Фильмы

18 декабря 2014, 00:00
Фото: kinopoisk.ru

Мнение

Еще один год

Уходящий год был, пожалуй, одним из самых печальных и драматичных для российского кино. Кризис во всем. В сфере кинопроката сверхприбыльные прежде кинотеатры вдруг начали терять рентабельность. 

Проблемы у кинопроизводства и, главное, у ключевой для индустрии  сферы — фестивального движения. Денег нет. Работники многих фестивалей уже много лет работают практически бесплатно. В этом году начались невыдачи денежных призов победителям. В результате профессионалы покидают команды фестивалей — Ханты-Мансийского, Московского, питерского «Послания к человеку». Кажется, единственными из осмысленных регулярных фестивалей остаются сочинский «Кинотавр» и «Край света» в Южно-Сахалинске. Московский «Артдокфест» в этом году попал в немилость Мединского, лишился господдержки и был вынужден собирать деньги краудфандингом (к счастью, успешно). 2morrow денег не нашел и потому прошел в ретроспективном формате. 

Смертельный удар по фестивалям нанес Минкульт, потребовавший наличия прокатного удостоверения для российских фильмов, включенных в фестивальную программу. Требование практически невыполнимое: работа над фильмом часто заканчивается буквально за неделю-две до фестивальной премьеры, а получение «прокатки» занимает три-четыре месяца. При худшем раскладе фильм могут намеренно мариновать год, а могут и вовсе отказать ему в нужной бумаге.

Отличился Минкульт и на ниве зачистки культурных институций. Командой Михалкова фактически захвачен московский Музей кино. Выселен из помещения НИИ Киноискусства. Чуть лучше обстоят дела в Петербурге, где уже второй год идет активная, хоть и теоретическая работа по созданию Синематеки. Среди активных лоббистов проекта — Сергей Сельянов, Александр Сокуров и Федор Бондарчук. Однако городская администрация пока не делает никаких конкретных шагов, выжидает.

Впрочем, есть и хорошие новости. Увлеченный борьбой за Музей кино и захваченный патриотическим пафосом Михалков ослабил контроль над Российским оскаровским комитетом. В результате от нас на «вражеского» «Оскара» впервые номинируется приличный и имеющий хоть какие-то шансы фильм — собственно, главный российский фильм года — «Левиафан» Звягинцева. Плюс в этом году мы стали свидетелями возникновения мощной женской волны в русском кино.

Василий Корецкий, кинообозреватель «РР»

Елки 1914

Александр Котт , Тимур Бекмамбетов и другие

Вечнозеленая новогодняя франшиза «Елки» снова рассказывает о том, как хорошо в стране российской жить. Вернее, как было хорошо — сто лет назад. В экранном 1914-м все как сейчас, каждый из микросюжетов «Елок» намеренно проводит параллели между прошлым и будущим. Проводится зимняя микроолимпиада, кто-то пляшет на балах, кто-то просит подаяния на улицах, Воронеж передает привет Анапе, влюбленные делают предложения, а Дума выпускает идиотские указы о запрете елок. Не хватает разве что мировой войны.

Исход: Цари и Боги

Ридли Скотт

Высокобюджетная экранизация ветхозаветного сюжета об исходе иудеев из египетского рабства. Местами это чистая комедия — невозможно без смеха смотреть на Джона Туртурро с подведенными глазами и в фантазийном одеянии фараона. В остальном же перед нами натуральный пеплум: хитоны, мечи, пески, пальмы, десять тысяч колесниц. В роли Моисея — накачанный Кристиан Бейл. Поклонники «Чужого» и «Бегущего по лезвию» могут расслабиться — это больше похоже на «Робин Гуда». Особенно Ридли Скотту удались эпизоды казней египетских: кровавый прилив, дождь из лягушек, ветер из саранчи.

Чем дальше в лес 

Роб Маршалл

Экранизация смешного (и очень знаменитого) постмодернистского бродвейского мюзикла по мотивам сказок братьев Гримм, сделанная самым подходящим для этого режиссером. Маршалл умеет снимать мюзиклы даже без песен и музыки — такова, например, «Австралия». Рапунцель, Красная Шапочка, Золушка, Волк, Джек-бобовое зерно и злая волшебница — все смешалось в этом, как выражаются любители комиксов, мэш-апе.

Инородное тело

Кшиштоф Занусси

Лобовая, но забавная драма о бездуховности транснационального капитала. Анжело, племянник священника, очень переживает из-за того, что его польская подружка Кася ушла в монастырь. Надеясь на то, что девушка одумается, он переезжает к ней поближе и устраивается на работу в польский офис международной энергетической корпорации. Шантаж и воровство, секс и подкуп — все средства достижения цели хороши в этом ужасном нетрудовом коллективе. Кстати, среди сотрудников мелькает лицо Чулпан Хаматовой.