Эбола и люди

Актуально
Москва, 21.08.2014
«Русский репортер» №32 (360)
На прошлой неделе специалисты Всемирной организации здравоохранения заявили, что масштаб эпидемии лихорадки Эбола сильно преуменьшен. Чуть раньше ВОЗ признала Эболу угрозой международного значения. Происходящее в Африке вызывает страх, но намного страшнее то, что может случиться, если не отнестись к этой угрозе со всей серьезностью

Фото: Carl De Souza/AFP/East News

Эпидемия, начавшаяся

полгода назад в Гвинее, расползается по Западной Африке. По данным ВОЗ, жертв пока не очень много: число смертей превысило тысячу, число зараженных — две тысячи. Но ВОЗ не доверяет собственной статистике, ведь страны, где свирепствует эпидемия, не назовешь испорченными цивилизацией. В Гвинее, Сьерра-Леоне, Либерии, Нигерии медицинский учет, как и любые другие формы контроля населения, наладить крайне сложно: у государства очень мало ресурсов, а сельское население в массе необразованно и врачам не доверяет, привычно обращаясь за помощью к знахарям и колдунам.

Из десяти заболевших в Африке выжить удается одному: ни вакцины, ни лечения не существует. Одна за другой страны Западной Африки закрывают школы и другие места скопления людей, вводят режим чрезвычайного положения и просят мир о помощи.

Локализовать очаги заболевания не удается, инфицированные сбегают из зон карантина, границы между странами региона довольно условны и легко проницаемы. Лихорадка пришла из отдаленных селений, но уже добралась до столиц, а значит, и до международных аэропортов. Оказалось, что медицинские организации, такие как ВОЗ и «Врачи без границ», обладают крайне скромными ресурсами и не могут справиться с проблемой такого масштаба. Десятки врачей героически погибли, часть спаслась бегством. Двух медиков вирус настиг уже в США, появились зараженные в Великобритании, Испании и других западных странах.

Логика вируса

Мы не знаем, отчего вдруг вспыхивают или затухают эпидемии. Неизвестно, почему лихорадка Эбола, первая вспышка которой произошла еще в 1976 году, начала свое смертоносное шествие по Африке именно сейчас. За сорок лет, прошедших с тех пор, фармацевтические компании и правительства так и не нашли денег на надежную защиту от этой болезни.

Эбола — это название реки, возле которой впервые обнаружили заболевших неизвестной инфекцией. Температура у них поднималась выше 40 градусов, были сильные головные боли, понос и рвота, иногда сопровождавшиеся внутренним кровотечением. Тогда в Заире погибли 280 человек, еще 151 умер в Судане. Вскоре выяснилось, что эту болезнь вызывает вирус, точнее, группа вирусов — на сегодня их известно шесть, и нынешнюю эпидемию вызвал самый смертоносный из них, Эбола-Заир.

Первоначально разносчиками заболевания были летучие мыши, мясом которых любят полакомиться местные жители: они варят из них суп или коптят над огнем. Но оказалось, что  Эбола передается и от человека к человеку при контакте физиологическими жидкостями. Для такого контакта иногда достаточно попользоваться посудой, из которой ел инфицированный человек, его полотенцем или расческой.

Главное препятствие на пути распространения вируса — вовсе не усилия медицинских организаций, а то, что он не передается воздушно-капельным путем. Но, адаптируясь к новым условиям, он легко мутирует. Эта возможность очень пугает врачей, видящих, как заражаются их коллеги, вроде бы соблюдающие все правила безопасности.

Логика традиционных ценностей

Стремительное распространение вируса во многом происходит по вине самого населения Западной Африки. Сельских жителей, не доверяющих ни правительству, ни иностранцам, уверяют, что необходимо отбросить свои священные обычаи и повседневные привычки. Нельзя есть летучих мышей, обезьян и другую дичь, но это традиционная пища в странах, где добыть хоть какую-то еду является проблемой; нельзя дотрагиваться до своих заболевших и умирающих на глазах родных; нельзя обращаться за лечением к колдуну, как это делали предки.

Особенно сильно африканцы сопротивляются вмешательству в их похоронные обряды, которые считаются очень важными для загробной жизни и благополучного перерождения. Несколько дней покойный проводит на террасе дома, окуриваемый травами, пока родственники не убедятся, что он бесповоротно и окончательно умер, потом его обмывают, сбривают ему волосы, нужные живым для магических ритуалов, и наконец под предводительством местного колдуна хоронят где-нибудь возле ручья, чтобы болезнь уходила вместе с водой (которую, конечно, не перестают пить все живущие неподалеку). Неудивительно, что похоронные обряды стали одним из главных источников распространения болезни.

Врачи не знают, чего им бояться больше: вируса, которым они заражаются из-за антисанитарии, нехватки перчаток и других элементарных средств защиты, или своих пациентов. Население в панике, врачам угрожают, их обвиняют в каннибализме, торговле органами, колдовстве и наведении порчи. В Либерии и Сьерра-Леоне военным пришлось взять под охрану медперсонал и госпитали, которые собиралось сжечь местное население.

Логика западного мира

Пока болела Африка, мир не слишком беспокоился: все как-то привыкли, что люди там умирают массово. Но когда вирус начал разноситься по миру из африканских столиц со скоростью пассажирских самолетов, Запад встревожился не на шутку. В международных аэропортах, в частности российских, незаметно отсматривают всех прибывающих пассажиров — в том числе с помощью термовизоров, позволяющих выявить людей с повышенной температурой.

Оказалось, что лекарства от Эболы вроде бы имеются, но они не сертифицированы и не прошли все принятые для внедрения в клиническую практику испытания. Дело в том, что на Западе очень строгие стандарты безопасности, и как бы ни было эффективно лекарство, прежде чем оно попадет на рынок, проходят долгие годы клинических и доклинических исследований.

В конце концов правительство США, несмотря на сопротивление ВОЗ, решилось на беспрецедентный шаг и отступило от правил: экспериментальный препарат ZMapp был сначала введен двум заболевшим врачам-американцам, а потом его запасы отправили в Либерию.

Пока экспериментальные лекарства отказывались отправить в Африку, возмущалась африканская интеллигенция. После отправки начала возмущаться западная, привыкшая подозревать фармкомпании в циничной жажде наживы, а свое правительство — во всевозможных злодейских сговорах. Согласно западному варианту легенды о врачах-вредителях, вирус Эбола специально создали или выпустили на волю для того, чтобы фармкомпании могли побыстрее продать свое экспериментальное лекарство.

А эпидемия тем временем продолжается.

Читайте последние новости на сегодня на страницах Эксперт Online и в Одноклассниках

У партнеров

    «Русский репортер»
    №32 (360) 21 августа 2014
    Украина
    Содержание:
    Реклама