На воде и под водой

Среда обитания
Москва, 30.10.2014
«Русский репортер» №42 (370)
Долгое время эта марка, чья история насчитывает более полутора веков, была известна лишь у себя на родине — в Италии. Только в 1990-х о ней заговорили по обе стороны Атлантики. Сегодня Panerai входит в элиту мировых часовых брендов

Фото: архив пресс-службы

Погружение в историю

Те, кто бывал во Флоренции, знают, что почти все мосты в этом городе, перекинутые через Арно, усеяны лавками, ювелирными мастерскими и магазинчиками — так повелось со времен римлян. На одном из таких мостов с красивым названием Понте-алле-Грацие  купец и часовых дел мастер Джованни Панерай открыл в 1860 году магазин, в котором среди прочего располагалась часовая мастерская, а также первая в «цветущем» городе школа часовщиков. Позднее эта школа-мастерская переехала в Архиепископский дворец на площади Сан-Джованни, что свидетельствовало о возросшем статусе клана Панерай. Дела семьи шли так хорошо, что к началу Первой мировой войны Гвидо Панерай, сын Джованни, стал главным поставщиком хронометрической техники для Королевских военно-морских сил Италии.

В 1916-м семейная компания получила более звучное имя — Officine Panerai. Примерно в то же время был изобретен люминесцентный порошок Radiomir на основе радия, запатентованный Panerai. Это средство, напыленное на циферблаты часов и приборов, позволяло им светиться так ярко, что показания можно было считывать и там, куда едва проникал солнечный луч. Впоследствии термин Radiomir (в котором, безусловно, было заложено что-то футуристическое) стал едва ли не синонимом Panerai. Достаточно сказать, что в 1936-м, создавая часы для Первой подводной бригады коммандос Королевских ВМС, компания дала им название Radiomir. Эти часы, которые, казалось, не только не тонут, но и не горят, сформировали классический дизайн бренда. Стальной подушкообразный корпус диаметром 47 мм, светящиеся метки и цифры, износостойкий длинный ремешок, способный обернуть рукав водолазного костюма, — вот основные детали, отличавшие продукцию этой марки. Сюда же можно добавить циферблат, состоящий из двух наложенных друг на друга пластин (изобретен в 1938-м) с цифрами и метками, вырезанными на верхней, что обеспечивало свечение на самых больших глубинах. К слову, Radiomir вскоре был заменен новым, более эффективным покрытием — Super-LumiNova.

Незабытое старое

По этим родовым признакам можно было безошибочно распознать часы Panerai, представленные на международной выставке Watch&Wonders, прошедшей в Гонконге в конце сентября — начале октября этого года. Компания показала новые модели 3 Days GMT Oro Rosso — 47 mm, Radiomir 1940, а также сет из двух моделей Luminor Black Seal и Luminor Daylight. К слову, в 2002-м мануфактура Panerai перебралась в швейцарский город Невшатель, чье имя сделали не только мастера фондю, но и часовщики. Вот почему на всех часах итальянской компании можно увидеть клеймо Swiss made.

Наиболее классическими выглядят 3 Days GMT Oro Rosso — 47 mm — «сэндвичевый» циферблат в 47-миллиметровом толстом подушкообразном корпусе из красного золота, светящиеся цифры, водостойкий ремешок и прочие «инновации» 1936 года. Модель должна понравиться тем, кто много путешествует: функция GMT показывает время в двух часовых поясах, а индикатор запаса хода, которого хватает на три дня, подскажет, когда пришла пора заводить механику.

Столь же исторично смотрятся и часы PAM00572 и PAM00573 из серии Radomir 1940, чей дизайн практически повторяет часы, выпущенные в начале Второй мировой. Внешняя консервативность, однако, маскирует передовые технологии: обе модели оснащены новым калибром P.4000, изготовленным на мануфактуре в Невшателе. Они имеют микроротор, чей диаметр меньше, чем сам калибр, что позволило механизму, а значит, и самим часам, стать гораздо тоньше.

Несколько особняком стоит пара Luminor Black Seal и Luminor Daylight. Вернее, покоится — в роскошной коробке из грушевого дерева вместе с мини-моделью тихоходной торпеды. Военно-морские мотивы, как видим, просматриваются и здесь. Однако эти часы куда современнее: их прототипами стали образцы с теми же названиями, созданные в 1996-м по заказу Сильвестра Сталлоне, который в ту пору снимался в боевике «Дневной свет». Следует добавить, что помимо него давними поклонниками Panerai являются Арнольд Шварценеггер, Пирс Броснан и прочие брутальные суперзвезды.     

Семь футов под килем

Между тем Officine Panerai любит и мирное море. В 2006-м компания приобрела и восстановила яхту Eilean, построенную в 1936-м в Шотландии. И не просто восстановила, а добилась того, что легендарный бермудский кеч снова встал на воду.

Отметим, что под эгидой бренда ежегодно проводится регата Panerai Classic Yachts Challenge, в которой участвуют и классические, и винтажные яхты; в этом году прошла десятая такая регата. К юбилею бренд выпустил эксклюзивную модель Luminor Submersible 1950 3 Days Automatic Titano — тиражом всего пятьдесят экземпляров. Часы выдерживают давление в 30 атмосфер, что соответствует погружению на 300 метров.

На таких глубинах — полная темнота. Но Panerai она не страшна: часовые метки покрыты напылением Super-LumiNova. Его состав — тайна за семью печатями. Или, если угодно, военная тайна.

У партнеров

    «Русский репортер»
    №42 (370) 30 октября 2014
    100 людей современной России
    Содержание:
    Год действий

    Где теперь разговоры о том, что «мы втянулись в новый застой»? Да, признаки воссоздания многих реалий советского времени действительно налицо. Но частичная реставрация после революции — дело совершенно обыкновенное и неплохое. Смотря что реставрируется, конечно. Застой не застой, но некоторая стабильность прежних лет, пусть и обсмеянная частью высокомерной элиты, была встречена простыми россиянами с радостью и благодарностью. Теми, чей хлеб обильнее в годы спокойствия, а не в периоды турбулентности. Как это обычно, хотя и не всегда, бывает у нас, журналистов, и у политиков с политтехнологами

    Реклама