«Преступление забыть об этой помощи»

Актуально
Москва, 10.12.2015
«Русский репортер» №26 (402)
Что хорошего было в истории российско-турецких отношений

Alamy/ТАСС

После того как турецкий пилот сбил российский Су-24 Москва ввела против Анкары пакет экономических санкций: под удар уже традиционно попали сельхозпродукты, блокирован туристический поток, вводится визовый режим, заморожен ряд совместных проектов. Много стали говорить и о том, что отношения с Турцией у России всегда были непростые и, более того, что Турция якобы наш всегдашний «исторический враг». «РР» же решил вспомнить попытки сближения двух стран

«Турция – враг №1 для России», шокировал сограждан лидер ЛДПР Владимир Жириновский, а после добавил: «Стамбул уничтожить очень легко, достаточно одну ядерную бомбу в пролив бросить, и его смоет. Это будет такое страшное наводнение, столб воды поднимется на 10-15 метров, и города не будет, а там девять миллионов живет». В причинах кровожадности Жириновского есть личный момент. В юности, во время заграничной стажировки в качестве переводчика, он был арестован в Турции за распространение нагрудных значков. И запомнил на всю жизнь.

Но даже более спокойные наблюдатели отмечают: на российско-турецком счету целых 13 войн. Интересы двух держав с самого начала, со взятия Константинополя войсками Мехмеда II в 1453 году, были заведомо перпендикулярны. Тем не менее, попытки сблизиться, более или менее успешные, тоже были.

«В дружбе и братстве»

Вслед за взятием Константинополя турки выбивают с побережья Крыма греков и генуэзцев, держат там свои гарнизоны, а Крымское ханство становится вассалом оттоманов. Тут проблемы начинаются уже у русских купцов, которых турки стали притеснять в Азове и Кафе, проще говоря — грабить. Справедливости ради надо отметь, что в российских землях грабили турецких и крымских купцов. По меркам XV века вопрос решился быстро, был произведен обмен послами, русские торговцы вновь получили все привилегии, гарантии безопасности и преимущества, туркам разрешили торговать на тех же условиях. Чуть позже султан прислал Василию III письмо с предложением «быть в дружбе и братстве», умерших в Турции купцов избавляют еще и от «зауморщин» — изъятия имущества в случае смерти в пределах империи.

Серьёзным испытанием для дальнейшей торговли и дипломатии стало взятие Иваном Грозным Казани и Астрахани, которые в Турции считали «юртом султана». Тем не менее, торговля продолжалась, султаны время от времени даже предостерегали от набегов на русские земли крымских ханов. Цари же, в свою очередь, удерживали донских казаков от набегов на Азов и земли нагайцев — турецких подданных. На полном серьезе обсуждался союз против «цесаря римского и польского короля, и на чешского, и на французского, и на иных королей, и на всех государей италийских». И этот союз состоялся, но позже.

Вместе против Наполеона

Военные успехи республиканской Франции в Италии и поход Наполеона в Египет способствовали сближению Турции с Англией и с Россией. Первый русско-турецкий союзный договор был оформлен в 1798 году. В своей секретной части он содержал два довольно примечательных пассажа. Во-первых, предусматривалась полная и «исключительная» свобода перемещения русского военного флота из Чёрного моря в Средиземное и обратно, «для всех же других наций вход в Чёрное море будет закрыт». Во-вторых, Россия обязывалась помочь союзнику в случае нападения, а покрыть военные расходы должна была сама Турция.

Повторный договор заключили в 1805 году. Даже в раках антифранцузской широкой коалиции, куда входили также Англия и Австрия, турки должны были все свои действия дополнительно согласовывать с Россией. Кроме того, они обязывались сохранить права самоуправления, которыми пользовались христианские подданные Турции в прибрежных областях Албании, сопредельных Ионическому архипелагу.

Союз был недолговечен. Слишком союзники боялись Франции и слишком подозревали друг друга в сепаратных соглашениях с противником, вовсе не беспочвенно — с обеих сторон. Блестящая же игра французских дипломатов — Талейрана и, главным образом, представителя Парижа в Константинополе генерала Ораса Себастьяни — окончательно расстроила союз и спровоцировала очередную русско-турецкую войну.

Отец и большевики

«Победа новой Турции над интервентами была бы сопряжена с несравненно большими жертвами или даже совсем невозможна, если бы не поддержка России. Она помогла Турции и морально, и материально. И было бы преступлением, если бы наша нация забыла об этой помощи», — говорил на заседании Великого национального собрания Турции Мустафа Кемаль Ататюрк, «отец» современной турецкой нации.

20-30-е годы XX века — пик отношений между странами. После целой череды поражений в конце Первой мировой последний султан Османской империи Мехмед VI

заключил перемирие со странами Антанты, а фактически — подписал позорную капитуляцию. Группа молодых офицеров во главе с бывшим инспектором 9-й армии Мустафой Кемалем отказывается признавать султана и создает собственное «альтернативное» правительство. Офицеры были националистами, но националистами прогрессивными, светскими и даже с интересом к модным социалистическим теориям.

Естественным их союзником оказалась Советская республика.

Цена ответа zzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzaktualno3_karta.jpg
Цена ответа

Новую турецкую армию помогали создавать советские специалисты: один из первых военачальников Михаил Фрунзе, родоначальник ГРУ Семен Аралов, чекист Яков Блюмкин. Кстати, скульптурные фигуры Аралова и Ворошилова в компании с самим Ататюрком были увековечены на площади Таксим в Стамбуле. В 1921 году был подписан «Договор о дружбе и братстве между РСФСР и Турцией». Одновременно были урегулированы спорные территориальные вопросы. Турки отказались в пользу Грузии от суверенитета над Батуми, в ответ были уступлены районы Карса, Ардагана и Артвина.

На смену «военному сотрудничеству» пришло мирное: ширился товарооборот, обмен технологиями. Любопытно, что первые в стране текстильные комбинаты в Кайсери и Назилли были пущены при технической поддержке Советов, после падения которых в 1990-е именно Турция «завалила» отечественные прилавки дешевым текстилем.

Охлаждение отношений наметилось к концу 1930-х и еще больше усугубилось после смерти Ататюрка. И все-таки во время Второй мировой Турция сохраняла нейтралитет, хотя в Берлине предпринимали максимум усилий, чтобы та выступила против Союза: удар с юга, в мягкое нефтяное подбрюшье, мог стать смертельным. После войны ослабленному Советскому Союзу было уже не до Турции. Его место прочно заняли США, и в 1952 году Турция вошла в НАТО.

Цена ответа

Новости партнеров

    Реклама