Четыре выстрела «по-македонски»

Актуально
Москва, 29.10.2015
«Русский репортер» №23 (399)
Кто и что стоит за серийными убийствами «красногорского стрелка». В новейшей истории России бизнес начинает показательно отстреливать чиновников. 19 октября в Красногорске Московской области предприниматель Амиран Георгадзе в здании администрации района в упор расстрелял первого заместителя главы Красногорского района Юрия Караулова и руководителя ОАО «Красногорские электрические сети» Георгия Котляренко. Затем у себя дома он расправился с партнером по бизнесу Тристаном Закаидзе, направился убивать своего друга и главу администрации Красногорского района Бориса Рассказова. По пути случайно расстрелял проезжавшего мимо скутериста и загадочно «покончил с собой». Почему?

Красногорск скорбит. Здание районной администрации, где случились громкие убийства, оцеплено, у порога лежат гвоздики. Но исподтишка «золотая миля» Подмосковья, где  себестоимость квадратного метра жилья составляет 40 тысяч рублей, а цена зашкаливает за 100 тысяч, ликует. И ждет.

—  Семьи жалко, —  отводит глаза Татьяна К., секретарь приемной офиса партии «Единая Россия». Сюда, в офис «ЕР», временно перебралась часть аппарата администрации района. Сюда часто приходил уважаемый vip-член «Единой России», срочно и единогласно из нее исключенный, серийный убийца Амиран Георгадзе, —  крупнейший застройщик Подмосковья, совладелец ОАО «Красногорские электрические сети», ООО «Усовские вино-коньячные подвалы» и долей, по разным данным, от 14 до 24-х  коммерческий компаний, глава Торгово-промышленного союза города, меценат и просто теневой хозяин Красногорска.

—  Семьи жалко, —  повторяет женщина, —  а так… Кого жалеть?

Караулов с 2011 года ходит под следствием. Котляренко треть района от света отрезал, не подключает к сетям новостройки пока «не подмажешь». Да и наш глава (Борис Рассказов, глава Красногорского района – прим. «РР») с 2004 года все не может закрыть свое уголовное дело. Его, как и Котляренко, подозревают в махинациях с земельными участками. Женщина просит на нее не ссылаться, но по поводу убийств, сотрясших Московскую область, она считает, у города по умолчанию жесткое мнение: «Крыса крыс удавил».

— Одно жалко, — добавляет она, —  все думали, что «Амиранчик» (кличка убийцы в криминальных кругах и в городе – прим. «РР») в Грузию сбежал, а его убрали».

В то, что Георгадзе покончил с собой, как сообщают Следственный комитет РФ и ГУ МВД по Московской области, город не верит. Его смерть не вписывается в ожидания и надежды простых людей. Народ надеялся, что, потеряв все, «авторитетный» бизнесмен из недосягаемого далека, организует гласное возмездие для тех, кому давал «откаты». И  десятилетиями несменяемая власть падет под напором разоблачений. Однако, похоже, Георгадзе слишком много знал о тех, кому дарил квартиры, коттеджи и ссуживал немалые деньги. Его показания могли убить, и мафия, сросшаяся со структурами власти, сыграла на опережение. 

«Крысобой»

О том,  кто такой Георгадзе, как поделились с «РР» в отделе этнической преступности РУБОП Москвы, глава Красногорского района Борис Рассказов знал давно. Еще в 2004 году, когда против Рассказова было возбуждено уголовное дело по факту незаконной передачи земли семье беглого олигарха Березовского, земли в элитной «Жуковке», тогда находившейся в ведении Управделами президента РФ. Параллельно ему передали информацию о том, что «строительный король» Красногорска Амиран Георгадзе начинал путь в бизнес с нелегальных поставок грузинского спирта в Подмосковье, в чем ему помогали структуры ОПГ Грузии и Северной Осетии, в частности грузинские «воры в законе» Давид Мелкадзе (Дато Потийский) и Таро Огниани. А Георгазде, в знак благодарности направлял часть капиталов на поддержку «криминалитета на пенсии» —  в приморскую Аджарию.

Однако тогда Рассказов «ушел в тень» —  слег в Центральный военный клинический госпиталь имени Вишневского, обсуживающий генералитет, где получил инвалидность и отсрочку от уголовного дела. А когда вышел, Георгадзе, к тому времени —  «брат» Рассказова и Караулова, окрепший уже на сети казино, контролировавшихся грузинской ОПГ, начал последовательно выигрывать  тендеры на жилищное строительство в Красногорске и получать земельные участки, составляющие сегодня «золотой фонд» строительного бума города. И вдруг, курицу, несшую Георгадзе «золотые яйца», он принимает решение убить.

—  Как —  зачем? — с неподдельным негодованием удивляется чиновник мэрии Москвы, до этого отработавший в подмосковных администрациях Домодедова, Красногорска и Серпухова. – Выйди на улицу Красногорска, спроси: «Почему Георгадзе получил кличку «крысобой»? Только он мог строить чиновников. Легендами обросла история, когда он на людях избил заместителя Караулова и кого-то из городского ЖКХ, только за то, что они тянули с подключением света и воды в возводимых им новостройках. Люди знали, что Георгадзе на эти новостройки разрешение получал задним числом. Но где в регионах это делается иначе?

Как признает чиновник мэрии Москвы, просивший его не называть, «таковы сложившиеся правила игры» в регионах, которые федеральный центр, похоже, начал ломать. Сначала открыв замороженные уголовные дела на местных чиновников, теперь —  на бизнес, расправляясь с ним руками, подозреваемых в коррупции чиновников.

В пользу этой версии говорят возможные причины бойни, которую устроил Георгадзе.  Рассказов и Караулов, находясь под вялотекущим следствием, первый —  за превышение власти и незаконное выделение земли; второй —  за махинации с дачными участками, выделенные прокуратурам подмосковных Красногорска, Истры и  Пушкино, а также высокопоставленные чинам УВД Московской области, начали тормозить налаженный бизнес Георгадзе. В последние полтора года они не давали «строительному королю» сдать четыре проекта, оцениваемых почти в 3,5 миллиарда рублей. И под которые бизнесмен взял большие кредиты.

Компания «Мякининское поречье», совладельцем которой был Амиран Георгадзе, планировала построить многоэтажный жилой комплекс на участке «Земледелец-1», сдать два 17-этажных дома в комплексе «Брусчатый поселок» и дома бизнес-класса 5-7-8-этажной застройки «Новая Опалиха». Но проекты застопорились сначала из-за проволочек с подключением  возведенных объектов к электросетям и другим коммуникациям, а затем из-за поданных  исков в арбитраж о взыскании с компаний Георгадзе арендной платы за не освоенные земельные участки.

И если раньше подобные «проблемы» решались местными органами власти —  «большими друзьями» Георгадзе, то с 2014 года их под свой контроль взял Госстройнадзор и его отделения в Московской области. Схема «дружбы» перестала работать. Сначала Георгадзе попытался перейти в наступление. По слухам, с его подачи, на Юрия Караулова и нескольких его подчиненных в правоохранительные органы была подана серия  заявлений о якобы совершенных ими злоупотреблениях с землей. Однако Следственный комитет России и Главное управление МВД по Московской области возбудили уголовные дела, но не в отношении чиновников, которые теперь стали мешать предпринимателю, а против «неустановленных» лиц.

Тут же наружу всплыла еще одна мутная история. Одна из компаний Амирана Георгадзе «Нахабинские инженерные сети» была поставщиком проворовавшегося подразделения «Оборонсервиса» АО «Славянка» Минобороны РФ. При этом «Славянка» оказалась должником «Нахабинских инженерных сетей» —  подрядчика администрации Красногорского района. И, таким образом, встал вопрос о том, на какой «этаж» расследования коррупции в высших эшелонах власти могло выйти дело будущего «красногорского стрелка».

Последний вздох «по-македонски»

— Обратите внимание на два показательных момента. —  рекомендует Рафаэль Эммиян, офицер в отставке, бывший руководитель отдела этнической преступности РУБОП г. Москвы. — Когда Амиран Георгадзе приехал на расправу с чиновниками в здание администрации Красногорского района, он все происходящее, включая «добровольное» признание Караулова и расстрел, руками своего водителя Шота Элизбарашвили, снимал на камеру мобильного телефона. Это первое. Второе. Даже по признанию официального  представителя СКР Владимира Маркина, Георгадзе вел огонь «по-македонски» — держа пистолеты в двух руках. Это классика криминала —  отчет перед кредиторами и фирменный почерк грузинской ОПГ.

Траурная церемония прощания с убитым первым заместителем главы администрации Красногорского района Юрием Карауловым zzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzkras2.jpg
Траурная церемония прощания с убитым первым заместителем главы администрации Красногорского района Юрием Карауловым

Эксперт убежден, соло «красногорского стрелка», возможно, один из последних  картинных штрихов заката некогда могущественного грузинского преступного сообщества, влиявшего на криминальную, бизнес- и политическую среду России долгие десятилетия. Еще в СССР грузинские «воры в законе» романтизировали звание вора и подняли его в сознании обывателя на недосягаемую высоту. Однако они же его, по криминальным понятиям, «сдали ментам». Дело в том, что в понятиях «правильного вора» нужно всегда идти против власти. Грузинская ОПГ, в эпоху развала СССР, когда к власти в Грузии пришли известные криминальные авторитеты Джаба Иоселиани и Тенгиз Китовани, взяла курс на легализацию криминала и его встраивание в цивилизованный бизнес. Этим новым курсом грузинского криминалитета сполна воспользовалась новая Россия. Сначала грузинская ОПГ, получившая на российском криминальном поле кличку «законников», немало послужила делу замирения этнических преступных группировок в 90-е годы, особенно славянской и чеченской, за что в откуп получила игорный бизнес в Москве.

Затем попыталась быть арбитром в осетино-грузинском противостоянии в обмен уже на негласный вывоз доходов от строительного и ресторанного бизнеса в Аджарию —  мечту грузинской «коза ностры» в отставке. В 2008 году с началом военного похода экс-президента Грузии Саакашвили на Юго-Осетию, негласные договоренности грузинской ОПГ и российских силовых структур, дали сбой. И начался новый этап выдавливания  грузинского криминалитета из России. Грузинский криминал, по образцу и подобию итальянской мафии разделился, что стало началом его конца. Одна его часть —  легальная —  осталась в России. Например, Дато Потийский, покровитель Амирана Георгадзе. «Батоно Дато» вскоре был расстрелян в Москве неизвестными при входе в магазин «Леруа Мерлен» в марте 2014 года .

Другая часть грузинских «воров в законе» —  «патриоты» —  Тариэл Ониани, например, попытался дружить с Саакашвили, но «золотое вымя» —  казино —  «доить» в России. За что вскоре Ониани лишился всего и оказался на нарах. Амиран Георгадзе долгое время оставался «витриной», примером верности курса Грузинской ОПГ на врастания криминала во власть и расстановку в ней «своих» цивилизующихся людей.

—  «Амиранчик» не выдержал следующего, уже внутри российского этапа нейтрализации криминала руками проворовавшихся или проштрафившихся чиновников, —  считает чиновник мэрии Москвы, работавший в свое время в Красногорске. – И город об этом знает четко. Все всё видели: на «хвост» Георгадзе силовики —  МВД и ФСБ —  «упали» сразу —  по пути в деревню Тимошкино, когда он ехал на расправу с главой района Рассказовым. Деревня Тимошкино —  три с половиной двора. Ее «зачищали» пять дней? Сомнительной самоубийство…    

Так или иначе, многие эксперты полагают, что в Красногорске случился закат некогда всесильной, как итальянская мафия, грузинской организованной преступности. А  выстрелы «по-македонски» Амирана Георгадзе —  едва ли не последний вздох королей-львов джунглей российского преступного мира, точнее, грузинских «воров в законе», ужимающихся, как шагреневая кожа на криминальном и политическом поле России.

Сверхцентрализация как издержка

—  Что делать, чтобы не стреляли в чиновников? —  спрашивает чиновник мэрии Москвы. — Чаще менять, но наша ключевая проблема в несменяемости элит.

И потому, по мнению многих экспертов, серия резонансных убийств в Красногорске болезненно ударит по авторитету нового губернатора Московской области Андрея Воробьева. Его рейтинг —  из-за роста «маятниковой миграции» в Москву и неуклонного сокращения социальных льгот, банкротства строительных «пузырей» и скандалов с обманутыми «дольщиками» жилищных проектов —  и без того падает.

Тем не менее, как прогнозируют эксперты, атака на Воробьёва вряд ли пошатнет позиции подмосковной власти. Дело в том, что с политической точки зрения, ЧП с

«красногорским стрелком» стало следствием исполнения в Московской области  установки президента страны Владимира Путина —  о наведении порядка в сфере госзаказов и экономии бюджетных ресурсов. И как только криминальному или почти легальному бизнесу отрезали доступ к бюджету —  в ответ раздались выстрелы. Фактически, подозреваемые в коррупции чиновники пали жертвами, исполняя служебные обязанности, сформулированные федеральным центром, но и спасая свои «дивиденды» и, что еще важнее, места под солнцем.

—  Мы имеем классический пример того, как сверхцентрализация обусловлена в первую очередь институтами, то есть правилами игры. —  считает Наталья Зубаревич, директор региональных программ Независимого института социальной политики, профессор географического факультета МГУ. —  В Москве и ее агломерациях из-за сверхцентрализации собраны деньги и мозги страны, лучшие рабочие места во власти и в бизнесе. Жестко централизован по этой схеме и бизнес. Почти все большие компании имеют штаб-квартиры в столице. Лишь гиганты-металлурги «прописаны» в регионах —  «Северсталь» в Череповце, Магнитогорский комбинат в Челябинской области. Знаете, почему в США «Microsoft» сидит в пригороде Сиэтла? Там корпоративное управление и система принятия решений не требуют плотного взаимодействия с госчиновниками. У  нас бизнес абсолютно зависим от государства. И пока не будет вынут главный кирпич —  необходимость бизнесу все время находиться в плотном контакте с госчиновниками —  ничего не изменится.

У партнеров

    «Русский репортер»
    №23 (399) 29 октября 2015
    Правда о настоящих зарплатах
    Содержание:
    Елена Герасимова: «В России нет нормальной политики относительно размеров зарплат»

    О производительности труда, средних зарплатах, трудовой мобильности, экономическом кризисе, безработице формальной и настоящей, а также о том, когда мужчины начинают заниматься женской работой «Русский Репортер» побеседовал с заведующей кафедрой трудового права и права социального обеспечения НИУ-ВШЭ, директором Центра социально-трудовых прав (ЦСТП), членом Общественного совета при Министерстве труда и социальной защиты Еленой Герасимовой.

    Реклама