Это, конечно, Захар

Актуально
Москва, 04.12.2014
«Русский репортер» №47 (375)
В Москве подведены итоги девятого сезона литературной премии «Большая книга». Первое место и три миллиона рублей достались Захару Прилепину за роман «Обитель», второе место у Владимира Сорокина и его «Теллурии», на третьем — Владимир Шаров с романом «Возвращение в Египет». «РР» пытается разобраться, почему первым стал именно Прилепин

Фото: Дмитрий Лекай/Коммерсантъ

Обычно в «Большой книге» есть явный фаворит. Таковым был Дмитрий Быков с биографией Пастернака в 2006 году, таковой была на следующий год Людмила Улицкая с романом «Даниэль Штайн, переводчик». Безусловно, в 2011 году фаворитом был «Письмовник» Михаила Шишкина — и так далее. Исключением, пожалуй, можно назвать разве что роман Даниила Гранина «Мой лейтенант» в 2012-м.

Почему фаворит появляется? Стечение обстоятельств. Во-первых, автор — известный человек, в статусе большого писателя или около того. Тот, про кого можно сказать: «Если и есть у нас настоящие писатели, это, конечно же, имярек». Писатель, от которого ждут книги, еще до появления на прилавках автоматически записанной в победители.

Во-вторых, книга-фаворит весь год бурно обсуждается — в СМИ, блогах, социальных сетях, наконец, в кафе и кабаках. Не то что бы у нас на всех этих площадках так много говорят о литературе. Но иногда все-таки какая-нибудь книжка удостаивается внимания досужей публики. Вот она-то, скорее всего, и победит — или, по крайней мере, войдет в тройку призеров.

В-третьих, книга должна касаться общественно значимой темы. Но, спросите вы, а как же талант, за который, по идее, должны давать премии? Что ж, талант понятие относительное, а «Большая книга» — это фактически социологический опрос культурной элиты.

Как этот механизм действует? Ну вот, есть Прилепин, уже много лет живущий в статусе главной надежды отечественной словесности, а затем и в ранге «если есть у нас писатели, то, конечно, Захар». О том, что он пишет роман про Соловки, были известно довольно давно, потому что Прилепин раздает интервью часто и охотно. Романа ждали. А когда вышел, его начали обсуждать. К тому же он стал бестселлером в различных книжных магазинах. Наконец, «Обитель» — это книга про Соловецкий лагерь особого назначения, а тюремные романы в России всегда общественно значимы.

Короче, перед нами явный фаворит. Да вот только в этом году у него был очень сильный конкурент — Владимир Сорокин с «Теллурией». Сорокин находился в статусе «если и есть у нас писатель» еще тогда, когда Прилепин ходил в школу. Объемы обсуждений и значимость «Теллурии» не подвергаются сомнениям.

Последние тексты Сорокина, начиная с «Дня опричника», содержат огромное количество предсказаний и описаний мрачного будущего России. Иногда кажется, что где-нибудь в администрации президента принимают решения, ежедневно сверяясь с Сорокиным: «Так, что у нас на 145-й странице? Какой сегодня закон принимаем?». «Теллурия» — это, среди прочего, роман, в котором Россия распадается на мелкие княжества. Частично распалась в итоге Украина, но некоторые из появившихся на территории Донбасса государств будто бы сошли со страниц «Теллурии».

Так что вопрос «Прилепин или Сорокин?» представлял собой главную интригу премии. Не будем забывать, что первый — икона и знамя консерваторов, а второй находится в таком же статусе у либералов. Хочется верить, что решение жюри с идеологией никак не связано.

У «Обители» множество недостатков. Например, что за роман про 1920-е годы, где люди разговаривают на том же языке, что и в XXI веке? И что за исторический роман, где все разговаривают одинаково? Неужели белогвардейские офицеры, уголовники, бывшие студенты и чекисты использовали одни и те же выражения? Они ведь учились и росли в разных мирах. Просто автор романа не умеет — или пока не научился — писать разными языками. В современной литературе вообще мало хороших стилистов.

Или вот еще претензия: у романа практически нет сюжета. Есть герой по имени Артем, он попал в Соловецкий лагерь особого назначения. Там он то падает очень низко, то вдруг возносится на самый верх. Но книжку можно было закончить на 300-й странице или продолжать в таком духе до 1000-й, и нет никакой логики в том, что Прилепин довел ее до 750-й. Надоело писать — и закончил. Герой Артем по мере развития сюжета никак не меняется. Между тем, изменение в характере героя по ходу текста — важнейший признак романа как жанра.

Но есть у прозы Прилепина одна важная черта, которую сложно описать в литературоведческих терминах. Когда начинаешь читать «Обитель», ты будто погружаешься в теплую летнюю воду — и плывешь. Течение несет непонятно куда, и вроде бы страшно, но вода убаюкивает, и тебе хорошо. Это ощущение заставляет забыть обо всех упомянутых недостатках. Впрочем, шансы лидеров были равными, и сорокинская «Теллурия» на месте победителя тоже выглядела бы неплохо.

У партнеров

    Реклама