Они что-то знают

От редактора
Москва, 12.11.2015
«Русский репортер» №24 (400)

Фильмы про агента 007 Джеймса Бонда, или Бондиану, отличают две особенности. Они обычно отслеживали, пусть и в почти сказочной форме, перипетии мирового развития. И чаще всего были об одном и том же: о контроле над миром. Первоначально для Яна Флеминга, создателя Бонда как литературного персонажа, на роль «главного контролера» явно претендовал СССР, представленный в первом романе мифологизированной контрразведкой СМЕРШ. Но очень вскоре СМЕРШ уступает место организации «Спектр», которая национальной принадлежности не имеет.

Ян Флеминг — романист не простой. Он был инсайдером, человеком из британского истеблишмента и (с 1939 года) британской разведки. Поэтому такую замену главного врага, с которым борется агент МИ-6 Джеймс Бонд, вполне можно прочесть как знаковую. Как знак того, что Советский Союз перестают считать на Западе претендентом на мировое господство. И концепция мирного существования стран с различным общественно-политическим строем, как официальная доктрина, и вымышленный «Спектр» ведут свою родословную из второй половины 1950-х годов. Причем перестают не в прямолинейных Штатах, а в куда более тонко чувствующей международную повестку Британской империи. Да, тогда еще империи.

У Запада хватает своих, внутренних претендентов на захват мира, вот о чем в основном Бондиана — книги, а потом и фильмы, где от Яна Флеминга остается только персонаж. Во многих из них МИ-6 и КГБ предстают своего рода соперниками-союзниками, ситуативно объединяющимися против мирового зла. Это зло обычно имеет природу механическую, типа космических перехватчиков или тонн взрывчатки под Силиконовой долиной. Но в двух фильмах, между которыми почти 20 лет, мировое зло — это медиа.

Впрочем, в «Завтра не умрет никогда», где главным злодеем является международный телемагнат, последний действует еще при помощи таких крупных материальных объектов, как корабль-невидимка и похищенная ядерная ракета. Телевидение служит ему мощным, но подспорьем. В новом фильме о Бонде «Спектр 007», который появился в российском прокате 5 ноября, тоже конечно не обходится без «железа», но его назначение теперь исключительно в том, чтобы быть носителем «софта», программного обеспечения.

И вот что тут нового. В одной из прежних антиутопий бондианы преступники намеревались уничтожить человечество ядовитым газом, заменив его временно отправленной в космос, послушной им молодежью. То есть сказка в чистом виде. А теперь на экране — почти реализм. Сюжет построен на всеобщем проникновении компьютерных сетей и устройств наблюдения, устанавливаемых как тайно, так и явно, создании обширных баз данных и использовании терроризма как средства давления на правительства.

Интересно, что авторы сценария и режиссер насытили картину куда большим количеством аллюзий на прежние фильмы, чем можно найти в любом из них, включая поздние. Сюжетные ходы, сквозные персонажи, отдельные сцены. Фильмы об агенте 007 всегда имели внутреннюю перекличку, так греющую сердца ценителей, но на сей раз это напоминает своего рода подведение итогов. И дает отблеск реалистичности на все предыдущие эпизоды эпопеи о Бонде.

Как было отмечено выше, Ян Флеминг знал больше обычного писателя. Может быть, и «Спектр» его — не одна лишь фантазия. А вот интересно, как нынешние сценаристы? Может быть, и они что-то знают?

У партнеров

    «Русский репортер»
    №24 (400) 12 ноября 2015
    1,6 на миллион
    Содержание:
    Реклама