Олимпийские иглы

Спорт
Москва, 19.03.2015
«Русский репортер» №8 (384)
Фармакологические средства и запрещенные методы, которые спортсмены используют для улучшения своей физической формы, считаются допингом. Сегодня допинг официально запрещен, а атлеты, уличенные в применении стимуляторов, подвергаются дисквалификации. Но это мало кого останавливает. Допинговые скандалы вспыхивают один за другим. В них оказываются замешанными как звезды, так и подающие надежды юниоры. В систему вовлечены не только сами спортсмены, но и тренеры, врачи, чиновники. И у этого явления своя богатая история

Фото: Валерий Мельников/РИА Новости

Коньяк для марафонца

Победа в гонке Бордо — Париж в 1886 году стала последней в жизни англичанина Дэвида Линтона. Велогонщик умер сразу после того, как пересек финишную черту. Предположительно Линтон смешал большую дозу кокаина с алкоголем (по другой версии — с героином) для того, чтобы улучшить свои спортивные показатели. Этот случай вошел во все энциклопедии спорта как первый официально зарегистрированный случай гибели спортсмена в результате приема допинга.

Хотя полностью «чистым» спорт не был никогда. Различного рода стимуляторы физической и психической активности начали использовать давно. Известно, что в Средние века некоторые воины принимали специальную настойку психотропных грибов, чтобы быть более агрессивными, выносливыми и менее восприимчивыми к боли во время боя. Позже грибы стали употреблять и спортсмены. Стимулирующими считались чеснок и семена кунжута; упоминаются также случаи употребления опиума, стрихнина. На Олимпийских играх 1904 года американец Томас Хикс дважды терял сознание на марафонской дистанции, и оба раза тренеры приводили его в чувство при помощи специального «энергетического коктейля», состоящего из стрихнина и коньяка. В итоге легкоатлет все-таки смог добежать до конца дистанции и показать второй результат. Сразу после финиша американца отвезли в больницу, и уже там он узнал, что его признали чемпионом — выяснилось, что соотечественник Хикса Фред Лорц, который пришел первым, проехал часть дистанции на автомобиле, за что и был дисквалифицирован.

Сейчас, более ста лет спустя, не то что стрихнин, а даже и коньяк в некоторых видах спорта относят к категории запрещенных субстанций. Но во времена Хикса употребление стимуляторов не считалось нарушением правил спортивных соревнований. Более того, самого термина «допинг» тогда не существовало. Вернее, его не было в спорте людей — допингом называли вещества, которыми кормили скаковых лошадей для улучшения показателей их выносливости и скорости. И только во второй половине XX века слово «допинг» стали употреблять по отношению к стимуляторам, которые используют спортсмены.

Завтрак для чемпиона

На смену алкоголю, грибам, стрихнину и другим народным средствам пришли амфетамины — стимуляторы центральной нервной системы. Они были разработаны для военных нужд, их применяли летчики и десантники. Позже амфетамины «перекочевали» на стадионы и спортивные дорожки — их стали употреблять велосипедисты, лыжники, легкоатлеты.

Примерно в это же время появляются анаболические стероиды. Это фармакологические препараты, близкие по своему химическому составу к составу мужского полового гормона тестостерона, которые стимулируют синтез протеина в организме и способствуют ускоренному росту мышечной массы и увеличению показателей силы и выносливости. Впервые анаболические стероиды были выведены, а затем синтезированы швейцарским химиком Леопольдом Ружичкой в 1935 году.

Пройдет еще несколько лет, и усилиями физиологов один за другим будут возникать все новые и новые препараты из линейки синтетических стероидов. Препараты не самые дорогие, и принимать их спортсмены будут, как говорится, горстями, в шутку называя завтраком для чемпионов. Одной из жертв анаболических стероидов станет чемпионка Европы 1986 года в толкании ядра немка Хайди Кригер. Из-за вызванных препаратами физиологических и психологических изменений Кригер придется сменить пол.

Плацента для маскировки

Мон-Ванту, Гора Ветра, — это одна из вершин во французских Альпах, самая высокая в Провансе. Ее высота — почти 2000 метров над уровнем моря. В XIV веке на эту гору совершали восхождения Петрарка и Буридан, а сегодня она знаменита тем, что входит в маршрут веломногодневки «Тур де Франс».

На южном склоне горы, недалеко от вершины, стоит памятник британскому гонщику Тому Симпсону — стелла, велосипедные запчасти, а вокруг бутылки с водой и велосипедные шапочки от туристов и посетителей. «Мое счастливое число — 13. Моя дочь родилась в пятницу 13-го, как и моя жена. Может быть, 13-й этап 13 июля тоже принесет мне удачу», — говорил Симпсон перед стартом очередного этапа «Тур де Франс» 1967 года. В трех километрах от вершины Мон-Ванту Симпсон упал с велосипеда. Зрители и болельщики помогли ему подняться и продолжить гонку, но после нескольких метров гонщик снова упал и уже не поднялся. Врачи назвали причиной смерти сердечный приступ, который спровоцировали обезвоживание и прием амфетаминов. Доза стимуляторов не была смертельной, но именно они привели к тому, что спортсмен превзошел возможности своего организма и продолжал гонку, не чувствуя сигналов, которые подавало ему собственное тело.

Эта гонка вошла в историю мирового спорта как точка отсчета борьбы с допингом. Через некоторое время после происшествия Международный олимпийский комитет ввел процедуру обязательных анализов мочи спортсменов для выявления присутствия в организме стимулирующих препаратов. Началась официальная борьба с допингом. На Олимпийских играх в Мехико 1968 года даже удалось выявить нарушителя. Правда, анализы у него брать не потребовалось — один из пятиборцев вышел на старт настолько пьяным, что с трудом мог продолжать соревноваться.

В 1999 году для борьбы с допингом было создано Всемирное антидопинговое агентство (ВАДА). Именно ВАДА сегодня осуществляет контроль спортсменов на международных соревнованиях. В список запрещенных препаратов, который ВАДА обновляет каждый год, включено несколько сотен наименований. Допинг-пробы чаще всего проводят в период стартов (анализы берут у победителей и призеров, а также у нескольких спортсменов, не занявших призовые места), но иногда контроль может нагрянуть и во внесоревновательный период. Поэтому спортсмены должны предоставлять ВАДА информацию о своем местонахождении, где бы они ни были. Полученные анализы делят на две части — всем известные проба А и проба В. Им присваивается определенный код, а копии этих кодов наклеивают на протокол допинг-контроля. Фамилия спортсмена не должна быть упомянута ни на одном из этапов проверки. В случае обнаружения запрещенных препаратов в пробе А, вскрывают и анализируют пробу В.

Существует множество способов обмануть допинг-контроль. Самый простой из них — использовать биоматериалы других людей. Но осуществить подмену анализов во время процедуры, как утверждают и спортсмены, и представители ВАДА, невозможно. Рядом с атлетом всегда находятся контролеры, которые наблюдают за каждым его движением. Есть и более изощренные методы: катетеризация и введение в мочевой пузырь чужой мочи и даже специальные хирургические операции. Например, подшивание под кожу ткани плаценты — источника гормонов и биологических веществ, которые способны маскировать следы допинга. Кроме того, спортсмены нередко применяют специальные препараты, которые ускоряют выведение следов допинга из организма. Подобные добавки ВАДА также включает в список запрещенных.

Врач для велосипедиста

Гонщик «Катюши» Денис Галимзянов еще три года назад считался одним из самых перспективных российских велосипедистов. Но в марте 2012-го в пробе спортсмена обнаружили запрещенное вещество — эритропоэтин.

Эритропоэтин (ЭПО) — это гормон, отвечающий за выработку эритроцитов. Чем больше эритроцитов в крови, тем выше содержание гемоглобина, а гемоглобин, как известно, является переносчиком кислорода. Таким образом, эритропоэтин увеличивает кислородную емкость крови. Впервые ЭПО был выявлен в 60-х годах XX века. Искусственно синтезировать гормон удалось примерно через тридцать лет. Его практически сразу же стали применять в медицине — для лечения людей с серьезными заболеваниями крови и почечной недостаточностью. А позже ЭПО «полюбили» спортсмены.

— Я понимал, что если немного помогу себе, то смогу добиться более высоких результатов, — рассказывает Галимзянов. — То есть шел на  это осознанно. Делал себе инъекции в микроскопических дозах, прогнозировал сроки выведения.

Но даже такая осторожность не помогла спортсмену. Галимзянов отказался от вскрытия пробы В и полностью признал свою вину, отметив, что действовал самостоятельно, без какой-либо помощи со стороны врачей, персонала и тренеров команды.

— В среде профессиональных велосипедистов постоянно обсуждают информацию о новых средствах, которые сложно отловить на контроле, или о препаратах, позволяющих маскировать допинг. Я обо всем узнавал сам, поскольку на врача, который вел бы меня в плане фармакологии, у меня не было денег. Ни для кого не секрет, что со многими известными спортсменами работают такие специалисты, которые консультируют их по препаратам.

Легендарный велогонщик Лэнс Армстронг известен не только своими победами — он семикратный победитель «Тур де Франс», — но и успешной борьбой с раком. Для многих Армстронг стал кумиром, однако в 2012 году, уже после того, как спортсмен завершил профессиональную карьеру, выяснилось, что он употреблял допинг. Когда результаты анализов допинг-проб спортсмена стали широко известны, гонщик сам подтвердил факт использования запрещенных препаратов в эфире американского ТВ-шоу.

— Если бы я соревновался сейчас, то ничего бы не принимал, потому что в этом нет необходимости, — сказал тогда Армстронг. — Но если бы я вернулся в 1995 год, когда допинг был повсюду, я бы, вероятно, употреблял его снова. Я же помню, что происходило в спорте. Конечно, решение принимать допинг — это решение неправильное, достойное осуждения. Но если вы спросите меня о том времени, то я не скажу, что оно было потерянным. Я действительно чувствую себя победителем тех соревнований.

У Армстронга была разработана сложная схема по приему стимулирующих препаратов. За нарушение антидопинговых правил его пожизненно дисквалифицировали, а также лишили всех завоеванных им титулов начиная с 1998 года, в том числе бронзовой олимпийской медали.

Что касается Дениса Галимзянова, то два года его дисквалификации уже истекли. Спортсмен мечтает вернуться на шоссе, несмотря на то, что за эти два года вместе с братом наладил свой бизнес. Он понимает: чтобы вернуться в прежнюю форму, может потребоваться целый год. Говорит, что готов к этому. Однако для того, чтобы снова соревноваться, Денису необходимо найти команду, которая сможет предложить контракт и заплатить штраф в 200 тысяч евро за право возвращения после дисквалификации.

Паспорт для спортсмена

В 60-е годы XX века появляется так называемый кровяной допинг. Смысл его заключается в переливании донорской или собственной крови. Обычно собственную кровь или эритроцитарную массу спортсмена забирают, когда показатели содержания гемоглобина в ней достигают максимально высоких отметок, — например, после тренировок в среднегорье, — и переливают обратно непосредственно перед соревнованиями. Также в организм спортсмена вводят собственную кровь после обогащения ее необходимыми препаратами.

Этот и многие другие допинги не всегда возможно отследить с помощью обыкновенных анализов. Поэтому для контроля за спортсменами были разработаны и введены специальные «паспорта» — базы данных каждого атлета.

— Внешне это выглядит так, — объясняет один из крупнейших российских специалистов по допингу, бывший глава Антидопинговой комиссии Олимпийского комитета России Николай Дурманов. — Есть некий файлик, где указаны имя и фамилия спортсмена, его пол, возраст, рост, вест. А ниже располагается график с двумя синими линиями, между которыми, как в тесной печурке огонь, бьется красная. Синие линии — это границы нормы биологических показателей для спортсмена. Эти нормы нигде не прописаны, потому что для каждого человека они индивидуальны. Высчитываются они на основании долгого наблюдения за спортсменом, сбора и анализа его проб. А красная линия — это показатели спортсмена в настоящее время. И как только красная линия пересекает синюю, то есть выходит за границы нормы, — это «звоночек» для антидопинговых служб. Спортсмена ждет как минимум внеплановый допинг-контроль без предварительного предупреждения, а как максимум — дисквалификация. Были такие случаи, когда анализы не выявляли наличие допинга в организме, но спортсмена все равно дисквалифицировали, основываясь исключительно на абнормальных показателях биологического паспорта.

«Омики» для будущего

— К сожалению, то цунами, которое предсказывали еще несколько лет назад и я, и мои коллеги, уже начинает нас накрывать, — отмечает Дурманов. — В употребление входят все новые и новые средства, и отслеживать их со временем будет сложнее. На рынке появляются модификации тех препаратов, о которых мы знали и раньше — стимуляторов, психостимуляторов, анальгетиков, синтетических гормонов, — но теперь уже в том виде, в котором их сложнее обнаружить. Но самое страшное даже не это. Сейчас на первый план выходят новые классы лекарств, результаты достижений геномики, протеомики, метаболомики и прочих «омик». Появляется генный допинг.

Генный, или генетический, допинг — это действительно новое слово в большом спорте.

В июне прошлого года олимпийская чемпионка по спортивной ходьбе россиянка Елена Лашманова получила двухлетнюю дисквалификацию после того, как в ее организме были обнаружены продукты метаболизма препарата GW1516. GW1516 классифицируют как генный допинг, хотя это и не совсем корректно. Применение этого препарата не предполагает вмешательства в генетический код человека, он скорее активирует работу собственных генов. Этот препарат стимулирует рост мышечных тканей, уменьшает жировую прослойку, улучшает выносливость организма. Его называют «таблетками для лентяев», поскольку высоких результатов с ним можно добиться даже без утомительных тренировок. Однако такое серьезное влияние на организм не может проходить бесследно. Клинические испытания препарата пока еще не завершены, однако специалисты предрекают серьезные побочные эффекты вплоть до летального исхода.

Пример для подражания

Несмотря на угрозу здоровью, а порой и смертельную опасность, спортсмены с самого раннего возраста не гнушаются приемом стимулирующих препаратов. Еще в 1998 году в журнале «Спорт для всех» были опубликованы результаты опроса молодых атлетов. 80 процентов опрошенных заявили, что готовы пожертвовать здоровьем и даже получить инвалидность, если допинг поможет им добиться высоких спортивных результатов. Спустя несколько лет подобный опрос провели социологи из Соединенных Штатов. Они интересовались, пошли бы спортсмены на смертельный риск, принимая запрещенные препараты, если бы им была гарантирована золотая олимпийская медаль. Половина респондентов ответили на этот вопрос утвердительно.

— Раз бороться с допингом становится все сложнее, а спортсмены осознанно идут на риск, не проще ли легализовать различные стимуляторы в большом спорте? — спрашиваю у Николая Дурманова.

— Ну, во-первых, спортсмены далеко не всегда идут на употребление допинга, как вы говорите, осознанно. Кто-то — по молодости, кто-то — по стечению обстоятельств. Например, спортсмен попадает в такие условия тренировок, в такую систему подготовки, где прием препаратов считается нормальным образом жизни. И вот с этой системой и нужно бороться. А во-вторых, почему мы говорим только о спортсменах? На них ведь смотрят миллионы людей. Для многих они являются кумирами, ролевой моделью. И вполне понятным становится такой ход рассуждений: если наш кумир решает свои проблемы с помощью химии, таблеток, то почему бы и мне не поступать так же? Люди начинают решать не только спортивные, но и личные проблемы с помощью различных стимуляторов и даже наркотиков. Противостоять допингу сейчас сложно, конечно. Но ведь и с детской порнографией, нарушением ПДД и прочим криминалом тоже непросто бороться.

У партнеров

    Реклама