Фильмы

Афиша
Москва, 01.10.2015
«Русский репортер» №21 (397)

Мнение

Еще раз про «Любовь»

На днях Министерство культуры снова отличилось — не выдало прокатное удостоверение взрослому фильму «Любовь» Гаспара Ноэ. То ли фамилия Ноэ показалась министру негромкой — с «Нимфоманкой» Триера, таких проблем же не возникло.

То ли размер фаллоса, воздвигнутого Ноэ на экране, да еще и в 3D показался слишком уж значительным. Вроде этот запрет ерунда. Показывать фильм без прокатки можно на фестивалях. Но фильм, видимо, задел министерских до глубины души, и его стали преследовать и там. Питерское «Послание к человеку» сперва сняло, но потом вернуло «Любовь» в программу.

С запретом фильма «Варя» все понятно, там формально докопались до «Правого сектора». Но чем угрожает российской культуре член высотой в два этажа? Может, он делает больно, напоминая об известном произведении группы «Война» на Литейном мосту?

Мне кажется, дело в конфликте цивилизаций. Условная «западная» цивилизация, к которой принадлежат, кстати, и российские зрители Ноэ, успешно прошла через политические, культурные и сексуальные революции 1960–70-х. Она, образно выражаясь, построена вокруг фаллоса, не образного, но буквального. Неписаный культурный консенсус требует от современного человека наслаждаться — да только наслаждаться уже нету никаких сил. И фильм Ноэ ищет выход из тупика чистого секса — и находит его в любви. А голые тела, гениталии во весь экран — это просто мертвая материя, которая оживает только силой любви.

А та цивилизация, к которой принадлежат наши запрещающие инстанции, — это цивилизация XIX века, в которой огонь желания горит куда ярче. Собственно, нестрогие запреты его и поддерживают. Запрещая «Любовь», Минкульт не только утверждает, что хотел бы видеть на месте эякулирующего члена салют победы или Михалкова на коне, но и самоотверженно защищает россиян от невыносимого бремени обязательного наслаждения. И ведь получается — без запрета «Любовь» была бы еще одним из фестивальных фильмов, который ты обязан посмотреть, чтобы быть модным. А сейчас она — практически райское яблочко.

Василий Корецкий, кинообозреватель «РР»

Конец прекрасной эпохи

Станислав Говорухин

Экранизация сборника из двенадцати новелл Сергея Довлатова «Компромисс», которую можно воспринять и как его кинобиографию. Конечно, лишь в той мере (если не в меньшей), в какой биографична сама искрометная повесть о жизни автора в Таллине, а он подчеркивал, что это все-таки художественная, а не документальная проза. Так что если это и биография, то скорее самого времени — первой половины 70-х, в легендарной для большинства советских людей столице Эстонии, снятая на монохромную пленку режиссером, для которого все виды ностальгии органичны, как дыхание.

14+

Андрей Зайцев

Когда-то режиссер Зайцев умудрился экранизировать песни Цоя («Бездельники»). А теперь решил взяться за Шекспира. 14+ — история современных Ромео и Джульетты, показанная в духе отутюженной «Школы» (камера не трясется!) и рассказанная шершавым языком позавчерашнего сленга. Короче, они встретились, когда тупили после учебы. Но она из 201-й школы, а это враги. Но он без нее, по ходу, больше не мог. Ну и понеслось.

Марсианин

Ридли Скотт

Робинзон на Марсе — остросюжетный моноспектакль Мэта Деймона, играющего астронавта, которого забыли на 4 года на Марсе с запасом еды, воды и кислорода примерно на месяц. Фильм примечателен и сценаристом, Дрю Годдардом. Поклонник Аарона Соркина, он фактически переносит героя соркинских драм (сериал «Западное крыло», фильм «Социальная сеть») на другую планету. Еще Годдард работал с режиссером  сериала «Светлячок» Джосом Уэддоном и многому научился от него. Например, умению включать веселый монолог в адские обстоятельства.

Легенда

Брайан Хелгеленд

История близнецов Реджи и Ронни Крэев, знаменитых и ужасных британских гангстеров из свингующих 60-х. Ронни — «злой близнец», деструктивный шизофреник, которого приходится постоянно успокаивать его более сдержанному брату (обоих играет Том Харди в очках и без). Братья контролируют Вест-Энд и Ист-Энд, воюют и осторожно дружат с американской мафией, и убивают, убивают, убивают. Ну, и еще любят одну и ту же женщину. Интересно, что эта абсолютно британская история написана и снята американцем Хелгелендом, сценаристом «Секретов Лос-Анджелеса» и «Загадочной реки».

У партнеров

    Реклама