Книги

16 апреля 2015, 00:00

Мнение

Нет никакого Карлсона

В Иркутской области власти якобы попытались убрать из школьных библиотек «Карлсона», но тут же испугались своего решения. Для России это главная сказка Астрид Линдгрен, хотя в Швеции ее любят гораздо меньше, чем «Пеппи Длинныйчулок» и «Эмиля из Леннеберги», — «Карлсон» на третьем месте. Мир со шведами в пристрастиях солидарен, и только у России, как водится, особый путь. «Карлсон» — это не просто сказка, это набор цитат, которые живут своей жизнью: «В меру упитанный мужчина в полном расцвете сил», «А мы тут плюшками балуемся», «Я же лучше собаки». И, конечно же, вопрос, на который нет ответа, философская загадка: «А ты перестала пить коньяк по утрам?»

Все дело в переводе великой Лилианны Лунгиной. Это потрясающая работа, но в общем-то перевод, как говорят все читавшие «Карлсона» по-шведски, не очень близок к оригиналу. Унас Карлсон — персонаж веселый и обаятельный; там это довольно злой человечек, который постоянно пытается совратить положительного героя с пути добродетели. Если покопаться и на секундочку забыть про все любимые шутки из книги, то открывается страшная правда: не было никакого Карлсона. Был маленький мальчик, который страдал от отсутствия внимания. Родители работают или заняты своими делами, старшие брат и сестра живут почти взрослой жизнью. И вот Малыш придумывает себе друга, бурная деятельность которого оправдывает все проказы. Кто взорвал паровую машину? Карлсон. Зачем ты залез на крышу, ты же мог упасть и насмерть разбиться? А меня Карлсон позвал. А кто такой Карлсон? Карлсон — это все и никто, человечек с одной из самых распространенных в Швеции фамилий. Кто затащил тебя на крышу? Некто Иванов. Ивановых много. Карлсон исчезает в первый раз, только когда появляется собака. С ребенком заключают договор: мы идем тебе навстречу, а ты перестаешь шалить. Карлсона даже признают существующим. Какое-то время в семье поддерживают мир, но затем перемирие нарушается — в жизнь Малыша вторгается страшная фрекен Бок. И тут снова появляется Карлсон, с помощью которого Малыш мстит за свое одиночество.

Перевод Лилианны Лунгиной прекрасен. Это одна из лучших, если вообще не лучшая детская книга. Но, увы, получается, что русский «Карлсон» уже прошел одну цензуру. Так что трогать его больше не стоит.

Константин Мильчин, литературный обозреватель «РР»

Стивен Кинг

Возрождение

Издательство «АСТ»

Стивен Кинг пишет примерно по полторы книги в год, и каждый год у него выходит очередная экранизация. Действие этого романа начинается в любимых Кингом 1960-х, когда люди еще не боялись ни терроризма, ни педофилии, а мир был большим и добрым. Герой, которому вот-вот идти в школу, дружит с молодым священником. Но эти чистые отношения заканчиваются после того, как семья преподобного погибает в автокатастрофе, а его самого изгоняют из-за богоборческой проповеди. Проходит много лет, и вот герой играет рок и принимает наркотики, а бывший священник показывает фокусы с электричеством на ярмарках, более того — он пророк новой электрической эры и веры. Страшно в основном по привычке.

Тони О’Делл

Темные дороги

Издательство «Фантом Пресс»

Есть такой тип литературы — автор загоняет героя в нечеловеческой глубины и безысходности тупик. Харли только-только закончил учиться, он мечтает гулять с собакой по полям, но жизнь — сложная штука. Теперь Харли единственный добытчик в семье, и от того, сколько он заработает, зависит, будут ли сегодня ужинать его многочисленные сестры. А все потому, что мать пристрелила отца и отправилась за решетку. Старшая сестра его изводит, симпатичная соседка на что-то намекает, на свиданиях с матерью в тюрьме Харли все время надеется, что женщина, которую привели с ним поговорить, не его мать, а чья-нибудь другая, и еще нужно постоянно открывать душу психологу.

Алексей Иванов 

Ненастье

Издательство «АСТ»

Алексей Иванов в начале двухтысячных считался главной надеждой русской литературы. «Сердце Пармы», «Золото бунта», «Блуда и Мудо» были действительно большой прозой, но потом Иванов ушел в нон-фикшн, а затем написал два не очень удачных романа из современной жизни. И вот возвращение — шестисотстраничная сага про ветеранов войны в Афганистане. В центре сюжета история «афганца» Германа, который грабит инкассаторскую машину и пытается скрыться с деньгами. Но это не просто рассказ про жизнь одного конкретного человека и его окружения — автор сделал серьезную попытку написать роман о том, как устроена Россия, в рамках своей общей историософской концепции. Иванов — уникальный почвенник-либертарианец, несомненный патриот-консерватор, каждым своим произведением доказывающий наличие у россиян умения самоорганизовываться без участия государства.

Джоджо Мойес 

Танцующая с лошадьми

Издательство «Азбука»

Мойес — это фабрика по выжиманию из читателя соплей и слез в теле британской писательницы. Девочка-подросток растет с дедушкой и любимой лошадью. Папы нет, мамы нет, бабушка умерла. Личной жизни тоже нет, все свободное время девочка тратит на занятия конным спортом. Дедушка попадает в больницу, за корм и ночлег лошади некому платить. Девочка скитается по приемным семьям и катится по наклонной, пока не попадает под опеку распавшейся пары. Она — юрист, он — фотограф, они разошлись и теперь делят имущество. Неужели разругавшихся супругов помирят свалившиеся им на голову юная наездница и конь средних лет? А вы как думаете?