Право не выбирать

От редактора
Москва, 11.06.2015
«Русский репортер» №14 (390)

— Нас хотят поссорить, — сказал мне старый приятель во время очередного кухонного спора об Украине. — Даже в девяностые мы так много не говорили о политике. Даже расстрел Белого дома, даже чеченская война не сделали врагами бывших друзей. А сейчас они хотят, чтобы мы разделились на два лагеря и ненавидели друг друга.

— Кто «они»?

— Я не знаю! Путин, ЦРУ, Порошенко…

— Но ведь мы же свободные люди, — возразила я. — Мы можем отказаться вступать в какие-то там лагеря, и тогда никаким «им» не удастся нас поссорить.

— Боюсь, что уже удалось,— прочитала я на лице старого приятеля. И мы закрыли тему.

Действительно, ситуация как никогда вынуждает определиться. Нельзя вечно сидеть на двух стульях. Человек отличается от животного тем, что ему дана свобода выбора. Поэтому выбирай: либо ты становишься «либералом» и поддерживаешь в кухонных спорах европейские ценности, европейские санкции, Макаревича, снос памятников Ленину и бомбардировки Донецка, либо определяешься как «патриот», и тогда слушай Башмета, смотри Балабанова, признай аннексию Крыма, осуди «Гейропу» и с уверенностью отрицай присутствие российских военных на Украине. Если ты еще до сих пор не определился, то неминуемо придет время, когда придется сделать окончательный выбор.

Читатель, не верь всей этой ерунде! Я очень надеюсь, что для тебя это время никогда не придет. Я тоже с ужасом думаю о том моменте, когда меня под дулами пистолета заставят признаться, что я больше люблю — Россию или Европу. Я страшно сочувствую всем людям, которые оказались перед жесткой необходимостью отвечать на глупый вопрос, и, конечно же, у них есть моральное право на любой выбор. Но пока люди с оружием не пришли в мой дом, я буду избегать ситуаций, когда нужно выбрать одно из двух. Потому что это почти всегда ложь и манипуляция. Черно-белый мир — это дичь, жуть и средневековье, даже если речь идет об отношении к легализации гей-браков. Человек отличается от животного не только свободой выбора, но и свободой его не делать. Это и есть прогресс и цивилизация.

Если отказаться от двоичного мышления, это дает настоящее чувство свободы: можно осуждать и закон об иностранных агентах, и европейские санкции. Можно слушать и Башмета, и Макаревича. Можно одновременно и поддерживать, и критиковать присоединение Крыма, можно возмущаться военными преступлениями с обеих сторон войны в Донбассе и ни перед кем не извиняться за то, что никак не можешь определиться.

В этом номере много героев, живущих не в двоичной системе. Чеченский старик, потерявший отца в результате сталинских репрессий и, тем не менее, ощущающий себя частью России. Российский патриот Башмет, с нежностью вспоминающий о родном Львове, европейском городе, где в консерватории когда-то преподавал отец Моцарта. И даже полевой командир Ходаковский, которого нежелание выбирать между двумя фантомными сущностями вынудило взять в руки оружие: «Украина, чтобы чувствовать себя счастливой, не обязательно должна ложиться под кого-то — под Россию или под Запад. Ей достаточно проводить свою самостоятельную политику, которая будет учитывать интересы всего народа, а не одной его части», — говорит Ходаковский. В интервью «РР» он рассказывает о том, как мучительно и постепенно к нему приходило осознание того, что родные украинцы, воюющие на другой стороне, — это враги. А когда это осознание пришло, никакого выбора уже не было.

У партнеров

    Реклама