Очень жаркая дискуссия

От редактора
Москва, 21.08.2014
«Русский репортер» №32 (360)

Почему Запад категорически не поддерживает идею умиротворяющего вмешательства Российской Федерации на юго-востоке Украины? Это вытекает из самой природы современных международных отношений. Сложилось и стало доминировать мнение, что если «более демократичная» страна воюет с «менее демократичной», то она права вне зависимости от причин и характера войны. Ужасы, творимые западными колонизаторами в Индокитае или Африке еще в 50-е годы прошлого века, как позже и интервенция НАТО в Югославии, оправдывались именно большей демократией у колонизатора или агрессора.

Взвешивание на весах «демократичности» ставит большие вопросы к современным трактовкам демократии, но пока никто не смог задать эти вопросы так, чтобы на них пришлось отвечать. Демократичность де-факто стала тождественна принадлежности, пусть и на вторых-третьих ролях, к самому мощному в современном мире клубу западных стран и их союзников. Возможно, Западная Европа — это все еще действительно демократические страны, где у народов сохраняется возможность влиять на управление государством. Но вне западного сообщества демократичность понимается лишь как союзничество. Поэтому моджахеды в Афганистане считались «демократичнее» Советского Союза, а теперь к борцам за демократию относят вооруженных противников правительства Сирии. Но как только они переходят границу Ирака и начинают угрожать правительству в Багдаде, то перестают быть демократами.

Демократия в международных отношениях стала играть ту же роль, какую играл когда-то принцип легитимизма — безусловной поддержки прав династических монархий Европы. Ее идеоло-гический фундамент столь же хорошо проработан, как прежде монархический принцип. Вот Китай менее демократичен, и поэтому Free Tibet. Но почему не free Каталония, Шотландия и, наконец, Донецкая и Луганская области?

Демократичность, понимаемая как союзничество, теоретически оставляет большую свободу маневра, правда, за счет национальных интересов. Подпиши Россия так называемый Третий энергетический пакет, дающий европейским импортерам газа доступ к газпромовским трубопроводам, и, скорее всего, мы стали бы очень демократиче-ской страной. Которой бы даже было позволено защитить соотечественников в Новороссии. Да, возможно, пакета хватило бы. Для начала.

Либерально-демократические страны, прежде всего, конечно, США, а не так давно (в Ливии) и страны Европы, широко используют военное вмешательство, оправдывая его принципами демократии. И это воспринимается, работает как на международно-правовом, так и для многих из нас на психологическом уровне. А странам, которые назначаются не- или менее демократическими, практически не разрешено сегодня применять механизмы защиты своих интересов или самостоятельно защищать других. А по сути, может оказаться, им «не разрешено» реагировать и на агрессию против себя. Не исключено, что вскоре на повестку дня будет поставлена тема отмены для незападных (по политической ориентации) стран права на самооборону. Оно, конечно, вряд ли будет отменено де-юре, но дискуссия о подлинной демократии (и либерализме, кстати, тоже) приобретает все более жаркий характер.

У партнеров

    «Русский репортер»
    №32 (360) 21 августа 2014
    Украина
    Содержание:
    Реклама