Соловецкие лабиринты

Алексей Шлыков
27 ноября 2014, 00:00

Последнее прибежище душ

Календари или капища?

Сложенные из камней лабиринты времен неолита в виде концентрических окружностей и спиралей встречаются по всей Северной Европе — от Ирландии и Германии до Скандинавии и Новой Земли. Но наибольшее их число отмечено на Соловках, а именно на Большом Заяцком острове: 12 из 35 лабиринтов архипелага обнаружены именно здесь, притом что сам остров занимает площадь всего в полтора квадратных километра.

Первое письменное упоминание об этих загадочных «вавилонах» (как называют их поморы) оставил архимандрит Досифей, служивший в Соловецком монастыре в 1830-е годы. С тех пор о лабиринтах написаны горы книг, однако исследователи так и не пришли к единому мнению относительно их назначения.

Одни считают их местами игрищ древних саамов, другие — капищами, где проходили инициации, третьи — ловушками для рыб, четвертые — солярными знаками, выполнявшими роль календарей, пятые — местами посадки для НЛО. Между тем на сегодняшний день наибольшей популярностью пользуется гипотеза, выдвинутая этнографом и фольклористом Николаем Виноградовым. Он начал заниматься лабиринтами Беломорья, будучи заключенным Соловецкого лагеря особого назначения.

Вырваться из тупика

По версии Виноградова, каждый соловецкий лабиринт — не просто погребальное сооружение (во многих «вавилонах» отсутствуют следы захоронений), а символический вход в страну мертвых, легендарную Туонелу, описанную еще в эпосе «Калевала». Поскольку, согласно верованиям саамов, душа человека после его смерти сохраняла способность передвигаться в пространстве, ее необходимо было заключить в лабиринт, чтобы она не смогла найти дорогу назад и беспокоить живых. Обряд препровождения души в Туонелу мог совершать только жрец — лишь ему было позволено вернуться из загробного мира целым и невредимым.

Примечательно, что гипотезу Виноградова разделял и Павел Флоренский, ученый-богослов, отбывавший срок в том же лагере. «В одних случаях промежутки между каменными лентами идут непосредственно к центру, — писал он, — в других же — разветвляются и приводят к тупику. Попав в центр, обыкновенно не сразу можно выбраться оттуда и после прохождения некоторого пути приходишь на старое место».

Эти слова, сказанные о памятниках доисторической культуры, обретают второй и, быть может, свой главный смысл, если принять во внимание, кому они принадлежат. И Флоренский, и Виноградов, отбыв заключение в СЛОНе, получили высшую меру: первый в 1937 году, второй — в 1938-м. Их могилы неизвестны. Но их души все же вырвались из лабиринта — и беспокоят живых. Как и души тысяч других, прошедших все круги соловецкого Вавилона.

Фото: Владимир Скляров, Staryh Luiba/Фотобанк Лори; Jan Sandvik Editorial/Alamy/ТАСС; Александр Лыскин/РИА Новости