На одной из кроватей лежит бесформенный ком из одежды и не очень чистого постельного белья. Единственное, что выдает наличие в этой куче тряпья человека, — торчащая рука с дорогими швейцарскими часами на запястье.

Кастелянша (Андрею). Теперь это ваша комната.

Она снимает со связки ключ от комнаты, дает его Андрею.

Кастелянша (кивая на ком белья, из которого торчит рука). Это ваш сосед Сергей Осипов. Надеюсь, вы повлияете на него в лучшую сторону.

Рука, торчащая из кучи белья, вдруг показывает fuck кастелянше и тут же снова принимает прежнее положение. Кастелянша делает вид, что не заметила этого обидного для нее жеста.

Кастелянша (Андрею). Желаю удачи!

Кастелянша выходит и захлопывает за собой дверь. Андрей стоит посреди комнаты со стопкой белья в руках, в недоумении глядя на ком белья с торчащей из него рукой.

Андрей сидит на унитазе, в руках у него обыкновенная общая тетрадь в клетку, в которую он со скоростью электронного самописца вписывает замысловатую химическую формулу длиной в страницу. За его спиной плакат во всю стену с репродукцией «Незнакомки», на лице которой неизвестный художник мастерски дорисовал респиратор.

Голос Андрея (за кадром). Теперь о моем соседе. Сергей Осипов был студентом пятого курса мехмата. Но никто и никогда не называл его Сергеем. Для всех он был просто Зося. Его так прозвали в честь старца Зосимы из романа Ф. М. Достоевского «Братья Карамазовы» за его бесконфликтность и житейскую мудрость. Но тогда я этого еще не знал…

Продолжение сцены, где Андрей по-прежнему в растерянности стоит посреди комнаты со стопкой белья в руках. Вдруг груда тряпья на кровати начинает шевелиться, и из нее в самом неожиданном месте появля- ется голова молодого человека с трехдневной щетиной на лице и всклокоченными волосами. Умные глаза с интересом рассматривают Андрея, на губах появляется улыбка.

Зося. Ты водку-то пьешь?

Андрей. Бывает.

Зося вылезает из-под раскиданного по кровати белья, встает. Он одет в рваную тельняшку и застиранные кальсоны. Зося подходит к Андрею, шлепая по грязному линолеуму босыми ногами, и протягивает ему руку.

Зося. Зося.

Андрей. Андрей.

Андрей пытается пожать руку Зоси, удерживая стопку белья, но ему это не удается.

Зося. Да брось ты это куда-нибудь.

Андрей аккуратно кладет постельное белье на свободную кровать и пожимает руку Зосе.

Зося. Предлагаю за знакомство.

Андрей. Не вопрос.

 rr2814_049.jpg Иллюстрации: Иван Григорьев
Иллюстрации: Иван Григорьев

Зося открывает один из шкафов, что-то делает там и возвращается, неся в руках два бокала с коричневатой жидкостью.

Зося. Водки правда нет — извини, только виски.

Отдает один бокал Андрею.

Зося. Ну, за знакомство.

Они чокаются, выпивают.

Продолжение сцены, где Андрей сидит на унитазе и записывает в тетрадь замысловатую химическую формулу.

Голос Андрея (за кадром). Зося был настоящим топ-менеджером-маргиналом. Он работал начальником отдела программирования не то в каком-то банке, не то в крупной компьютерной фирме, ведя при этом довольно странный образ жизни…

Вдруг дверь туалета распахивается, задвижка повисает на единственном шурупе, и на пороге появляется Зося в шикарном черном костюме, чисто выбритый, с напомаженными, аккуратно уложенными волосами, с кожаной папкой в руках.

Зося. Ну, долго ты будешь еще здесь сидеть?

Вдруг лицо Зоси становится кислым, он разгоняет рукой воздух перед носом и захлопывает дверь.

Голос Андрея (за кадром). Каждое утро за Зосей приезжал черный BMW, на котором он подвозил меня до универа.

Андрей со спортивным рюкзачком за спиной и одетый в респектабельный костюм Зося с кожаной папкой под мышкой выходят из здания общежития, находящегося в боковом крыле главного здания МГУ, и направляются к сверкающему лаком автомобилю, припаркованному возле входа. Водитель в строгом костюме распахивает дверь, и Зося, а потом и Андрей забираются на заднее сиденье автомобиля. Водитель захлопывает дверь машины, садится за руль, и автомобиль отъезжает от подъезда. Объехав здание, BMW останавливается у центрального входа главного здания МГУ. Андрей выбирается из машины, поднимается по ступенькам к дверям. Машина срывается с места.

Продолжение сцены знакомства Андрея и Зоси. Андрей и Зося стоят друг напротив друга с пустыми бокалами.

Зося. Давай еще по одной.

Андрей. Давай.

Андрей и Зося, оба сильно навеселе, идут по коридору общежития.

Глазами Андрея: Вдруг коридор начинает медленно заваливаться куда-то вправо.

Голос Андрея (за кадром). Во время шторма гироскопы работают в усиленном режиме.

Андрею кажется, что он идет не по коридору общежития, а по корабельному коридору. По обеим его стенам расположены круглые иллюминаторы. Зося дергает за ручку металлическую дверь с иллюминатором вместо глазка, дверь медленно открывается.

Комната в общежитии слабо освещена электрической лампой, поверх абажура которой наброшен кружевной платок. Внутри сильно накурено. Дым висит сплошной пеленой. За небольшим столиком сидит компания из четырех человек, играют в карты. Глухо звучит электронная музыка. Слышны голоса, молодые люди о чем-то весело беседуют, но Андрею голоса кажутся сильно искаженными и звучащими как бы издалека, потому что он совершенно пьян и едва стоит на ногах. Единственное, на чем ему удается сфокусироваться, — это лицо девушки, которая с грустной улыбкой рассматривает его. Это та самая девушка, которую мы уже видели на фотографии в поезде и в холле главного здания МГУ. У нее восточные черты лица и большие глаза с длинными ресницами, выкрашенными почему-то в фиолетовый цвет.

Девушка. У тебя есть павлин?

Андрей отрицательно качает головой.

Девушка (с усмешкой). Нет павлина, какая жалость. А ты вообще чей, мальчик? Ты с кем пришел?

Голос Андрея (за кадром). Ее глаза были полны невидимых миру слез.

Девушка кладет руки на плечи Андрея.

Девушка (с усмешкой). Ты, наверное, заблудился, и тебе хочется домой, бедненький.

Вдруг откуда-то сбоку появляется Зося и оттесняет девушку от Андрея.

Зося. Отвали от него, Шайдурова, не видишь, человеку плохо.

Девушка. Ладно, успокойся, я первокурсниками не питаюсь.

Зося (Андрею). Пойдем, я тебе кое-что покажу.

Зося отводит Андрея в сторону к книжному шкафу, но это оказывается не шкаф, как показалось вначале Андрею, а просто окно в комнате, как кирпичом заложенное книгами.

Зося. Хочешь увидеть настоящий ветхозаветный Содом?

В ответ Андрей пьяно кивает головой.

Зося торжественно вытаскивает из стенки книг толстый том, на корешке которого золотом написано: «Ветхозаветные апокрифы».

Зося. Смотри.

Зося указывает на дыру, образовавшуюся в стене из книг. Андрей заглядывает в нее и видит вечернюю Москву с высоты Воробьевых гор. Тысячами огней светятся окна домов, мигают рекламные щиты, нескончаемым потоком движутся огоньки машин.

Зося. Ну как?

Андрей. Нормально.

Зося. Ты ничего не понял?..

Девушка (с усмешкой). Сейчас начнется.

Зося (с пафосом). …Когда архангелы протрубят отбой со стен кремлевских башен и Ленин встанет из своего саркофага, поднимется на трибуну мавзолея и взмахом руки поприветствует прогуливающихся по Красной площади гостей столицы… Когда с неба обрушится геенна огненная и всадники апокалипсиса со сверкающими мечами будут гоняться по московским улицам за несчастными грешниками, а солдаты кремлевского гарнизона и муниципальная милиция начнет палить по ним из табельного оружия, я достану свой меч — кстати, я тут приглядел один в охотничьем магазине, всего триста баксов — и присоединюсь к небесному воинству.

Девушка. Так тебя же первого и зарежут как великого грешника…

Зося. Ни фига. Я смою свои грехи кровью неверных. И меня примут в небесное воинство, ну, сначала, конечно, в качестве послушника, но с перспективой роста.

Девушка. Ты же не веришь в бога, Зося.

Зося. Верю, но в другого.

Девушка. Какого еще другого?

Зося. В настоящего, ветхозаветного, повелевающего и карающего, а не в этот (Зося раскидывает руки в стороны, изображая распятого Иисуса) продукт цивилизации для слабых духом.

Девушка. Какой же ты мудак, Зося, и Ницше твой тоже мудак.

Зося. Ницше здесь ни при чем, а террор есть единственное средство борьбы с цивилизацией. (Андрею). Этот город сожрет тебя, как сожрал меня, как сожрал всех здесь сидящих, если ты не уничтожишь его раньше.

Андрей не выдерживает, его рвет прямо на пол.

Девушка (Зосе). Поздравляю, ты довел-таки человека.

Ванная в общежитии. Андрей стоит, нагнувшись над ванной, уже знакомая нам девушка поливает его голову холодной водой из душа.

Голос Андрея (за кадром). Ее звали Женя Шайдурова. Она была студенткой четвертого курса филологического факультета.

Женя. Я думаю, на первый раз достаточно.

Женя выключает душ, разворачивает Андрея лицом к себе, вытирает полотенцем его волосы. Андрей стоит, слегка покачиваясь, он все еще сильно пьян. Вдруг Женя останавливается, внимательно рассматривает лицо Андрея, нежно целует его в губы.

Женя. Черт, но почему же так хочется павлина?!

Утро. Андрей просыпается с похмелья в своей комнате, вид у него жалкий. Он спал в одежде прямо на голом матрасе. Чистое белье, которое он принес накануне, свалено на пол и почему-то истоптано ногами. Андрей оглядывается, не очень понимая, где он находится.

Голос Андрея (за кадром). Иногда похмелье бывает невыносимым, и человек кончает с собой.

В комнату входит Зося, он одет в безупречный деловой костюм и галстук, чисто выбрит и причесан, на его лице нет и следа вчерашней пьянки. В руках Зося держит упаковку импортного пива. Он достает одну из бутылок, ловко открывает ее зажигалкой и подает Андрею.

Зося. На, холодное.

Андрей берет бутылку и жадно пьет. Тем временем Зося тоже берет бутылку, открывает ее и делает несколько глотков. Андрей отрывается от своей бутылки, когда на дне уже не остается ни капли.

Зося. Что, легче?

Андрей. Угу. А где в Москве можно достать павлина?

Зося (удивленно). Кого?!

Надпись над воротами гласит: «Птичий рынок».

Андрей идет между торговыми рядами, рассматривая выставленных на продажу животных. Видит мужчину лет пятидесяти. Перед ним на прилавке стоит клетка с двумя павлинами.

Андрей. Это павлины?

Продавец. Павлины.

Андрей. Сколько?

Продавец. Три.

Андрей. Чего три?

Продавец. Тысячи долларов — штука.

Андрей. А за пять отдашь?

Продавец. Чего?!

Андрей. За пять, говорю, отдашь?

Продавец. Ты чего, пацан, больной?

Андрей. Да не, у меня всего пять баксов.

Продавец. Слушай, а ну вали отсюда, юморист.

Ночь. Андрей стоит перед высоким каменным забором, оценивающе рассматривает его. Потом поворачивается, идет вдоль забора. Видит припаркованный рядом грузовик-фургон. Легко забирается по кабине автомобиля на крышу фургона, с фургона перелезает на забор и спрыгивает по другую сторону, падает. Поднявшись, Андрей отряхивается. Рядом раздается свирепое рычание. Андрей оглядывается: он спрыгнул с забора как раз рядом с клеткой тигра. Андрей прикладывает палец к губам. Тигр замолкает.

Ночь. Андрей изучает карту зоопарка, установленную на главной аллее. Находит нужный ему участок, над которым написан: «Павлины».

Андрей идет по ночному зоопарку, проходит мимо стрелки указателя, на которой написано: «Павлины».

Ночь. Андрей стоит перед вольером, огороженным невысокой решеткой, внутри находятся несколько павлинов. Андрей легко перепрыгивает через ограждение, снимает куртку, подходит к ближайшей птице, которая не проявляет ни малейшего страха при приближении человека, и набрасывает ей куртку на голову.

Ночь. Коридор общежития МГУ. Андрей стоит возле одной из дверей и настойчиво жмет на звонок, под мышкой он держит павлина из зоопарка, завернутого в куртку.

Наконец за дверью раздаются шаркающие шаги. Дверь приоткрывается, и на пороге появляется Женя в коротком халатике, с растрепанными волосами, удивленно смотрит сначала на Андрея, потом на павлина, протирает спросонья глаза, пытаясь понять, не снится ли ей все это.

Женя. Тебе чего?

Андрей. Я тебе павлина принес. Помнишь, ты хотела?

Женя. Сколько сейчас времени?

Андрей смотрит на часы.

Андрей. Почти полтретьего.

Женя. А, понятно. Слушай, ты извини, но я павлина уже не хочу — я пеликана теперь хочу. Понятно тебе?

Андрей. Понятно.

Женя. А теперь вали отсюда и постарайся сделать так, чтобы я тебя больше никогда не видела!

Женя захлопывает дверь перед носом Андрея.

Голос Андрея (за кадром). Часто пристальное внимание к вам другого человека вызывает негативную реакцию.

Комната в общежитии. День. Андрей и Зося сидят по-турецки каждый на своей кровати и наблюдают за важно разгуливающим по комнате павлином. Весь пол в комнате усеян птичьим пометом.

Андрей. Вот, блин, он срет в два раза больше, чем съедает. Почему натуралистов никогда не интересовал этот парадокс? На этом можно защитить диссертацию.

Зося (зло). Вот ты и защити.

Андрей. Я не натуралист, я химик.

Зося. Какая разница?

Андрей. По большому счету никакой.

Зося. Может, нам его сожрать?

Андрей. Не, лучше кому-нибудь подарить или продать.

Зося. Кому он на хер нужен?

Андрей. Не скажи.

Зося. Да ну, сейчас голову свернем — и в мусоропровод…

Раздается стук в дверь.

Зося. Открыто.

Дверь открывается, и на пороге появляется молодой человек лет семнадцати в костюме, брюки заправлены в сапоги.

Голос Андрея (за кадром). Это был Руджер, мой однокурсник. Сразу же после поступления он подошел ко мне и предложил прыгнуть с гэ-зэ — главного здания университета. Я согласился.

Андрей и Руджер карабкаются по металлическим лестницам вверх.

В руках у Руджера бутылка портвейна, которую он, сделав несколько глотков, передает Андрею, тот тоже отхлебывает.

Руджер. Ты думаешь, зачем я в университет пошел — бабу умную искать? Нет! С гэ-зэ прыгать.

Наконец Андрей и Руджер добираются до низкой металлической двери на самом верху и распахивают ее. Они оказываются на маленькой площадке на крыше высотки МГУ, выше только шпиль здания. Внизу видна Москва.

Голос Андрея (за кадром). С гэ-зэ мы так и не прыг-нули, зато я научил Руджера древней морской игре «Повешенные на рее».

Верхняя палуба ракетного крейсера. Андрей в морской форме висит на руках на поручнях, рядом с ним висит еще один матрос, лица которого мы не видим. Андрей смотрит вниз. Внизу плещется море. На нижней палубе столпились матросы, задрав головы, они смотрят на висящих. У одного из матросов в руках спасательный круг.

Голос Андрея (за кадром). Вы висите на высоте двадцать метров над уровнем моря. Температура воды — ноль градусов по Цельсию. Цель игры — перевисеть товарища. Усложним задачу.

Андрей и Руджер висят на карнизе главного здания МГУ. Под ними внизу видна утренняя Москва. Лицо Руджера покрыто каплями пота.

Голос Андрея (за кадром). Столица была у наших ног.

Руджер. Не могу больше, вытаскивайте меня!

Несколько рук тянутся к Руджеру и втягивают его через окно в аудиторию.

Продолжение сцены, где Андрей и матрос висят на поручнях верхней палубы крейсера. Матрос срывается и падает. Падая, он задирает голову, смотрит на Андрея. Мы видим, что это Руджер. Раздается всплеск. Вверх взметается фонтан, рядом с ним на воду падает спасательный круг.

Продолжение сцены в комнате общежития, где Андрей и Зося сидят по-турецки каждый на своей кровати и наблюдают за важно разгуливающим по комнате павлином. Входит Руджер.

Руджер. Привет, вы чего делаете?

Андрей. Да вот, собираемся павлина жарить.

Руджер (заметив павлина). Ух ты. А откуда он у вас?

Андрей. Вылупился из яйца. Я в гастрономе десяток купил, из девяти яичницу сделал, а одно в холодильнике забыл. А он, гад, взял и вылупился.

Руджер. Это в холодильнике-то?!

Андрей. Ну да, вот сейчас зарежем, пожарим и будем жрать.

Руджер. Не надо его жрать, отдайте лучше мне. Ко мне мама приехала. Она его домой заберет, у нас на побережье тепло, ему там хорошо будет.

Зося. Забирай, но учти: если что, мы обратно не принимаем.

Голос Андрея (за кадром). Так мы избавились от улики.

Аудитория в университете. Внизу профессор пишет на доске длиннющую химическую формулу. Андрей и Руджер со скучающим видом сидят на самом верху на галерке. Каждый что-то лениво рисует в своей тетради. Руджер — шарж на профессора, а Андрей — портрет Жени Шайдуровой. Руджер заглядывает в тетрадь Андрея.

Руджер. Красивая.

Огромная столовая МГУ. Андрей отходит от кассы с подносом в руках. Поднос уставлен тарелками. Андрей идет по проходу в поисках свободного столика, вдруг он замечает Женю. Она стремительно идет по одному из проходов. Отвлекшись, Андрей налетает на стул, тарелки падают с подноса, раздается звон разбившегося стекла. Вдруг вся столовая перестает есть и начинает дружно аплодировать Андрею. Андрей краснеет, садится на корточки и начинает подбирать с пола то, что осталось от его обеда, и складывать на поднос. Вдруг рядом с ним оказывается Женя. Она помогает Андрею собрать посуду.

Женя. Не удивляйся, здесь традиция такая: если кто-то роняет поднос, то все аплодируют.

Андрей. Понятно.

Женя. Ты чего сегодня вечером делаешь?

Андрей. Да вроде ничего.

Женя. У меня есть два приглашения на вечер в итальянское посольство, пойдем?

Андрей. А что мы будем делать в посольстве?

Женя. Не бойся, родине тебе изменять не придется, просто вечеринка… культурный обмен. Только это, оденься поприличней…

Вечер. Комната в общежитии. Андрей в костюме и при галстуке стоит перед зеркалом, разглядывает себя, поправляет галстук. В комнату входит Зося. Он только что из ванной, волосы мокрые, вокруг бедер намотано полотенце. Зося удивленно смотрит на наряд Андрея.

Зося. Ты чего сегодня такой красивый?

Андрей (декламирует). Девушки в полночь мой дом покидают, и поцелуи на устах их горят.

Зося. Это чего сейчас такое было?

Андрей. Так, стих написал. Грядут перемены!

Андрей идет к двери и выходит. Зося непонимающе смотрит вслед Андрею.

Зося. Какие еще, на фиг, перемены?

Прием в итальянском посольстве. Зал отделан деревом. На стенах стилизованные под старину гравюры. Шведский стол. Много гостей. Мужчины в костюмах. Женщины в вечерних платьях. Группа музыкантов играет фрагмент из «Времен года» Вивальди. Слышна итальянская речь. Андрей и Женя стоят возле стола с фужерами в руках, наполненными красным вином. Андрей в костюме, на Жене черное закрытое платье. Андрей все время оглядывается, он чувствует себя здесь крайне неуютно, так как не знает итальянского языка.

Вдруг музыка прекращается. В центр зала выходит человек в смокинге и бабочке, начинает декламировать по-итальянски:

Чтец. Poco potea parer li del di fuori

Ma per quel poco vedea io le stelle

Di lor solere e piu chiare e maggiori…

Женя начинает переводить для Андрея.

Женя. «Простор был скрыт громадами камней,

Но над тесниной звезды мне сияли

Светлее, чем обычно, и крупней…»

Это Данте. «Чистилище».

Андрей (озадаченно). Понятно. Слушай, у меня есть идея. Давай свистнем у них пару бутылок вина и пойдем куда-нибудь погуляем.

Женя. Тебе здесь не нравится?

Андрей. Нравится, но я ничего не понимаю, что они говорят.

Женя улыбается.

Женя. Ладно, пошли.

Андрей проходит вдоль стола, довольно бесцеремонно рассматривая бутылки.

Андрей. Блин, они все открыты.

Женя кивком головы указывает на маленький столик чуть в стороне. Он весь уставлен запечатанными винными бутылками. Рядом со столиком дежурит официант. Андрей нерешительно смотрит на него, потом на Женю.

Женя. Подходишь к официанту и говоришь: Nel mezzo del cammin di nostra vita… Берешь бутылку и уходишь.

Андрей. И все?

Женя. И все.

Андрей. Ну-ка еще раз повтори.

Женя. Nel mezzo del cammin di nostra vita…

Андрей (повторяет за девушкой). Nel mezzo del cammin di nostra vita… Ладно, я пошел.

Глазами Жени: Андрей решительно подходит к столику с вином, произносит заученную фразу. Официант удивленно смотрит на Андрея. Тот как ни в чем не бывало берет две бутылки вина и идет обратно к Жене. Официант провожает его удивленным взглядом.

Поздний вечер. Андрей и Женя вприпрыжку бегут по двору итальянского посольства. В руках у Андрея две бутылки красного вина.

Женя. Знаешь, что ты ему сказал?

Андрей. Что?

Женя. «Земную жизнь пройдя до половины, я заблудился в сумрачном лесу…»

Оба начинают хохотать.

Дмитрий Соболев родился в 1974 году в Мос­кве. Закончил сце­нарно-киноведческий факультет ВГИКа. По его сценариям снято восемь фильмов, самые известные из которых «Остров», «Перемирие», «20 сигарет». Лауреат первой премии Российско-Американ­ского конкурса в 2004 году за сценарий «Органическая химия». Лауреат премии Национальной академии кинематографических искусств и наук России «Золотой орел» за сценарий к фильму «Остров» (2006 год).