Селфи с олимпийским чемпионом

Спорт
Москва, 02.04.2015
«Русский репортер» №9 (385)
Еще лет шесть назад шорт-трек относили к маргинальным видам спорта. Наша сборная не могла похвастаться ни выдающимися результатами на международной арене, ни популярностью среди болельщиков. За эти годы многое изменилось: несколько раз ротировался тренерский состав, в Россию переехал самый титулованный конькобежец планеты Виктор Ан, на домашней Олимпиаде мы завоевали целых пять медалей, а у шорт-трека появилась целая армия российских болельщиков. В этом году Россия впервые в истории получила право провести главный старт сезона — чемпионат мира. Корреспондент «Русского репортера» по заданию редакции записалась в волонтеры — чтобы лучше рассмотреть эмоции спортсменов, окончательно разобраться в правилах шорт-трека и понять, кто и как организовывает в Москве международные спортивные соревнования

Фото: Алексей Куденко

На коньках у шестикратного чемпиона Виктора Ана надпись — no pain, no gain (англ. «без боли нет побед»). Девиз русского корейца как нельзя более актуален. Наш лучший шорт-трекист знает все и о победах, и о боли. В 2008-м Ан — тогда еще кореец Ан Хен Су — получил серьезную травму колена и долго не мог соревноваться. Попытки вернуться в национальную команду после восстановления не увенчались успехом. И тогда спортсмен решился на смену гражданства. В России у него тоже многое получалось не сразу. Врачи делали все возможное, чтобы Ан набрал былую форму, но гарантии никто дать не мог. На первых внутрироссийских стартах Виктор выглядел слабее россиян. И все же у него тогда получилось вернуться на лед и выиграть четыре олимпийские медали в Сочи.

Наблюдаю за тем, как за день до стартов тренируется мировая легенда шорт-трека. На льду спорткомплекса «Крылатское» Виктор неспешно прокатывает круг за кругом. Делает упражнения на ускорение. Руки за спиной, на лице — спокойствие и сосредоточенность. Как будто завтра ему не нужно будет снова, в очередной раз, доказывать всем, кто является лучшим шорт-трекистом на планете.

Все начиналось в Сочи

Олимпиада в Сочи и без того останется для России и российского спорта важнейшим историческим событием, но для некоторых дисциплин эти Игры стали решающими. Шорт-трека до Сочи у нас в стране словно и не было. Теперь — есть. За день до старта чемпионата мира сборная России вовсю тренируется — здесь от нее ждут очень многого. У дальнего бортика женская команда решает, кто на какой дорожке будет тренироваться. Выбирают всерьез, по-взрослому — играя в «камень-ножницы-бумагу». По сравнению с олимпийским сезоном состав женской сборной сильно изменился. Те, кто следил за шорт-треком в Сочи, узнают разве что Евгению Захарову и Софью Просвирнову. Однако обновленная команда уже успела добиться серьезных успехов в этом году, выиграв эстафету на чемпионате Европы.

— Ой, как же так: доктор ушел, а у него фотоаппарат, — беспокоится Елена Зайцева. — Так хотела сделать фотографию с Витей.

Елена работает в бригаде медиков, которые обслуживают соревнования. Ее основное место работы — Центр спортивной медицины, а на соревнования она выходит дежурить.

— Кроме нас тут еще работают врачи из самого спорткомплекса, — объясняет врач. — И в каждой команде тоже есть доктор.

На ногах у дежурных врачей — специальные бахилы, в которых, если потребуется, можно выбежать прямо на лед. На чемпионате мира такая необходимость возникнет только однажды, когда во время одного из квалификационных забегов корейская спортсменка Ким Алан на скорости «улетит» в борт и сильно ударит спину.

В Сочи, где во время Олимпийских игр работали многие коллеги Елены из центра, сама она поехать не смогла.

— По семейным причинам, — объясняет женщина. — Смотрела соревнования по телевизору и не жалела: они там трудятся, а я тут смотрю. Мне и лучше. Возраст-то уже не тот. Хочется вечером на диван с чашкой чая (смеется). Да и потом, наши-то врачи в медицинских центрах и поликлиниках работали, соревнований толком и не видели. Хотя все равно жаль, что пропустила историческое событие.

Зато на других спортивных мероприятиях Елена поработала немало. И фотографии собрала: с Павлом Буре, Маратом Сафиным. Виктор Ан тоже не отказался сфотографироваться с медиками. На фото такой же спокойный и сдержанный, как на льду. Правда, вблизи стало заметно, что улыбается он устало: сезон подходит к концу, травмы дают о себе знать, а завтра все-таки придется в очередной раз что-то доказывать.

Тем временем на выходе у касс мужчина никак не может определиться с билетами.

— Еще раз спрашиваю, на какой день тебе брать? — трижды повторяет он в трубку. — Ты же ничего в этом не понимаешь. Тебе же просто посмотреть! Вот и возьму на первый день билеты. Они хотя бы бесплатные, — не выдерживает он и рассерженно плюет себе под ноги.

Шоу-трек

Вход на трибуны в первый — квалификационный — день действительно был свободным. А у самых преданных фанатов шорт-трека появилась возможность бесплатно попасть и на финалы. В одной из социальных сетей сборная организовала конкурс, попросив участников рассказать, когда и за что они полюбили шорт-трек, и прислать фотографии. Победители этого конкурса получили бесплатные билеты.

Первый день. Пятница. Немноголюдно. Зрители вывешивают редкие пока плакаты. В основном поддерживают все того же Виктора Ана, но мелькают растяжки и в поддержку обладателя двух медалей Сочи Владимира Григорьева. На чемпионате мира он бежит только в эстафете. Волонтеры получают первый инструктаж. Его проводит заслуженный мастер спорта по шорт-треку, серебряный призер чемпионата мира-1991 Марина Пылаева. На нынешнем чемпионате она — судья, который работает с волонтерами. А тридцать лет назад Марина раздумывала над тем, стоит ли ей, конькобежке, пробовать себя в новом спорте — шорт-треке.

— У нас в команде была спортсменка, которая первой из всех поехала на международные соревнования, чтобы посмотреть, что это за новый вид, — рассказывает Марина. — Она вернулась оттуда и рассказывает: «Называется это “шоу-трек”». Мы ее спрашиваем: «Почему шоу-то?» А она: «Музыка играет между забегами, все как в шоу».

Волонтеры распределяются по своим точкам на арене. Всего нас тридцать человек, и мы разделены на две группы — чтобы сменить друг друга где-то в середине соревновательного дня. Наши основные функции — координировать работу фотографов и оперативно решать все вопросы, которые возникают у атлетов или тренеров. Но то, что кажется простым и понятным на словах, в действительности оказывается куда сложнее.

No pasaran

— Пожалуйста, — говорю я спортсменам, — вам нужно идти не к этому выходу, а налево, к дальнему.

В этом, собственно, и заключается моя волонтерская работа — следить за тем, чтобы спортсмены после забегов обязательно проходили через зону для прессы. Все остальное время я просто стою и смотрю соревнования. Волонтеры с других точек говорят, что мне еще повезло — у них совсем нет работы. Вместе со мной у бортика стоит охранник Алексей.

— Вообще-то я служу, — рассказывает он. — А в ЧОПе что-то вроде подработки. И денег больше, да и на соревнования и спортсменов посмотреть можно. Шорт-трек? Нравится, да. Я его после Олимпиады полюбил, очень уж он динамичный, дух захватывает.

На поверку многие из охранников оказываются любителями спорта. Один даже значки собирает — на память о каждом соревновании, на котором работал.

Английского языка практически никто из службы безопасности не знает, поэтому, если нужно усмирить слишком активных иностранных болельщиков или направить заблудившихся спортсменов, охранникам приходится аккуратно прибегать к помощи рук.

— Он тут в мою сторону нецензурными словами бросается, а я его пропускать должен? — обижается на меня один из таких стражей порядка, когда я прошу его пропустить тренера к прессе.

А говорил, что не знает английского.

Перед началом соревнований охрана получает четкие указания, и мало кто готов хоть на йоту отступить от них, даже если того требует ситуация. Зритель спускается на ступеньку ниже положенного — его тут же встречает охранник. Спортсмен выходит из отведенной для него зоны — и натыкается на крепкие руки. Тренер уходит в подтрибунные помещения неправильной дорогой — нельзя. Действия волонтеров тоже пытаются довести до автоматизма: ни в коем случае не покидайте свою позицию, а если вас попросили о чем-то, то зовите тим-лидера и вместе с ним решайте вопрос. Нет тим-лидера — зовите судью.

Шаг влево, шаг вправо — расстрел.

Кроме волонтеров, врачей и охранников, для работы на соревнованиях привлекают молодых тренеров и шорт-трекистов Москвы. Они помогают непосредственно на льду: поправляют сбитые спортсменами фишки, «ремонтируют» лед — заливают небольшие царапины из специальных леек с водой, а более серьезные дыры латают с помощью огнетушителей. Примерно раз в час на арене появляется специальная машина–ресурфейсер. Слово практически невыговариваемое. Поэтому иностранцы чаще зовут ее замбони — по фамилии изобретателя. А для нас она просто ледозаливочная машина. Ресурфейсер одновременно выполняет сразу несколько дел: с помощью специального ножа срезает верхний слой старого льда, чистит и заливает новый верхний слой.

— Вам нельзя здесь стоять, — вдруг подходит ко мне охранник. — Отойдите на два шага вправо.

Вяло пытаюсь доказать ему, что стоять здесь — моя работа, а два шага никак не повлияют на ситуацию.

— Я не хочу с вами спорить, — говорю.

— А вы и не будете. Просто сделаете так, как я сказал.

И уходит, довольно поглаживая себя по животу.

Литература и спорт

Шорт-трек — вид конькобежного спорта. Участники соревнований одновременно стартуют по ледовым дорожкам на дистанциях 500, 1000, 1500 или 3000 метров. Победу одерживает тот, кто первым приходит к финишу. На чемпионатах по шорт-треку принята следующая система. Сначала спортсмены соревнуются в квалификационных забегах. По два человека из каждой квалификации проходят в четвертьфинал. Затем — по той же системе — полуфинал и финал. Забеги проходят на ледовой арене размером с хоккейную коробку, длина одного круга, который преодолевают спортсмены, — 111,12 метра. Скорость конькобежцев на треке может достигать пятьдесят километров в час.

В перерыве волонтеры сидят в специально отведенной комнатке. Разговаривают. Многие из них были знакомы раньше. Большинство работало в Сочи. Почти у каждого — фирменный сочинский рюкзак, и я не понимаю, как удается их не перепутать. Накануне Игр в России было создано сразу несколько центров подготовки волонтеров, в основном при вузах, которые и поставляли кадры оргкомитету Сочи. Все волонтеры интересуются спортом. В перерывах обсуждают футбол, следж-хоккей, смотрят биатлонные трансляции и жалуются, что прыжки на лыжах с трамплина вживую смотреть совсем не так интересно, как по телевизору.

Но о шорт-треке здесь знают на удивление мало.

— Я, если честно, на чемпионат мира пришла поработать, скорее, из-за друзей и знакомых, — рассказывает Вероника Бабенко. — Шорт-треком особенно никогда не увлекалась.

Веронике 23 года. Она работает продавцом-консультантом в книжном магазине. Говорит, что литература и спорт — это две главных любви в ее жизни.

— Для меня все началось с социальных программ. Приходила к детям в школу-интернат, занималась с ними. Потом на базе моего университета появился центр спортивного волонтерства. Вот я и втянулась. Главной целью изначально был чемпионат мира по футболу-2018. О Сочи как-то даже не думала. Но потом меня пригласили поработать на следж-хоккее. Чемпионат России, тестовые соревнования. Я столько времени провела с этими невероятными людьми, паралимпийцами, что, когда мне предложили поехать с ними на Игры, согласилась не раздумывая. А сейчас всерьез мечтаю о том, чтобы работать в Паралимпийском комитете.

Полконька

Правилами шорт-трека закреплены особые требования к экипировке и конькам спортсмена. Конькобежцы соревнуются в комбинезонах, сшитых из эластичной ткани со специальными защитными вкладками на локтях и коленях. Обязательная защита есть и для шеи. На голову спортсмены надевают шлем. На руки — специальные перчатки с напальчниками, чтобы можно было касаться льда рукой на поворотах.

Коньки изготавливают для каждого индивидуально, по слепку ноги. Они невысокие, а лезвие крепится к ботинкам не строго посередине, а со смещением влево — чтобы спортсмен мог лучше входить в повороты. Длина лезвия составляет примерно 38–46 сантиметров. Ширина также регламентирована, перед соревнованиями судьи с помощью специального прибора проверяют коньки на соответствие нормам. Бывает, что конькобежцы несколько раз подтачивают лезвия, прежде чем получить у судьи допуск к стартам.

Дмитрий Мигунов выходит на старт предпоследнего квалификационного забега на 500 метров в ранге одного из фаворитов. В прошлом году на Олимпийских играх в Сочи главный тренер сборной Себастьян Крос отказался ставить Мигунова в финал эстафеты. Дима отреагировал резко: говорит, что тогда готов был разбить все вокруг. Со временем эмоции утихли, а хорошая злость, которую обычно называют спортивной, осталась. И в этом году она дала свои результаты. Дмитрий Мигунов стал победителем Кубка мира на 500-метровке.

На чемпионате мира Дмитрий тоже готов биться за победу. Но во время забега он сталкивается с соперником из Великобритании. Тихий хруст, и лезвие конька на ноге у Мигунова разваливается на две части. Правилами шорт-трека не предусмотрено, чтобы спортсмены во время забега могли поменять лезвие, и судьи принимают решение — Дмитрий заканчивает борьбу на своей любимой дистанции. Он возвращается в разминочную зону и сильно, зло бьет шлемом по скамейке. Возможно, «олимпийская традиция» сработает и на этот раз. И в следующем году такой вот эмоциональный взрыв выльется в новые победы.

Чемпион

Второй день соревнований. Дистанция 1500 метров. Финал. Сразу два российских спортсмена в забеге: Виктор Ан и Семен Елистратов. Зрители ненадолго затихают — берегут голосовые связки. Охранники вдруг теряют всю свою суровость и помогают детям посадить на скотч отклеившийся плакат.

Начинается гонка. Семен Елистратов уже успел войти в историю российского шорт-трека как первый спортсмен, выигравший этап Кубка мира. Это было больше пяти лет назад. Тогда золото на этапе Кубка было серьезным достижением. Сегодня Семен борется за звание чемпиона мира.

1500 метров — это 13,5 круга по треку. Старт. Судьи требуют от трибун полной тишины. Любой звук может помешать спортсмену услышать стартовый выстрел, а это чревато фальстартом. В шорт-треке разрешен всего один фальстарт. Конькобежец, который во второй попытке уйдет на дистанцию раньше сигнала, будет дисквалифицирован. На трибунах появляются волонтеры с табличками «требуется тишина». Забег стартует.

Где-то за пять кругов до финиша Семен выходит вперед и так до самого конца идет — то первым, то вторым, иногда уступая лидерство трехкратному олимпийскому чемпиону Шарлю Амлену из Канады. Елистратов, Амлен и голландец Шинки Кнегт финишируют почти одновременно. Но по правилам шорт-трека победитель определяется по лезвию конька — чье первым пересечет финишную черту. Несколько секунд ожидания, пока судьи принимают решение и смотрят видеоповтор, — и Семен Елистратов становится чемпионом мира! Сдержанный обычно главный тренер российской сборной Себастьян Крос вскидывает руки вверх и бежит к Семену с поздравлениями. Сам конькобежец какое-то время стоит, оперевшись на бортик и пытаясь справиться с эмоциями. Потом долго переобувает коньки. Перед журналистами он предстает уже собранным и спокойным. Семен ждал победы на личной дистанции еще с Олимпийских игр. Почти весь этот год он провел вдали от дома, на соревнованиях, сборах и тренировках, постоянно работал — и вот наконец исполнил свою мечту. Но главные цели еще впереди — чемпионство в многоборье и следующие Олимпийские игры.

 Мастер-класс для тренера

Марина Колесникова вместе с дочерью Олей специально приехали на чемпионат мира из Саранска.

— Это Оля настояла, — смеется Марина. — Она захотела, чтобы мы на чемпионате волонтерами поработали, и меня потащила.

Марина и Оля в родной Мордовии сами занимаются шорт-треком — ставят на коньки и тренируют детей от пяти лет и старше. На одном из тренерских семинаров им предложили стать добровольцами на чемпионате России в Сочи. Потом были тестовые соревнования и, наконец, Олимпиада.

— Для нас это лучше любого мастер-класса. Мы же во время Игр видели не только соревнования, но и весь подготовительный процесс изнутри. К тому же ребята и тренеры не жадные, они были не против, чтобы мы потом какие-то из их упражнений использовали в работе с детьми.

На трибунах сидят воспитанники Марины и Ольги. Они приехали из Саранска на автобусе на один день — посмотреть соревнования. Вечером отправятся обратно домой.

Вообще детей среди зрителей много: приезжие и москвичи, подростки и совсем маленькие ребята. Самым подвижным не сидится на месте, но находятся ревностные любители порядка, которые шипят и одергивают: сядь, не прыгай, громко не кричи, не облокачивайся на спинку кресла… Захотят ли дети потом вернуться на трибуны стадиона, если здесь им не разрешают веселиться?

17-летний капитан

День третий, заключительный.

Вообще-то волонтерам во время работы на арене запрещено пользоваться гаджетами. Но я ухитряюсь достать телефон и выйти в интернет. Странное дело — еще пять лет назад далеко не каждый в России и слышал о шорт-треке, а сегодня уже рассуждают о том, что одна медаль на чемпионате мира — это провал. Большинство, конечно, разочаровано не самым успешным выступлением Виктора Ана. Мало кто при этом берет в расчет его травмы, болезни, которые преследовали спортсмена весь год, усталость, накопившуюся к концу сезона. Кто-то расстроен неудачами в эстафетах. Сами шорт-трекисты на своих официальных страницах в социальных сетях просят у болельщиков прощения.

Хороший пример для других спортсменов.

Но есть немало поводов и для радости. Один из них — 17-летняя Софья Просвирнова. К концу чемпионата неофициального капитана женской сборной стали узнавать даже дети на трибунах, которые в первый день соревнований называли ее просто «вон та наша спортсменка». Соня приходит на разминку в наушниках, а уходит с последнего забега с цветами в руках — от кого-то из болельщиков. Она почти всегда выглядит по-взрослому сосредоточенной. Легко откликается на просьбы об автографах — смущенно улыбаясь, быстро снимает коньки и идет к фанатам. На Олимпиаде в Сочи Соне было всего шестнадцать, а уже через год она стала двукратной чемпионкой Европы и серебряным призером чемпионата в многоборье. На чемпионате мира по итогам всех дистанций Соня вошла в восьмерку лучших шорт-трекисток планеты и на следующий год собирается прибавить скорости.

Спускаюсь в метро. Случайно слышу разговор рядом.

— Да он просто в тактике ошибся, не нужно было так рано выходить вперед.

— Тут не в тактике дело. Физика нужна. И потом, не его это дистанция.

Шорт-трек обсуждают в общественном транспорте. Это главный итог и главная победа чемпионата мира. Что еще принесли нам эти соревнования? Нового чемпиона, новых молодых спортсменов, новые планы — в том числе на чемпионат Европы, который в следующем году также будет принимать Москва. Новую спортивную секцию по шорт-треку, которая теперь будет работать в «Крылатском».

Что касается спортивного волонтерства. Я всегда считала, что это непростая и неблагодарная работа. Никакой видимой выгоды ты не получаешь, и если что-то идет не так, спрос с тебя всегда очень большой. Отношение к волонтерам тоже неоднозначное. После соревнований, конечно, для них не скупятся на благодарности и похвалы, но во время стартов не каждый воспринимает волонтеров всерьез. Далеко не каждый готов прислушиваться к их замечаниям или просто проявлять терпимость и уважение. Но по какой-то причине люди все-таки идут в спортивные волонтеры.  Идут не только тренеры, не только те, кто мечтает связать со спортом свою дальнейшую карьеру. Зачем?

Пристаю с этим вопросом к будущему стоматологу, студенту Медицинского института имени Сеченова Андрею Самсонову.

— А что мне еще делать? Я не могу только учиться. А здесь интересно: спорт, новые знакомства, интересные люди, интересная работа, друзья.

— Но ведь в жизни есть масса других способов занять свободное от учебы время. — Я не собираюсь отступать.

Но тут заканчивается церемония награждения, и большинство волонтеров идет к спортсменам — сфотографироваться. Наверное, вот она — главная причина того, почему люди становятся волонтерами. Нет, не ради возможности сделать фото с известным человеком. В «добровольцы» записываются в первую очередь для того, чтобы почувствовать вовлеченность в грандиозный проект. Посмотреть на большие соревнования изнутри и внести свой, пусть маленький, вклад в их организацию. А селфи с олимпийским чемпионом — только лишнее доказательство и напоминание самому себе о том, что ты был частью чего-то грандиозного.

У партнеров

    «Русский репортер»
    №9 (385) 2 апреля 2015
    Медицина
    Содержание:
    Реклама