Президентское спаслание

Виталий Лейбин
редактор отдела науки и технологии журнала «Эксперт»
4 декабря 2014, 00:00

4 ноября президент Владимир Путин выступит с ежегодным посланием Федеральному Собранию. Как раз в четверг этот номер начнет появляться в киосках страны, так что вы уже знаете, о чем пошла речь, а мы еще нет. Однако же это тот случай, когда важен не только текст, но и контекст. Послание-то ежегодное, а вот ситуация особенная. Контекст, он же главный вопрос повестки — как Родину в очередной раз спасать. Как у Винни-Пуха, выходит не послание, а спаслание.

«Это Спаслание! — подумал Пух. — Наверное, что-то случилось с Кристофером Робином. Ведь писать умеет только он. Надо бы плыть к нему поскорее!»

Источник РИА «Новости» в администрации президента удачно сообщил, что Владимир Путин работает над текстом лично, хоть и запрашивая данные у экспертов. Очевидно, это тот случай, когда «писать умеет только он», — в том смысле, что ситуация требует прямого высказывания от имени государства. Хорошо это или плохо, от имени России у нас умеет всерьез говорить только один человек.

Тем не менее общественное мнение и гражданское участие сейчас, в ситуации, когда все старые способы управления себя исчерпали, важнее, чем когда-либо. Поэтому было бы верно разобраться, каковы политические конфликты текущего момента.

Внешний конфликт очевиден, его как раз Владимир Путин описывает с самой предельной откровенностью. Но идея не сдаваться под внешним давлением поддерживается большинством. То есть мировой кризис есть, а проблемы нет.

Проблемы, они же политические конфликты, тем не менее существуют — и они внутренние. Я знаю три, как в сказке.

Первый конфликт. Экономический курс и внутреннее развитие страны. Ситуация в том, что внешний мир вынуждает, наконец, плотно заняться развитием собственного внутреннего рынка и индустрии, а мы все никак не можем совершить поворот. Так сложилось, что традиционно у нас экономические власти беспокоятся за экономическую стабильность и бюджет и не беспокоятся (или не знают, как думать) о росте, развитии и индустриализации. Политика похожа на внутренний МВФ — она про сокращение расходов и уменьшение денег в обороте. Но индустрии и бизнесу, а также строительству и инновациям нужны дешевые кредиты, инвестиции, развитие.

Второй конфликт. Продолжение первого. Когда плохо, кажется, что надо все сокращать. А на самом деле критически важно вкладываться в науку, образование, технологии, то есть в будущее. В то, что понадобится при выходе из кризиса, а не прямо сейчас. Тут тоже нужен риск и общественное мнение — за развитие и прогресс.

Третий конфликт. Мы в войне в Донбассе. Государству понятно, что там военно-стратегические интересы России. А еще там люди, миллионы людей. Некоторые из них в России, где по-прежнему есть бюрократия, связанная с гражданством и миграцией. И непонятно, где взять хорошие рабочие места. Но об этом смотрите два первых пункта. Чтобы помочь братьям и сестрам, надо развиваться самим. И есть миллионы людей в самом Донбассе, те, кого Киев обстреливает из «градов» и окружает экономической блокадой. Там нет никакого порядка. Ополчение, получив передышку, разлагается в борьбе за имеющиеся экономические потоки, в основном угля — надо же как-то кормить бойцов и народ подкармливать. Россия помогает, но еще не сделала ничего, чтобы восстановить там цивилизованную жизнь. Опасно — это будет прямым вмешательством. Но вообще говоря, там люди, и им очень-очень плохо!

И про людей. Этот тезис уже государству. Чтобы развивать страну, надо начинать доверять людям и слышать их — учителей, врачей, ученых, жителей Донбасса, предпринимателей, а не считать, что надо всех через колено и что начальство лучше знает. У нас кризис, и начальство не знает — никто не знает. Придется вместе.

Когда Родина в опасности, все решает народ, а не президент.