Особняк купца Носова

Среда обитания
Москва, 05.02.2015
«Русский репортер» №5 (381)
Неускользающая красота Серебряного века

История

Суконный король Василий Дмитриевич Носов, один из богатейших людей Первопрестольной, как и положено русскому купцу, происходил из старообрядцев. Однако это не мешало ему быть человеком передовых взглядов. Когда его единственный сын обзавелся семьей (а кроме него у Носова было шесть дочерей), Василий Дмитриевич решил оставить молодым свой дом на Малой Семеновской, а себе построить другой, по соседству. Говорят, на это его спровоцировала сноха Евфимия Рябушинская, женщина экстравагантная: она принялась обустраивать фамильное гнездо Носовых на свой лад, и Василию Дмитриевичу, к тому времени уже овдовевшему,  оставалось только обзавестись новым жильем. Причем новым во всех смыслах: в качестве образца Носов выбрал проект коттеджа, увиденный им в американском журнале. Для воплощения замысла прогрессивный купец пригласил модного архитектора Льва Кекушева. Тот внес в проект свои поправки — в результате получился уникальный гибрид «Дома Прерий» Фрэнка Ллойда Райта, альпийского шале и особняка в стиле московского, а лучше сказать, кекушевского модерна. Дом, возведенный в рекордно короткий срок, имел водяное отопление, водопровод и прочие удобства. При этом он был построен из дерева, так пожелал заказчик. «В дереве дух здоровее», — объяснил Носов.          

Новое время

Жил он скромно, почти аскетично, и лишь на святках, Масленице да на Пасхе позволял себе купеческий размах. По воспоминаниям его внука Юрия Бахрушина, в эти дни хозяин, собрав всех своих чад с домочадцами, закатывал многочасовые обеды. «Блины подавались на всякие вкусы: и с ветчиной, и со снетками, и с яйцами… изготовлялось носовское фирменное блюдо — маринованные рыбьи хрящи… рядом с водкой стояла обязательная старка и красное вино принятой дедом марки… самовары были красной меди, именные, и должны были сменяться молниеносно».

Праздники закончились в  1918-м, когда Носов с младшей дочерью был выселен из особняка «с лишением всех прав на собственность и возможностью взять только личные вещи». Зато Матрене Федоровне, прислуге, чекисты позволили вынести все, что она пожелает. Именно благодаря ей сохранилось фамильное серебро Носовых, швейная машинка, передаваемая по наследству, и многое другое из того, что украшает сегодня интерьеры историко-культурного центра «Особняк купца Носова». Он  стал филиалом Российской государственной библиотеки для молодежи: здесь проводятся литературно-музыкальные вечера (прямо как в пору Серебряного века), выставляются художники и даже звучит джаз. Заокеанские нотки добавляют оригинальности «застывшей музыке» кекушевского шедевра. Пожалуй, Василий Дмитриевич Носов, купец 1-й гильдии, ничего бы не имел против джаза. 

Фотографии: архив пресс-службы; Дмитрий Боганов; wikimedia.org (2); предоставлено МИКЦ «Особняк купца В. Д. Носова»

  • 1000 человек работали на столичной фабрике Носова, снабжавшей военным сукном едва ли не всю русскую армию.
  • 8 месяцев с апреля по декабрь 1903-го, строился особняк, прославившийся еще и как единственное в Москве деревянное сооружение в стиле модерн.
  • 1920 год купец Василий Носов окончил свои дни в подмосковной Перловке, где и был похоронен.
  • 70 000 грампластинок
  • 40 000 нотных изданий находятся в библиотеке историко-культурного центра «Особняк купца Носова».

У партнеров

    Реклама