7 вопросов Борису Мездричу, экс-директору Новосибирского театра оперы и балета

Интервью
Москва, 02.04.2015
«Русский репортер» №9 (385)
29 марта стало известно, что Бориса Мездрича, директора Новосибирского театра оперы и балета, уволили, а на его место назначили Владимира Кехмана, директора Михайловского театра Санкт-Петербурга. Корреспондент «РР» поговорил ас Борисом Мездричем о том, что происходит с «Тангейзером» и вокруг него

Фото: Александр Кряжев/РИА Новости

1. Почему случилась эта история с «Тангейзером»?

Суть вопроса заключается в том, что постановка спектакля «Тангейзер» оказалась в эпицентре событий, которые накапливались в стране не один день и не один год. Это события, связанные с отношением между религией, государством и искусством в данном случае. Мы видим, что церковная, религиозная жизнь постепенно расширяет сферу своего влияния в обществе. Такая тенденция наблюдается давно, она не вчера появилась. Но в последнее время она стала более явной.

2. Эта ситуация — свидетельство того, что церковь хочет влиять на культурную жизнь?

На мой взгляд, вхождение религиозной жизни в общество — нормальный процесс, здесь даже разговора нет. Но надо говорить о темпах и о сферах влияния, особенно с принятием в 2013 году двух статей, касающихся оскорбления религиозных чувств и чувств верующих в Административном и Уголовном кодексах.

3. Ситуация вокруг «Тангейзера» стала возможной из-за этих статей?

Мне кажется, что эти статьи были поспешно приняты в той форме, в которой они есть. Они носят «резиновый» характер, там нет никакой конкретности, обозначено только направление. И это делает возможной ситуацию, которую мы сейчас наблюдаем. Митрополит Новосибирский и Бердский Тихон выступил заявителем по этому вопросу, и начались обостренные процессы. А обострение как раз в том, что митрополит не воспользовался авторитетом церкви как социального института, а заявил в прокуратуру, столкнув правовое, художественное и религиозное поля.

4. Пытался ли театр поговорить с православными активистами?

Мы узнали из СМИ, что написано заявление в прокуратуру. Нам же никто слова не сказал. Если бы нам сказали: «Ребята, давайте встретимся» — ответ был бы один: «Давайте. Куда приехать? Приедем. Объясните, в чем проблема, может, мы действительно чего-то не доглядели». Но никто слова не сказал. В итоге суд первой инстанции снял все вопросы по театру, и мы сейчас находимся в условиях решения суда, где отсутствует состав правонарушения в обоих процессах — моем и Тимофея Кулябина. Что будет дальше — не знаю.

5. Это — не окончание истории?

Мировой суд решил вопрос в пределах Административного кодекса, а Следственный комитет ведет проверку по уголовной статье. Тема та же — оскорбление чувств верующих; формулировка иная.

6. Вы размышляли над тем, почему эта история произошла тут, в наукограде?

Мне кажется, дело в том, что в Новосибирске и по части театрального дела, и по части науки, и по части бизнеса достаточно высокая температура жизни. И театр здесь не может жить в отрыве от российского и мирового музыкального тренда. Мы же не в закрытом пространстве живем. Но я вижу, что в последние три-четыре года образовался разрыв между представлениями о светской жизни, которые есть у митрополита Тихона, и тем уровнем художественной и социальной жизни, которая есть в Новосибирске. Это с одной стороны. А с другой —  появилось законодательство относительно чувств верующих. Если есть законодательство, должна быть правоприменительная практика. Сейчас первый случай, который дал повод к такому применению статей, касающихся чувств верующих. Но острые дебаты по этому поводу идут давно.

7. Были ли другие ситуации, которые иллюстрируют конфликт между светской и религиозной общественностью Новосибирска?

До нашего случая был перенос двух художественных выставок из одного помещения в другое по инициативе православных активистов. Потом не приехали две музыкальные группы — я не вникал в это так глубоко, но знаю, что к этим группам у православных активистов были какие-то содержательные вопросы. И вот теперь эти люди пытаются взяться за оперный театр.

История «Тангейзера» в датах

  • 20/12/14 прошла премьера оперы «Тангейзер» на сцене Новосибирского театра оперы и балета.
  • 13/02/15 митрополит Новосибирский и Бердский Тихон призвал чиновников и прокуратуру позаботиться о соблюдении прав верующих, указав, что в постановке церковная симво­лика используется не по назначению.
  • 24/02/15 прокуратура возбудила дело об адми­нистративном правонарушении в отношении режиссера постановки Тимофея Кулябина и директора оперного театра Бориса Мездрича.
  • 10/03/15 мировой суд Центрального района Новосибирска прекратил административные дела Мездрича и Кулябина «за отсутствием состава правонарушения».
  • 19/03/15 выяснилось, что прокуратура Новосибирской области подала апелляцию на решение суда по делу «Тангейзера».
  • 29/03/15 стало известно, что Бориса Мездрича, директора Новосибирского театра оперы и балета, уволили, а на его место назначили Владимира Кехмана, директора Михайловского театра Санкт-Петербурга.

Новости партнеров

    «Русский репортер»
    №9 (385) 2 апреля 2015
    Медицина
    Содержание:
    Реклама