Приключения внутри фильма

Алена Лесняк
24 июля 2014, 00:00

Едва появившись, кино шокировало всех. Опрокидывая кресла, публика разбегалась из зала, когда в 1896 году демонстрировали «Прибытие поезда» — один из первых фильмов в мире. Это скорее легенда — факт в том, что люди впервые увидели, как сконструированная кем-то реальность вторгается в жизнь. Технологии развиваются все быстрее. Путешествия в выдуманный мир становятся все правдоподобнее

Фото: Dassault Systemes

— Мы научились полностью погружать человека в жизнь, создаваемую кино, — говорит француз Даниэль, высокий щеголеватый инженер фирмы Dassault Systemes, занимающейся разработкой программ для 3D-проектирования, крутя в руках очки с дополненной реальностью. — Эта технология способна воплотить любимую фантазию зрителей, обыгранную многими режиссерами, когда герой сходит с экрана, начинает общаться с вами и остается жить среди людей.

Даниэль ведет меня в 3D-зал — маленькую темную комнату, где проходят тестирование все трехмерные фильмы, создаваемые фирмой. Стены, пол и потолок в одном из углов отделаны белым матовым материалом — это трехмерный экран, куда проецируется объемное кино. Инженер протягивает мне огромные войлочные тапочки и просит надеть их поверх обуви. Нет, тапки не усиливают эффект дополненной реальности — они нужны, чтобы я не испачкала кусок экрана на полу и картинка оставалась чистой.

— Попкорн тут не понадобится… — Даниэль заговорщицки улыбается и что-то настраивает на компьютере.

Он собирается показать фрагмент документального фильма «День “Д”», который сотрудники Dassault Systemes вместе с учеными и журналистами одного из парижских телеканалов делали к 70-й годовщине высадки союзных войск в Нормандии в июне 1944 года. Крупнейшая в истории десантная операция под названием «Оверлорд» представляла собой переброску на французскую сторону Ла-Манша около трех миллионов солдат и десятков тысяч единиц боевой техники: танков, самолетов и т. п. Так был открыт второй фронт в Западной Европе — довольно быстро войскам союзников удалось освободить почти всю Францию.

— Пока фильм бессюжетный и немой, — предупреждает Даниэль, — при помощи этих технологий сделать сюжетный фильм сложно. Зато мы смогли в точнейших 3D-моделях воссоздать боевую технику. Это старый спецэффект, но хоть он и применяется давно, фильмов, целиком созданных из трехмерных образов, пока нет.

— Прогуляемся по мосту к пристани Малберри? — Даниэль надевает очки, намекая, что мне стоит поступить так же.

На трехмерном экране появляется картинка. Быстро водружаю на нос очки дополненной реальности и… буквально в метре проносится большая военная машина, в кузове которой трясутся трое солдат.

— Все по-настоящему! — произношу я банальнейшую фразу, шарахаясь от следующей машины, которая едет уже прямо на меня.

— Да, наши программисты нарисовали все максимально достоверно — до последнего винтика. Они сверяли свои модели с оригинальными чертежами, с найденными на дне Ла-Манша остовами самолетов и катеров.

Мы с Даниэлем — оба в очках — находимся сейчас в виртуальной Нормандии. Но друг друга не видим, будто смотрим этот фильм по отдельности в двух разных кинотеатрах.

— А можно сделать так, чтобы два зрителя, сидящих на одном диване, видели друг друга в этом фильме?

— Пока нет. Сейчас очки с дополненной реальностью — это история с одним героем. Но в будущем, вполне возможно, сделают и такое.

— Второго зрителя внедрят в фильм в виде голограммы?

— Возможно, это будет достигнуто за счет проекции образа второго зрителя напрямую в голову первого через интерфейс «мозг — мозг». Такая технология уже существует, это никакая не фантастика — ученые в шутку называют ее электронной телепатией.

Строем по мосту проходят виртуальные солдаты. Они похожи друг на друга, как клоны. Не в пример дотошно прорисованной технике форма художников явно не интересовала — никаких отличительных знаков.

— Солдаты у нас все на одно лицо, — предупреждает мой вопрос Даниэль.

— Руки не дошли?

— «День “Д”» просто не завершен. На первом этапе задача была точно скопировать самолеты Waco-G4A, военные катера LCVP. Хотя сделать разными людей и их одежду — вовсе не сложная задача…

Что фильм еще сырой, видно не только по армии клонов. Пока мы гуляли по виртуальной Нормандии, я нигде не заметила немецких войск и техники — должно быть, фашистов еще не нарисовали.

Покрутив рычажки на пульте, управляющем очками, Даниэль переносит нас на другой берег Ла-Манша. На меня несется какая-то боевая машина — я пытаюсь отпрыгнуть, не успеваю, и она проезжает сквозь меня.

— А можем мы под воду нырнуть или подняться в небо? — интересуюсь я.

— Без проблем, — Даниэль нажимает на рычажки, и мы погружаемся на глубину. В толще воды мелькают блики солнца — это ничуть не похоже на рисунок.

— Давайте не будем плавать долго: задохнемся, — Даниэль возвращает нас на берег. — Если хотите, можем взлететь.

— Разумеется!

Мы поднимаемся в небо и оказываемся на одном уровне с самолетами Waco. Военные внизу выглядят очень реалистично. Выясняется, что летать не менее увлекательно, чем плавать. Мне хочется попасть в небо над Средиземьем в фильме «Властелин колец». Вот бы переснять его специально для очков дополненной реальности! Бок о бок с парочкой хоббитов я бы бродила по лесам и карабкалась по скалам Мордора…

Французские программисты, понимая потребность кинозрителя в новых ощущениях, уже обдумывают проекты создания художественных фильмов, которые можно будет смотреть только через устройства дополненной реальности. Похоже, лет через десять, добровольно отказавшись от роли наблюдателей, мы будем в прямом смысле слова проживать каждый фильм, находясь в самой гуще событий.