7 вопросов Янушу Юзефовичу, режиссеру

Интервью
Москва, 14.05.2015
«Русский репортер» №12 (388)
Януш Юзефович — пионер мюзикла в России. Это он придумал спектакль «Метро», который в 1991 году появился в Польше, потом на Бродвее, а в 1999 году — в Москве, став первым воплощением жанра «мюзикл» на российской сцене. Затем Юзефович снова стал пионером, сначала поставив в ДК «Ленсовета» первый в мире 3D-мюзикл «Пола Негри», который сейчас идет в столице, а затем, переместив героев Шекспира в далекое будущее в постановке «Джульетта & Ромео». «РР» поговорил с Янушем Юзефовичем о популярности мюзиклов и конкуренции на рынке.

Фото: Дарья Иванова/ Интерпресс/PhotoXPress

1. Януш, первым мюзиклом, который появился в Москве, стало ваше «Метро». Вы поставили первый в мире 3D-мюзикл «Пола Негри». Можно сказать, что в Россию мюзикл пришел из Польши?

Стыдно сказать, но я очень редко хожу в театр, потому что я там работаю. Когда уезжаю в Варшаву, то тоже работаю в театре. Но, с моей точки зрения, моя судьба проявилась здесь. Третий совместный проект: «Метро», «Пола Негри», теперь «Джульетта & Ромео». И у меня есть мечта — сделать «Мастера и Маргариту». И если я его сделаю, то, конечно, в России. На русском языке. Надеюсь, эта мечта исполнится. Я думал, что уже двадцать лет чего-то жду, и вот, когда начал работать с 3D, понял, что ждал этой технологии. Потому что все, что было в голове у Булгакова, очень трудно показать на сцене. Даже в кино трудно показать. А эта технология дает такие возможности.

2. А актеров не расслабляет то, что внимание многих зрителей приковано к сложной картинке?

Надо найти баланс, чтобы это было не 3D-кино, на фоне которого бегают актеры на сцене. Мы пытаемся найти баланс, чтобы эта технология не мешала в театре. Ведь 3D — это современные декорации, а декорации были в театре всегда. Всегда люди на сцене пытались создать какой-то мир, и эта технология дает такие возможности, бесконечные. Для любого художника 3D — это суперсредство, чтобы придумать мир и сделать его. Ну и очень полезно, нет тонн декораций, с которыми всегда проблемы. Не надо думать — есть карман, куда их прятать, нет кармана. Во время «Иствикских ведьм» декорация вообще чуть не убила актера.

3. В «Джульетте и Ромео» у вас поют молодые, непрофессиональные актеры. В «Метро» тоже начинали совсем молодые Теона Дольникова, Светлана Светикова. Для вас так принципиальны новые лица, или здесь дело в другом?

Я хотел, чтобы они были молодые. У Шекспира Джульетте тринадцать лет. Это такой возраст, когда возникают важные вопросы. И я хотел, чтобы возраст актеров совпадал с возрастом героев, потому что даже если актриса выглядит молодо, это все равно другое мироощущение. Вообще мы набрали молодой состав, с двенадцати до девятнадцати лет. Занимались вокалом, танцами — всем, подготовили их для профессиональной сцены. И да, это как с «Метро» в Москве было: тогда мы тоже начинали с кастингов, набрали молодежь. А сейчас я включаю телевизор и вижу знакомые лица.

4. Когда выбираете людей на кастинге, на что смотрите?

Это интуитивно. И два вопроса: один — что человек умеет, а второй — насколько он способен учиться. Бывает, человек не очень хорошо поет, но видишь в нем что-то интересное. В «Метро» пришли люди, один так пел, другой иначе. Нашли в итоге общий язык.

5. То есть вопрос кадров для мюзиклов — непростой?

Школа мюзикла — это проблема. Нет таких школ в России. В Польше есть, а тут нет. Насколько это нужно, жизнь покажет. У меня были предложения сделать школу мюзикла и в России, и у нас. Пока я занят, а как постарею, может быть, буду делать школу. У нас такая школа в Варшаве, каждый уик-энд туда около трехсот молодых людей приходят, мы учим их танцу, пению, акробатике.

6. С приходом в Россию мировой компании Stage Entertainment обострилась конкуренция среди тех, кто делает мюзиклы? Сегодня легче или тяжелее, чем когда вы начинали?

Я не думаю об этом. Если Stage Entertainment делает хороший мюзикл, то это полезно всем, кто работает в этом жанре. Когда человек видит хороший мюзикл, он после пойдет на другой. Я не боюсь хороших спектаклей. С моего мюзикла уйдет довольным — пойдет на мюзикл Stage Entertainment, и наоборот.

7. Есть версия, что успех «Метро» был связан с упадком тогдашней эстрады. Вы думали о взаимодействии мюзиклов и поп-музыки?

Вообще не слежу, вообще. Пришел Киркоров на «Метро» и говорит: «Януш, дай мне сыграть». И сыграл. Не пел, правда. Пойду, поработаю дальше!

Мюзиклы в России

  • 1990. На сцене театра Моссовета ставят рок-оперу Эндрю Ллойда Уэббера «Иисус Христос — суперзвезда», ставшую важным этапом в предыстории появления бродвейского мюзикла в России.
  • 1999. Выходит мюзикл «Метро» Януша Юзефовича. В кас­тинге проекта поучаствовали около четырех тысяч человек, а средний возраст артистов постановки составил 15-16 лет.
  • 2001. Выходит первый «полностью русский мюзикл» «Норд-Ост», в основу которого лег роман Каверина «Два капитана».
  • 2004. В Россию пришла международная компания Stage Entertainment, поставившая производство мюзиклов практически на поток. Среди продукции российской театральной «дочки» — мюзиклы «Кошки», «Mamma Mia!», «Звуки музыки», «Призрак оперы».

Новости партнеров

Реклама