Хозяйка погоды

Среда обитания
Москва, 11.12.2014
«Русский репортер» №48 (376)
Со времен распада СССР настолько масштабной летней арктической экспедиции у нас в стране не было. «Кара-лето-2014», организованная компанией «Роснефть», — первая в этом смысле за последние почти четверть века. Цель экспедиции — разведка углеводородных ресурсов региона с целью их дальнейшего хозяйственного использования. За сухой формулой, кроме отладки местных метеослужб или новых возможностей для ученых, стоит самое главное: Россия наконец возвращается в Арктику

Фото: Алексей Николаев

На своем языке

Между собой они называют его «чупа-чупс». Ледовый буй по форме и впрямь сильно напоминает огромный круглый леденец на палочке. Но установить его совсем не так просто, как можно подумать, в первый раз услышав это игривое название. Вот с палубы судна поднимается вертолет (обычно с начальником экспедиции на борту). Подлетев к нужному айсбергу, машина спускается максимально низко, иногда даже задевая верхушку катком шасси. Из кабины выбрасывается веревочная лестница, и в «кошках», как альпинист, сходит на лед человек. Он, балансируя, осторожно высверливает во льду углубление и также осторожно устанавливает в нем буй. Прибор записывает траекторию и текущее положение айсбергов, позволяя следить за их дрейфом, чтобы в будущем эти пути не пересеклись с нефтегазодобывающими платформами. Всего за два месяца экспедиции ученые установили 62 таких буя. Оборудование это, как здесь говорят, теряемое: если глыба растает — «чупа-чупс» отправится на дно. Но получить целостную картину ледовой обстановки исследователям удастся в любом случае. А мелкие потери все равно неизбежны, и вряд ли на них имеет смысл обращать внимание, когда речь идет о такой масштабной экспедиции.

Арктический дебют

«Кара-лето-2014» организована Арктическим научно-проектным центром по инициативе компании «Роснефть» и при поддержке НИИ Арктики и Антарктики. Также для участия в проекте были приглашены специалисты из ВНИИ океанологии и Совета по морским млекопитающим Географического института при Российской академии наук — всего более 50 ученых самого разного профиля. Экспедиция охватила сразу четыре моря: Карское, Лаптевых, Восточно-Сибирское и Чукотское. Для передвижения по этой весьма обширной акватории выбрали одно из новейших и технически наиболее оснащенных исследовательских судов — судно «Академик Трешников». Его спустили на воду совсем недавно, 29 марта 2011 года. Это был его третий рейс, и первый — в Арктику. Своего рода дебют! До сих пор судно ходило только в Антарктику.

Экспедиция «Кара-лето-2014» оказалась для него удачной, хотя один раз «Трешникову» все-таки пришлось пробираться через настоящее ледовое поле, демонстрируя свои отменные ледокольные качества. Впрочем, ледовый разведчик Виктор Комаровский прекрасно справлялся со своей работой и, обрабатывая в день десятки спутниковых фотографий, уверенно прокладывал наиболее безопасный маршрут. К тому же класс судна подразумевает, что плавучий лед толщиной до 2 метров ему не страшен, а летом такая толщина составляет в среднем 1–1,5 метра. Семечки!

«Журавль» в небе

Если «чупа-чупс» помогает следить за айсбергами, то при изучении крупных ледников совершенно незаменим «журавль». Это просто такая деревянная рама с крыльями и хвостовым оперением, что-то вроде планера. На нее крепится специальное оборудование: локаторы, датчики координат, видеокамеры. Затем «журавля» тросом подвешивают к вертолету и отправляются на разведку, скажем, к архипелагу Северная Земля, весьма крупному очагу оледенения, где толщина покрова достигает 500 метров. В итоге такой работы должна будет получиться трехмерная модель формирования айсбергов, которые откалываются от этого ледника. Но есть ведь и другие ледники. А значит, снова надо цеплять «журавля» и лететь дальше.

Здесь вообще мир видишь либо с воздуха, либо с борта судна. Даже материал для биопсии зоологи добывают при помощи вертолетов. В кабину садится стрелок. У него винтовка с оптическим прицелом. В винтовке — специальный дротик. Главная задача — найти, выследить и «уколоть» белого медведя. Никакого вреда и никакой боли это зверю не причиняет, но на дротике остаются фрагменты шерсти и тканей, что и требуется для дальнейшего генетического анализа. За этими фрагментами, конечно, приходится уже садиться на землю. И смотреть на мир привычным взглядом — не с палубы и не с борта вертолета, а просто с высоты человеческого роста. Здешний мир суров и однообразен. Но иногда вдруг поражает неожиданной красотой. Как, например, каменные столбы-останцы на острове Комсомолец. Местами это напоминает то известняковые грибы в Каппадокии, то красные скалы в Аризоне или Юте. Но только здесь все это сковано льдом, заметено снегом, и вместо козочек и круторогих горных баранов бродят белые медведи.

Сейчас их в Арктике обитает примерно 25 тысяч особей — так считает Станислав Беликов, заведующий лабораторией ВНИИ охраны природы и тоже участник экспедиции «Кара-лето-2014». Биопсия, а заодно и GPS-ошейники позволяют очень точно определять физическое состояние каждого зверя, его происхождение, пути миграции, а заодно сделать так, чтобы будущая хозяйственная деятельность им не навредила.

Область преображения

ПАБС — это не еще одно смешное словечко из обихода исследователей. Вполне законная аббревиатура, означающая «притопленная автоматическая буйковая станция». Притапливают их с помощью бетонных блоков, и буй зависает прямо в толще воды, совсем немного не дотягивая до дна. Всего таких ПАБС установили 16 штук: десять в Карском море, три в море Лаптевых и три в Чукотском море. В течение года они будут собирать информацию о течениях, солености воды, температуре, волнении моря. Через год, в ходе следующей экспедиции, эти буи отыщут по навигатору и обработают полученные сведения. Но, конечно, в большинстве случаев до весны ждать не нужно. Например, гидролокатор позволяет в деталях исследовать подводную часть айсбергов. Иногда она настолько велика, что не просто задевает дно, а вспахивает его, как плугом. Никакой трубопровод такой атаки не выдержит. И значит, его нужно тянуть в другом месте.

К счастью, места тут хватает. Да, после 1991 года Россия, по сути, забыла про Арктику. Не было не только крупных научных экспедиций, но и поддержания элементарного порядка внутри уже созданной инфраструктуры. Но теперь, в ходе экспедиции «Кара-лето-2014», компания «Роснефть» полностью восстановила систему метеонаблюдений в Карском море, оборудовав современную автоматическую станцию на острове Уединения. Еще две новенькие станции появились на острове Преображения в море Лаптевых и на острове Жохова в Восточно-Сибирском море. И это — не говоря о комплексной профилактике всей системы метеонаблюдений на архипелаге Новая Земля.

Так что теперь можно сказать точно: Россия в Арктику вернулась. И за погодой здесь будет следить. В известном смысле, она теперь здесь ее хозяйка.

У партнеров

    Реклама