Книги

Мнение

Гадание на книжной гуще

Сейчас я займусь заведомо проигрышными предсказаниями. Журнал появится в продаже 27 ноября, а 25-го вручат премию «Большая книга». Впрочем, это не столько про предсказания, сколько про то, как устроены премии.

В этом году в коротком списке «Большой книги» два явных фаворита — как по качеству текста, так и по регалиям. Это Владимир Сорокин с «Теллурией» и Захар Прилепин с «Обителью». Выбор любого литературного жюри всегда имеет отношение не только к литературным достоинствам, но и к политическим реалиям — кто это отрицает, тот лукавит. С этим просто нужно смириться. Сорокин олицетворяет условно-либеральный литературный лагерь, Прилепин — условно-провластный. Ну, по крайней мере, консервативный. То есть любое решение жюри будет восприниматься как жест: мы премия за все оппозиционное. Или: мы премия за все охранительское.

Громкий жест — это всегда круто. Это повышает интерес к премии, к автору, к литературе. Сложность заключается в том, что «Большая книга» никогда не умела и не хотела делать жесты. У премии и так все в порядке с пиаром: благодаря гигантскому призу за первое место (три миллиона) и близости к государству у «БК» нет проблем с вниманием прессы и общественности. А механизм выбора победителя (его определяет громоздкая литературная академия из ста человек) из года в год приводил к мейнстримным решениям. В тройку победителей входили книги, которые больше всего обсуждались за год. И это был вполне логичный и в общем-то справедливый принцип. Пока остальные премии пытались делать громкие заявления и принимать волевые решения, «Большая книга» принимала решения объективные. Но никогда там не было решений сенсационных, выстраданных и волевых. И вот наконец тот самый случай, когда надо, но как — совершенно непонятно.

Когда вы будете читать эту колонку, вы уже будете знать. Я же пока недоумеваю.

Константин Мильчин, литературный обозреватель «РР»

Донна Тартт

Щегол

Издательство Corpus

Самый ожидаемый переводной роман года: роман воспитания, переходящий в триллер. Главный герой остается сиротой в подростковом возрасте в результате взрыва в музее; смерти преследуют его и дальше, а читателя ждет 800 страниц непрерывного изумления. «Борис представил нас по-русски. — Privet! Myenya zovut Anatoly, — сказал мужик, протянув мне руку, испещренную, словно крашеное яйцо на Пасху, сизыми коронами и звездочками. — Анатолий? — осторожно повторил я. — Ochyen’ priyatno».

Стивен Левитт, Стивен Дабнер

Фрико-мыслие

Издательство «Альпина Паблишер»

Третья «Фрикономика» — продолжение культового исследования в жанре «поп-экономика». Нас ждут новые прозрения: например, мы узнаем о том, что винные эксперты на самом деле не могут отличить хорошее вино от плохого, вообще не могут. Или о том, как был придуман потрясающе эффективный метод лечить кишечник с помощью фекалий. О том, зачем рабовладельцы лизали своих рабов в лоб. О том, как победить на конкурсе едоков. О том, что мешает велогонщикам быть быстрее.

Ирена Брежна

Неблагодарная чужестранка

Издательство «Эксмо»

Ирена Брежна — известная швейцарская писательница словацкого происхождения, ее родители бежали из Чехословакии в 1968 году после вторжения советских войск. Книга — перемешанные воспоминания самого автора и других беженцев о первых шагах в Швейцарии. Это  набор коротких текстов, в которых Брежна довольно забавно высмеивает консерватизм швейцарцев. Мемуарам неблагодарной иностранки швейцарцы дали главную литературную награду страны.

Жан-Клод Болонь

О женской стыдливости

Издательство «Текст»

Немного занудная, зато обстоятельная книга о том, как на протяжении истории менялись представления о приличии. Вот как это выглядело в XIX веке: «Чуть небрежно наброшенный пеньюар, изящная полуобнаженная ножка в легких туфельках без зад­ников, которую можно увидеть мельком, чувственное нижнее белье, в котором женские формы выглядят роскошнее и изящнее, — все это дарит множество приятных моментов женскому тщеславию».

Рада Аллой

Автопробегом по бездорожью Франции

Издательство «Коло»

Несмотря на удивительно пошлое название (Ильф и Петров велики, но на эту тему все пошутили еще во времена исторического материализма), книга представляет собой вполне дельный путеводитель по Франции для автомобилистов. Тут есть дюжина готовых маршрутов с подробным описанием городов вдоль них — история, современность, что и зачем нужно посмотреть; для незнающих правила французского произношения названия даются на двух языках.

Елена Морозова

Мария-Антуанетта

Издательство «Молодая Гвардия»

Хорошо написанная биография казненной в годы Французской революции королевы из серии «Жизнь замечательных людей». «Собрав последние силы, Мария-Антуанетта без всякой помощи вышла из телеги и легко взбежала по лесенке на эшафот, потеряв по дороге туфельку цвета сливы, которая впоследствии займет место среди памятных музейных экспонатов. Говорят, что, пошатнувшись, она наступила на ногу палачу и последними ее словами были: «Сударь, простите, я не нарочно…»