Термоядерная батарейка

Актуально
Москва, 30.10.2014
«Русский репортер» №42 (370)
Американская компания Lockheed Martin, выполняющая оборонные заказы для Пентагона, объявила, что через пять лет в ее распоряжении будет компактный термоядерный реактор. Заявление сенсационное и обещающее новую энергетическую революцию, вот только не подкрепленное опубликованными данными исследований

Фото: Mauritius Images/East News

«Говорят, говорят, скоро будет  термояд.
Будет мирный, будет смирный, управляемый.
Нам об этом термояде говорили в детстве дяди.
Говорят, говорят, скоро будет термояд!
А теперь мы сами дяди, сами то же говорим
И мечтой о термояде все горим, горим, горим!»

Эти частушки пелись еще до моего рождения — их сочинили в 1970-м ученики Игоря Тамма, одного из отцов советского термояда, — поздравляли учителя с 75-летним юбилеем.

За прошедшие полвека разговоры о скором решении главных энергетических проблем человечества с помощью термоядерного синтеза поутихли, хотя работа над реактором, способным приручить термоядерную энергию, никогда не прекращалась. С 1980-х годов совместными усилиями ведущих стран мира создается ITER, Международный экспериментальный термоядерный реактор. Сейчас проект огромного реактора-токамака (тороидальная камера с магнитными катушками) полностью разработан, и неподалеку от Марселя идет его строительство. Общую стоимость оценивают в 15–20 миллиардов евро, солидную часть платит Россия. Завершить работу планируют к 2020 году, но сроки уже не раз сдвигались, поэтому для разговоров об управляемом термояде до последнего времени повода не было.

И вдруг старые частушки в жанре «физики шутят» снова становятся актуальными! О том, что Lockheed Martin успешно разрабатывает компактный термоядерный реактор, инженеры компании неофициально заговорили еще в начале 2013 года. А из нынешнего заявления Тома Макгира, возглавляющего в Lockheed Martin исследования компактной термоядерной реакции, мир узнал, что он будет даже не компактным, а просто крошечным — 2 метра в ширину, 3 в длину. По словам Макгира, реактор сможет выдавать 100 мегаватт энергии, и это при том, что ITER, гигант километрового диаметра, весящий 23 тысячи тонн, должен будет производить 500 мегаватт, всего лишь в пять раз больше. Экспериментальный реактор в Lockheed Martin собираются построить в течение пяти лет, коммерческий образец выйдет на рынок не ранее чем через десятилетие.

Если все так, то нас ждет энергетическая революция, последствия которой трудно даже представить. Настанет эра изобилия дешевой энергии. Компактный термоядерный реактор можно будет установить в самолете, на корабле, в поезде, да хоть у себя на даче! Не станем обсуждать вопросы радиационной безопасности (если коммерческие образцы появятся, о ней, надо полагать, позаботятся), но это решит основные энергетические проблемы цивилизации, остро нуждающейся в дешевой энергии. Попутно, конечно, возникнут новые вопросы, например, о месте России в международном разделении труда. Намного упростятся и такие задачи, как полет на Марс или создание базы на Луне.

Главная проблема компактного термоядерного реактора в том, что он существует только на бумаге. Подробности того, как именно магниты будут удерживать раскаленную плазму внутри реактора, довольно скудны. Технология строится на сверхбыстрых вычислениях, необходимых, чтобы магниты быстро реагировали на изменения параметров плазмы, не давая ей вырваться из создаваемой их полем ловушки. Как оказалось, именно для этого Lockheed Martin несколько лет назад купила первый квантовый компьютер D-Wave за 12 миллионов долларов. Как и большинство главных прорывов нового века, революция в термояде произойдет благодаря революции в информатике.

Если, конечно, произойдет. Специалисты пока относятся к заявлениям Lockheed Martin с большим скепсисом — уж очень все голословно и бездоказательно. Да и непривычно им, что за решение задачи, которая не по зубам даже государствам, объединяющим усилия в рамках мегапрограмм, взялась какая-то частная контора. И, кстати, не одна — о проектах компактных термоядерных реакторов поговаривают и в других уголках мира, в том числе и у нас, в России.

Если в научную область начинают притекать частные деньги, значит, ждать коммерческих решений остается не так уж долго, даже если этот конкретный проект обернется неудачей. Вспомним, как SpaceX оживила ситуацию с космическими полетами, превратив космическую гонку в гонку частных компаний за прибылью. Может, все-таки не зря говорят про термояд?

У партнеров

    «Русский репортер»
    №42 (370) 30 октября 2014
    100 людей современной России
    Содержание:
    Год действий

    Где теперь разговоры о том, что «мы втянулись в новый застой»? Да, признаки воссоздания многих реалий советского времени действительно налицо. Но частичная реставрация после революции — дело совершенно обыкновенное и неплохое. Смотря что реставрируется, конечно. Застой не застой, но некоторая стабильность прежних лет, пусть и обсмеянная частью высокомерной элиты, была встречена простыми россиянами с радостью и благодарностью. Теми, чей хлеб обильнее в годы спокойствия, а не в периоды турбулентности. Как это обычно, хотя и не всегда, бывает у нас, журналистов, и у политиков с политтехнологами

    Реклама