Книги

Афиша
Москва, 19.03.2015
«Русский репортер» №8 (384)

Мнение

Прощание со словами

Группа «Словарь года» в «Фейсбуке» — это прекрасная затея: несколько сотен активистов практически ежедневно выкладывают там неологизмы и новые фразеологизмы, а в декабре путем голосования выбирают самое важное слово или словосочетание последних двенадцати месяцев. Впрочем, интересны не только появляющиеся слова. Интересны слова, которым в последние время не повезло, которые меняют свои значения и теряют изначальные.

Например, не повезло в русском языке слову «кластер». Изначально английское слово cluster означает скопление, гроздь, куст, группу похожих объектов. Именно в таком значении это слово стало употребляться и в научном контексте. У нас же слово «кластер» в 90% случаев употребляется в качестве модного синонима слов «район», «зона» или «территория». Но это полбеды. С другими словами все серьезней.

Возьмем «фашизм» и «нацизм». Фашизму не повезло еще девяносто лет назад. Изначально главными врагами советской власти были итальянские фашисты — в итоге немцев, которые, строго говоря, были нацистами, у нас тоже называют фашистами. С годами путаница усилилась, «фашист» стал синонимом слова «немец», когда немца нужно поругать. Так родились гениальные формулировки «пулемет фашистской конструкции» или «немецко-фашистские эрзац-валенки». Последнее же время слова «фашист» или «нацист» звучат так часто, что превратились просто в негативную характеристику. То есть если господин Икс называет господина Игрека фашистом, это значит, что тот ему не нравится. И ничего больше.

Или слово «террорист». Изначально слово появилось во Франции в 1794 году, так называли радикальных французских якобинцев, которые выступали за политику «террора» против недобитых контрреволюционеров. Но уже через шесть лет слово меняет свое значение — так называют организаторов покушения на Наполеона. Их тактика — личное запугивание властителей, персональный террор. Лет через 150 террористы перейдут на массовый террор, а слово постепенно превратится в громкий ярлык. В России еще со второй половины 1990-х террористы — это просто люди, которые нам не нравятся. Классический пример — заголовок с одного из украинских сайтов «Террористы восстановили железную дорогу». Якобинцы не в курсе.

Можно вспомнить историю про мальчика, который кричал «волки». Излишне часто бросаясь громкими словами, мы замусоливаем их.

Константин Мильчин, литературный обозреватель «РР»

Саша Грей

Общество Жюльетты

Издательство «Эксмо»

Дебютный роман самой известной, но уже отставной порнозвезды мира. Порнография (в смысле, довольно подробные описания актов совокуплений людей с людьми и предметами) в тексте присутствует, причем иногда довольно часто и довольно оригинально по сути и манере описания. Впрочем, значительный объем текста отведен киноведческим разборам (начинающая писательница неплохо разбирается в классическом французском кино), рассуждениям на тему как мужской, так и женской сексуальности (в этом начинающая писательница разбирается совсем хорошо) и, наконец, концепциям более логичного и справедливого переустройства общества. Например, автор мечтает придумать, как использовать энергию, которую мужчины тратят на мастурбацию, в полезных целях.

Сара Джио

Ежевичная зима

Издательство «Эксмо»

«Ежевичная весна» — это американское выражение, означающее внезапные заморозки поздней весной, когда одновременно цветет ежевика и идет снег. Вы никогда не видели, как цветет ежевика? Ну, это потому, что у нас ежевика особо не культивируется, а в Северной Америке ее сажают в промышленных масштабах. Роман начинается с двух внезапных весенних снегопадов. Один обрушился на Сиэтл в наше время, другой завалил город в 1933 году. Героиня из нашего времени — журналистка, которая из-за аварии теряет своего ребенка. У героини из 1933 года ребенок исчезает. Современная девушка замужем за миллионером, но ее брак давно вошел в пике. Девушка из 1933-го бедна и одинока. Дальше судьбы девушек, несмотря на восемьдесят лет разницы, тесно переплетутся, а роман про них станет бестселлером во всем мире.

Марк Сидоний Фалкс

Как управлять рабами

Издательство «Олимп Бизнес»

Как бы римское пособие по управлению рабами — на самом деле автор ныне здравствующий античник Джерри Тонер из Кембриджа. Проект забавный: мудрый патриций объясняет, как покупать рабов, как воспитывать рабов, как наказывать рабов, не забывая о таком важном вопросе, как «рабы и секс». Книга лежит на стыке трех жанров — исторического нон-фикшн, делового пособия и легкого садо-мазо, без которого сейчас никак нельзя. «Ибо есть три вещи, о которых в основном думают рабы: это еда, работа и наказания. Если вы обеспечиваете их едой, но не даете работы, они становятся ленивыми и наглыми. Если вы загружаете их работой и часто наказываете, а кормите плохо, это истощает и изматывает их, ведя к тем же печальным последствиям, к которым приводит любая жестокость. Безусловно, лучшее, что можно сделать, — это дать им работу и достаточное для ее выполнения количество еды».

Илья Леутин

Тишина на полную громкость

Издательство «Ил-music»

Несколько лет назад Илья Леутин выпустил отличный сборник «Настоящие рассказы Равшана». Теперь перед нами маленький роман, наполненный оригинальной философией и первоклассными зарисовками: «таким видится мне мой район, мой путь от дома до работы — громоздкой филологической конструкцией с бесконечностью переулков-оборотов, непременно возрождающим одним своим названием из пепла моей памяти ночных таксистов, рабочих телебашни, случайных прохожих девиц, оператора Вову, продюсера  Русикова, гаражей во дворе со злыми усталыми гаражистами, листами пенопласта, мотками целлофана, которые я прятал, мечтая о полетах, драными противомоскитными сетками и неубранными с зимы газетами, проложенными промеж окон для тепла; Москва, город-Несси, открывающий свою спину только раз в год, да и то случайному проезжающему зеваке».

У партнеров

    Реклама