Фильмы

Афиша
Москва, 13.11.2014
«Русский репортер» №44 (372)

Фото: kinopoisk.ru

Мнение

Вторая смерть Музея кино

Про то, как именно нужно помогать московскому Музею кино, мы слышим давно, а последний месяц едва ли не каждую неделю. Но видим мы совсем другое: музей должен быть уничтожен. Так считают они — те, кто спасает его уже целый год, увольняя директора, издеваясь над сотрудниками. Строя наполеоновские планы по слиянию и поглощению. На самом деле Музей кино им не нужен.

Они говорят, что хотят спасти музей. Они говорят об иностранцах, которым нечего показать и которых некуда привести. Иностранцы разберутся и без них: первая система Долби в Музее кино появилась не благодаря государству — ее подарил Жан-Люк Годар. Квентин Тарантино, приехав в Москву, отправился первым делом не в Минкульт — а на могилу Пастернака и в Музей кино, уже тогда находившийся под угрозой выселения. А сейчас киноведы всего мира пишут письма Путину, Медведеву и Мединскому, защищая экс-директора музея Наума Клеймана от продолжающихся атак, обвинений и кляуз.

Они говорят о культуре. Об этической хартии кинематографистов. Они уже хотят открыть филиал музея в Ялте (так и не выделив ему дома в Москве). Что они будут показывать в Ялте? «Битву за Алжир»? «Маленького солдата?» «Каспара Хаузера»? «Жестяной барабан»? Вторую часть «Ивана Грозного»? Дерека Джармена? Розу фон Праунхайм?

Они говорят о правилах. О штатных расписаниях. О рабочем графике сотрудников. Об эффективном менеджменте культуры. У того же Годара есть дидактический фильм «Ветер с Востока». Он весь о том, что настоящая борьба между старым и новым идет в поле языка. Они говорят, что музей и Клейман против нового, но говорят это на картонном языке бюрократических циркуляров, одурманивающих штампов, пустых канцеляризмов. В их языке много означающих, а означаемое одно — деньги.

Но раз есть «они», значит, есть и «мы». Мы ходили в музей фактически бесплатно; именно в тех маленьких, неудобных залах мы стали теми, кто мы есть: режиссерами, драматургами, критиками, художниками. Директорами фестивалей и главредами журналов. Синефилами. И мы чувствуем благодарность музею — вместе с горечью поражения и ностальгией. А еще у нас хорошая память, и мы прекрасно помним, как тот, кто сейчас громче всех кричит о спасении музея, инициировал его выселение на улицу. Десять лет назад они убили музей. Сейчас догадались, как заработать на его трупе.

Василий Корецкий, кинообозреватель «РР»

Новая подружка

Франсуа Озон

Остроумный романтический триллер, выдержанный, с одной стороны, в традициях Дугласа Сирка (буржуазная тоска, расцвеченная в яркие цвета дизайнерской мебели), а с другой — в стандартах Хичкока с непредсказуемыми виражами сюжета, психопатологией и переодеваниями. Сюжет поначалу обманчиво прост: похоронивший жену Дэвид грустит, и Клэр, супруга его приятеля (сама томящаяся в депрессии), начинает присматривать за безутешным вдовцом. Кажется, между ними вот-вот должен вспыхнуть роман. Но Дэвид уже нашел себе другой, не совсем здоровый способ психологической реабилитации.

Голодные игры: Сойка-пересмешница. Часть 1

Френсис Лоуренс

А вот, наоборот, кино будущего. Бесконечная инди-франшиза, практически киносериал. И исключительно для подростков. Борьба за справедливость в антиутопии «Голодные игры» продолжается: тинейджеры, отправленные участвовать в телевизионной военной игре, взбунтовались и ведут герилью против деспотии взрослых. В новой серии гражданская война перерастает в мировую.

Здорово и вечно

Наталья Чумакова

Документальный фильм о раннем периоде «Гражданской Обороны». Лязг, ужас и Русь: на фоне безрадостных сибирских пейзажей с елками и бетонными коробками типовых домов Омска и Новосибирска все четче и четче проступает портрет Егора Летова. Сперва — в смешном гриме аля Элис Купер, потом — в образе персонажа Достоевского, юродствующего на таллинской сцене. Ударение в фильме делается не на политический, но на экзистенциальный аспект музыки группы. Неизбежный в случае разговора о Летове пафос удачно снимается живой иронией.

Sex, кофе, сигареты

Сергей Ольденбург-Свинцов

Фильм Ольденбурга-Свинцова (лет десять назад уже выпустившего мертворожденное кино про русскую душу «Голубка») — типичный пример живого ископаемого. Здесь все как из прошлого: название — вперемешку из русских и английских слов, сюжет — сцены из придуманной сладкой жизни, место действия — некий суперэлитный ресторан, жанр — псеводофилософские разговоры о главном, кастинг — звезды и свадебные генералы типа Романа Виктюка.

У партнеров

    «Русский репортер»
    №44 (372) 13 ноября 2014
    Молодежные банды
    Содержание:
    Парни с окраин

    Дмитрий Громов из Института этнологии и антропологии РАН руководит проектом по изучению разновидности Человека Разумного, в народе известной как гопники. Вместе с коллегами из других регионов Громов пытается разобраться, что же на самом деле представляет собой уличная «пацанская среда»; ученых интересует ее история, ценности и правила, быт и фольклор

    Реклама